ogbors

Categories:

О неуважении к власти и фейковых новостях...

Новость № 1: президент России Владимир Путин, пожертвовал личные средства, на создание главной иконы для Храма вооружённых сил, который будет построен в парке «Патриот».

Новость № 2: Совет Федерации одобрил законы о наказаниях, за неуважении к власти и публикацию фейковых новостей.

А теперь, немного истории. Только факты — и ничего кроме фактов...

В 1917 году, к власти в России пришли большевики — во главе с Владимиром Ильичём Ульяновым (по кличке Ленин), правой рукой и главным помощником которого, был Лейба Давидович Бронштейн (по кличке Лев Троцкий).

Они ввели законы, которые предельно жёстко карали за неуважение к власти и за публикацию новостей, которые по мнению власти были фейковыми.

Власть большевиков была разумеется незаконной, они дорвались к рулю путём вооружённого переворота, никакой популярностью в народе эти люди не пользовались — и ИМЕННО ПОЭТОМУ, законы о неуважении к ИХ власти и о новостях, которые ЭТОЙ ВЛАСТЬЮ считались фейковыми, были столь беспощадными. Это общее свойство всех незаконных диктатур на планете: чем менее законным способом дорываются диктаторы до власти, чем менее устойчиво они себя чувствуют, чем больше грехов они за собой знают — тем сильнее, беспощаднее преследует тех, кто смеет их критиковать (на языке диктаторов это называется «не уважать») и распространять правдивую информацию («фейковые новости» — по понятиям преступников).

Тем не менее, на первых порах, людям недалёким могло показаться, что большевики поступили абсолютно верно и достигли полного успеха...

Однако уже в 1921 году, именно тогда, когда белогвардейцы были разгромлены на всех фронтах, а интервенты ушли — под властью большевиков словно вулкан разверзся. Именно 1921 год, по признанию Ленина и Троцкого, оказался самым тяжёлым. По всей стране заполыхали восстания — включая такие мощные как Тамбовское и Кронштадтское.

Почему?

А потому что когда котёл закрыт наглухо и пару нет ни малейшего выхода — рано или поздно происходит взрыв.

Как говорят на Востоке: Хоть сто раз скажи слово «халва» — во рту слаще не станет.

Большевики могли сколько угодно затыкать рот всем недовольным и сколько угодно могли объявлять буржуазной клеветой (в современной терминологии «фейками») правдивую информацию о плачевном состоянии экономики — от этого обстановка ничуть не улучшалась. Даже как раз наоборот: замалчиваемые проблемы, разрастались как снежный ком.

И в конце концов, наступил вполне закономерный финал: доведённый до отчаяния народ, с которым власть не желала говорить на нормальном русском языке — заговорил с властью по-плохому, с помощью пушек и пулемётов.

Вот тогда дошло даже до отмороженных большевиков — которым пришлось отступить, сильно отыграть назад и ввести в стране НЭП («новую экономическую политику» — то бишь капитализм с некоторыми ограничениями). Удар по башке — оказался намного эффективнее словесных доводов...

А в 1923 году Ульянов тяжело заболел.

И сразу же стая товарищей начала ожесточённую грызню между собой. В результате чего, любимчик Ульянова Лейба Бронштейн, был ошельмован и выслан в Алма-Ату, а потом и вовсе за границу. Впоследствии добрые товарищи по партии истребили всю его семью, а самого Лейбу достали и за бугром, в далёкой Мексике, где ему проломили голову ледорубом (да-да тем самым, который демонстрируется на фото ниже, в присутствии сотрудников мексиканской полиции)...

А что же народ?.. Ну тот самый, который, хотя бы в некоторой степени, восхищался таким пламенным «трибуном революции», каковым был, по представлению некоторых, Лев Троцкий?.. Как же всё это восприняло общественное мнение огромной страны — в которой, между прочим, целых три города были названы в честь Лейбы (ну например город Гатчина, в Ленинградской области, одно время называлась Троцк)?..

А народ вынужден был помалкивать в тряпочку (может быть ограничиваясь кухонными разговорами и неодобрительным покачиванием головами).

Потому что никем иным как самим же Лейбой, вкупе с его дорогим учителем и наставником Лениным, были приняты драконовские законы, зверски каравшие за неуважение к власти (какие бы корки эта власть ни мочила) и за распространение фейковых новостей (сколь бы правдивыми на самом деле, эти новости ни были)...

Но кто же сожрал всемогущего Лейбу?..

А вот они, перед вами на фото — Алексей Иванович Рыков (был женат на Нине Маршак, которая ради него бросила первого мужа — Иосифа Пятницкого); Николай Иванович Бухарин (первым браком был женат на собственной двоюродной сестре, вторым — на Эсфири Исаевне Гурвич, а третьим — на Анне Ихил-Михловне Лурье, которая взяла себе псевдоним Анна Ларина); и Михаил Павлович Ефремов (более известный под кличкой Томский).

Вот эти три гаврика одно время спелись и почувствовали себя на коне (впоследствии эту тройку стали обзывать «правой оппозицией»). Именно они, главным образом, принимали решение о высылке Троцкого в Алма-Ату (надеясь что он там помрёт в далёкой азиатской глуши, всеми покинутый и забытый).

Вот что говорил Томский, обращаясь публично, в ноябре 1927 года, к тем сотоварищам по партии, которых считал своими конкурентами (и которых на тот момент обзывали «левой оппозицией»): 

Оппозиция очень широко распространяет слухи о репрессиях, об ожидаемых тюрьмах, о Соловках и так далее. Мы на это скажем нервным людям: Если вы и теперь не успокоитесь, когда мы вас вывели из партии, то теперь мы говорим: нишкните, мы просто вежливо попросим вас присесть, ибо вам стоять неудобно. Если вы попытаетесь выйти теперь на фабрики и заводы, то мы скажем «присядьте, пожалуйста» (Бурные аплодисменты), ибо, товарищи, в обстановке диктатуры пролетариата может быть и две и четыре партии, но только при одном условии: одна партия будет у власти, а все остальные в тюрьме! (В зале опять бурные аплодисменты)...

Рыков реально метил в лидеры государства. Вот ниже перед вами на фото — Рыков на обложке влиятельного западного журнала «Тайм», от 14 июля 1924 года.

Увы, пока «правая оппозиция» торжествовала победу над «левой» — за спинами у тех и у других, потихоньку укреплял свои позиции невзрачный рябой Сосо Джугашвили (погоняло Коба — впоследствии заменённое на кличку Сталин), которого никто и всерьёз-то поначалу не воспринимал.

И который прихлопнул тех и других грызущихся между собой товарищей, медным тазом.

Рыкова законопатили в Лубянскую тюрьму — где сломали и заставили каяться. В качестве одного из главных обвиняемых, Рыков был привлечён к открытому «Третьему московскому процессу», по делу «Правотроцкистского антисоветского блока». В последнем слове заявил: «Я хочу чтобы те, кто ещё не разоблачён и не разоружился, чтобы они немедленно и открыто это сделали… помочь правительству разоблачить и ликвидировать остатки охвостья контрреволюционной организации»

Несмотря на полнейшее раскаяние —  был расстрелян 15 марта 1938 года на «Коммунарском полигоне» (да-да, в окрестностях того самого почти элитного посёлка Коммунарка, который находится ныне в пределах «Новой Москвы»). Жену Рыкова тоже расстреляли (а вот нефиг было бросать первого мужа, ради могущественного партфункционера, который метил в президенты Советского Союза); а его дочь провела 18 лет в лагерях и в ссылке...

Бухарин тоже был расстрелян в марте 1938 года — и тоже на «полигоне» в Коммунарке. В тюрьме тоже сломался и каялся, давал нужные показания.

Его первая жена (и одновременно двоюродная сестра) была арестована и впоследствии расстреляна. Вторая жена, вместе с дочерью, поспешила откреститься от бывшего мужа — но тем не менее была брошена в лагеря (дочь тоже). Третья жена прошла через кучу лагерей, но тем не менее выжила,  впоследствии написала книгу воспоминаний, добилась посмертной реабилитации мужа. Умерла аж в 1996 году...

Томский раньше других подельников понял, к чему дело клонится. Поэтому 22 августа 1936 года, застрелился на своей даче в посёлке Болшево.

Его жена была осуждена на 10 лет лагерей, умерла в Сибири. Старший и средний сыновья — были расстреляны. Младший был осужден на 10 лет тюрьмы и 9 лет ссылки...

Ну а что жде народ великой страны?.. Что же общественное мнение необъятного Советского Союза?..

Да кого интересовало мнение народа в стране, управляемой беспощадным диктатором — который оградил себя от любой критики законами, зверски каравшими за неуважение к власти и за распространение фейковых новостей?..

Нужно ли кому-то пояснять, что к неуважению автоматически приравнивалось любое, самое малейшее неодобрение — а фейком обзывалось всё, что не нравилось лично диктатору?..

А потом наступил 1941 год.

Гитлеровская Германия довольно долго готовилась к нападению на Советский Союз. Скрыть полностью подготовку к войне ТАКОГО масштаба — абсолютно нереально. О грядущем нападении Германии на СССР, писали не только газеты враждебных Германии государств — но даже и пресса некоторых германских сателлитов (например вишистской Франции). О грядущем нападении сообщала советская разведка — и перебежчики. Да и сама логика, сам здравый смысл — подсказывали, что следует ожидать нападения. О котором щебетали буквально все воробьи на деревьях.

Но Великий и Непогрешимый вождь заявил, что в 1941 году Германия на СССР не нападёт. А кто мог подвергать сомнению слова Великого и Непогрешимого?.. Кто мог посметь неуважать власть до такой степени?!..

Разумеется любые вести о грядущем нападении — трактовались как фейковые (в тогдашней терминологии — «провокационные»).

Вот поэтому, на начальном этапе войны, Советский Союз потерпел несколько кошмарных поражений. Были потеряны громадные территории. Посмотрите сами по карте: где находится Германия — и где находится Волгоград (бывший Сталинград), до которого дошли немцы. Посмотрите на каком расстоянии от германии находится Эльбрус — над которым гитлеровцы подняли свой флаг.

До сих пор идут споры о том, сколько МИЛЛИОНОВ людей было потеряно в той войне. В миллионах сойтись не могут!..

Это не говоря уж о жутких материальных потерях, о стёртых с лица земли городах и сёлах, заводах и фабриках, жилых домах и учебных заведениях, дорогах и электростанциях, шахтах и нефтепромыслах, мостах и рудниках...

И всё это произошло в первую очередь именно потому, что нельзя было накануне войны говорить правду — потому что любая неугодная правда, трактовалась как неуважение к власти и как фейковая (провокационная) новость.

Сегодня наше государство пытается делать ставку на патриотизм. Они пытаются сделать как бы новую идеологию из культа победы в Великой Отечественной войне (это поветрие критики уже окрестили «победобесием»). Постоянно открываются какие-то новые музейно-патриотические комплексы, посвящённые той войне.

И при этом тщательно замалчивается тот факт, что именно в ту войну, немцы (которые были не такими уж и сильными) добились таких успехов в войне с Россией (не такой уж и слабой), каких не добивались никогда, за всю свою историю.

А уж цена нашей победы была такова, что на День Победы впору не маршировать и бахвалиться — а плакать по истреблённому поколению.

И всё это — повторяю ещё раз — стало возможным только потому, что сумасшедшему диктатору (который мало чем отличался по своим моральным качествам от Гитлера) просто невозможно было ничего объяснить. Потому что любой, кто смел спорить со Сталиным — воспринимался как враг, не проявляющий должного уважения. А любой кто приносил нелюбезную диктатору новость — рассматривался как фейкомёт (провокатор)...

Если будете в Санкт-Петербурге, зайдите на пискарёвское кладбище (у меня о нём есть фоторепортаж: https://ogbors.livejournal.com/707795.html ) посмотрите на громадные могилы, в которых лежит неисчислимое количество людей, умерших от голода, а также от бомбёжек и артобстрелов (вот на фото ниже вы можете увидеть приблизительные размеры таких братских могил). Все эти люди остались бы живы — если бы в ту эпоху власть не затыкала рот людям, которые говорили правду, если бы таких людей не обвиняли в неуважении к власти и в фейкомётстве.

Сопоставьте потери Советского Союза, с потерями В ТОЙ ЖЕ ВОЙНЕ Соединённых Штатов Америки, которые стали после Второй Мировой войны фактически хозяевами мира, потеряв 405 399 человек, из которых боевые потери составили 291 557 человек — всех до одного похороненных на родине, в Соединённых Штатах.

Вот вам разница между государством, в котором людям затыкают рот — и свободной страной, в которой никому не запрещено говорить и писать правду, даже если эта правда кому-то там и не нравится...

Ну а после победы (достигнутой неимоверными жертвами, при немалой помощи тех же Соединённых Штатов), Сталин быстренько сбагрил маршала Жукова на Урал, а маршала Рокоссовского — в Польшу.

Мог бы и вообще уничтожить этих людей, которые спасли его рябую шкуру от немецкого крематория — но была у него опаска, что могут ещё понадобиться эти талантливые полководцы, если придётся махаться с американцами. Всё же война кое-чему научила диктатора.

Празднование Дня Победы было запрещено (да-да мои дорогие — при Сталине День Победы не был праздником), а то как бы русские не почувствовали слишком большой гордости за свою победу...

И напоследок, чтобы совсем уж прижать к ногтю всех потенциально недовольных — Сталин инициировал «дело врачей» (дабы зажать рот евреям) и «ленинградское дело» (дабы зажать рот русским). Украинцев и прибалтов просто давили военной силой и массовыми высылками (чеченцев и некоторые другие народы, выслали ещё раньше). А больше никто и не смел трепыхнуться...

То есть, довольно быстро после победы — в стране опять установилась железобетонная тишина. Никто не смел выказывать неуважение к власти. Никто не смел распространять фейковые новости...

И именно поэтому, никто не шелохнулся, когда 5 марта 1953 года, уже сам Джугашвили, был убит своими соратниками — возглавляемыми Лаврентием Павловичем Берия.

То есть, было конечно немало людей, которые искренне плакали по Сталину.

Но во-первых, эти люди банально не знали о самом факте убийства Сталина. Кто бы посмел в то время распространять такую фейковую новость — будь она хоть тысячу раз правдой?!

А во-вторых, даже если бы и знали, даже если кто-то что-то там и подозревал — ну и что из того? Кто бы осмелился оказать неуважение новой власти в лице Лаврентия Павловича? Кто бы посмел озвучить такую фейковую новость?..

Спустя считаные месяцы — уже самого Берию поволокли на подвал, обвинив в самых диких грехах и прегрешениях.

Например — его обвинили в работе на 11 иностранных разведок сразу, и в совращении баснословного количества женщин.

Понятно, что всё это было полнейшей ерундой. В ту эпоху когда в мире было всего ДВЕ политические системы, незачем было работать хотя бы на три разведки сразу. Тот кто работал на британцев, или на голландцев — автоматически работал на американцев (даже если никогда в жизни не контактировал с ЦРУ). А тот кто работал на поляков, или чехословаков — автоматически работал на СССР (даже если отродясь не контактировал ни с кем из КГБ). Не говоря уж о том, что работа на 11 разведок сразу — это удел супергения, простому смертному подобное просто не под силу.

Зачем всесильному министру (а затем и вовсе главе государства), который мог удовлетворить любую прихоть и заплатить любую цену — насиловать женщин, да ещё в ту эпоху, когда мужчин катастрофически не хватало после войны и бабы кидались даже на инвалидов?..

Все эти обвинения, подчеркну, выдвигались по адресу человека, который создавал ядерный щит СССР, обеспечивший стране неприкосновенность со стороны внешних врагов — и уже поэтому, априори, не мог быть ничьим агентом.

Тем не менее, Лаврентий Берия был расстрелян в бункере штаба Московского военного округа — практически без суда и следствия. Были расстреляны (либо осуждены на большие лагерные сроки) и те, кого причислили к его друзьям-соратникам. Родственники Берии подверглись высылке в Сибирь.

Понятно, что сомневаться в законности свержения и расстрела этого человека — никто в стране не посмел. Народ безмолвствовал. Ибо, хотя даже не совсем ясно было поначалу, кто ж там теперь новый хозяин — тем не менее людям уже вбили в головы мысль о том, что власть надо уважать. В смысле — любую. И нельзя распространять фейковые новости. В смысле — нельзя говорить что-либо такое, что может прийтись не по вкусу власть имущим небожителям.

Понятно что в любом мало-мальски нормальном государстве, населённом мало-мальски свободными людьми — бессудная казнь по абсурдным обвинениям, свергнутого заговорщиками главы государства, вызвала бы народное возмущение. Где-нибудь во Франции, или в Великобритании, Берию не посмели бы казнить (но и он не посмел бы убить предыдущего главу государства).

Но Советский Союз не был нормальным государством, населённым свободными людьми. Это была диктатура, на территории которой властвовали законы, беспощадно каравшие за неуважение к власти и за распространение фейковых новостей...

А кто же были те люди, которые уконтропупили Берию?

В первую очередь это были два человека: Георгий Максимилианович Маленков...

И Николай Александрович Булганин,

Привлёкшие на свою сторону маршала Жукова.

Где-то там за спинами у них, маячили такие партийные товарищи второго порядка, как Никита Сергеевич Хрущёв,

и Лазарь Моисеевич Каганович (в честь которого называлось московское метро — а вовсе не в честь Ленина).

Но разумеется, как только главный противник был устранён, дорогие товарищи начали большую подковёрную борьбу друг против друга.

Кульминацией этой борьбы, стали события в июне 1957 года, когда Маленков, Каганович, а также примкнувшие к ним Молотов и Шепилов, сделали решительную попытку отодвинуть от власти остальных конкурентов — в особенности Хрущёва.

Однако Хрущёв заручился поддержкой Жукова (а также КГБ) — и наоборот, выкинул на мороз своих соперников, которых с тех пор окрестили в советской историографии «антипартийной группой».

А затем, почувствовав себя уверенно, в том же самом 1957 году, Никита Хрущёв вышвырнул в отставку и маршала Жукова — которому был обязан победой над противниками, а может быть и самой жизнью.

Так Никита Хрущёв стал единовластным хозяином страны — а маршал Жуков подтвердил свою репутацию хорошего полководца, но никудышного политика, всю жизнь таскавшего каштаны из огня для других...

Хрущёв немало накуролесил. Например — он вернул из ссылки многие народы, в том числе чеченцев. Он подарил Крым Украине. Он распахал Целину — бессистемно и безумно (в отличие от того же Сталина — при котором целина распахивалась осторожно, постепенно, поэтапно, с учётом климатических и иных особенностей). Он устроил «Карибский кризис», разместив советские ракеты на Кубе и поставив мир на грань третьей мировой войны...

И иногда действия Хрущёва вызывали возмущение народа (всё-таки на дворе стояла уже вторая половина ХХ века — и безумные действия явного дурака, доводили до открытых протестов). Но в таких случаях, протестующих давили беспощадно. Как например в Новочеркасске, 1-2 июня 1962 года.

Ибо диктатура оставалась диктатурой — и не могло быть даже речи о неуважении к власти (то есть, о каких-либо претензиях к власть имущим), и о распространении фейковых новостей (то есть, о свободе слова)...

А затем наступило 14 октября 1964 года, когда дорогого Никиту Сергеевича, постаревшего и на какой-то момент утратившего хватку — сбросили с трона другие претенденты на власть.

Во главе страны встал Леонид Ильич Брежнев.

Брежнев предложил главе КГБ Владимиру Ефимовичу Семичастному (ниже на фото) уничтожить Хрущёва, устроив тому автомобильную аварию, крушение самолёта, отравление — либо вообще прямой арест с последующим обвинением в чём угодно.

Но Семичастный оказался на удивление умным и дальновидным человеком, который ответил Брежневу, что подробности такого уничтожения, рано или поздно станут известны — и это сыграет против имиджа самого Брежнева. Поэтому нет никакого смысла уничтожать пожилого и не пользующегося популярностью в народе человека, который и сам рано или поздно помрёт своей смертью...

Кстати, Семичастный всё же немного ошибался насчёт непопулярности Хрущёва. Была в СССР некоторая прослойка граждан, которые относились к Хрущёву хорошо. Это многие из тех, кто благодаря Хрущёву был освобождён из лагерей, равно как и представители народностей, возвращённых Хрущёвым из мест высылки.

Но тем не менее, никаких попыток протестовать против смещения Хрущёва, никто не предпринял — ибо все помнили о том, что власть надо уважать (ну хотя бы на словах, притворно) и нельзя распространять фейковые новости (ну хотя бы вслух, в людных местах)...

А потом советская власть, под руководством впадавшего постепенно в маразм Брежнева, начала всё сильнее и сильнее загнивать. К тому моменту когда Брежнев помер (ну то есть ближе к середине восьмидесятых) в стране практически не осталось людей, которые верили бы в коммунистическую идею, которые всерьёз бы воспринимали (да и вообще читали хоть раз в жизни) какие-то труды Маркса, или Ленина. Экономика всё сильнее и сильнее подсаживалась на нефтедолларовую иглу. Сельское хозяйство, в котором господствовала совершенно непродуктивная колхозно-совхозная система, всё сильнее и сильнее деградировало. Соответственно — Советский Союз всё сильнее и сильнее попадал в продовольственную зависимость от стран Запада. Везде господствовало лицемерие, бал правил маразм. Набирала силу тотальная коррупция...

Со смертью Брежнева ничего не изменилось, потому что на его место приходили такие же больные, полоумные старики — типа Андропова, или Черненко.

И не было никакой возможности что-то объяснить советскому руководству.

Хотя некоторые диссиденты пытались что-то сделать, писали письма в ЦК, в чём-то там кого-то пытались убедить, что-то кому-то пытались разъяснить...

А их за это кидали в психушки (оно и понятно: в глазах идиотов и маразматиков, умный человек всегда выглядит ненормальным), в лагеря, в тюрьмы, либо высылали из страны (делая подарок, как загранице, так и самим высылаемым).

Сегодня порой говорят: Вот если бы Советский Союз в своё время пошёл по пути Китая и начал бы вот такие-то и такие-то реформы...

Драгоценные мои! Для того чтобы начинать реформы — надо чётко осознать, что в этих реформах есть реальная надобность. То есть — надо уразуметь, что с государством что-то сильно не так, а потому оно нуждается в кардинальных переменах. Это не говоря уж о том, что надо хоть немного понимать — о каких именно переменах идёт речь.

Между тем я не представляю себе, как можно было что-то объяснить и доказать тем маразматикам, которые управляли поздним СССР.

Они ведь любую критику воспринимали как кровную обиду, как неуважение к власти — за которое нужно обязательно наказать. И любую констатацию фактов о плачевном состоянии экономики — воспринимали как клевету, как распространение фейковых новостей. то есть — как заведомое преступление...

И в конце концов, сгнившая осина рухнула. Советский Союз обрушился с треском.

Это произошло вовсе не в результате чьего-то вооружённого нападения. И не в результате высокоэффективной деятельности каких-то там грозных диссидентов. Нет! СССР прекратил своё существование тогда, когда три высокопоставленных коммуниста, с безупречным многолетним партийным стажем, Борис Николаевич Ельцин, Станислав Станиславович Шушкевич, и Леонид Макарович Кравчук, собравшись на пикник в Беловежской Пуще, между третьим и четвёртым стаканом, решили — всё, прикрываем лавочку...

Давайте представим себе, что губернаторы трёх крупнейших американских штатов (ну допустим Калифорнии, Техаса и Нью-Йорка) собрались втихаря на каком-нибудь ранчо и постановили: так — распускаем нафиг Соединённые Штаты Америки!..

Не сомневаюсь, что за этими людьми тут же выехали (вылетели) бы наперегонки крепкие парни — из ФБР, из полиции, из армейского спецназа, и ещё из каких-нибудь спецслужб. Но они скорее всего опоздали бы — потому что предателей к моменту приезда силовиков, уже постреляли бы нафиг сами местные жители (которые имеют возможность свободно покупать практически любое оружие).

А что было в СССР?

А ничего не было! Ни одна собака хвостом не вильнула по этому поводу.

Почему?

А потому что людям с молоком матери вбивали в головы на протяжении целых поколений мысль о том, что неуважение к власти (пусть даже этой власти пять минут от роду) абсолютно недопустимо. И любое распространение фейковых новостей (то есть — таких новостей, которые неугодны властям) — смертельно опасно.

Кто там кого сгрёб и отлюбил — не имеет значения. Раз победил — значит всё, хозяин. Которого надо любить и уважать.

А проигравший... Да какая разница, что там с ним?! Может быть его убили, может быть посадили, может быть за яйца его подвесили — ну и что? Проиграл — значит всё, уже не человек!

И вообще — мы люди маленькие, тёмные, наше дело сторона...

Забавно было наблюдать как потом, когда поезд ушёл, коммунисты принялись голосить на всех перекрёстках: «Народ — подымайся!»; «Народ — проснись!»; «Иван очнись — тебя грабят!»; «Люди — прозрейте же наконец!..»

А люди только посмеивались или хмурились, почёсывая пузо и с недоумением глядя на тех, кто всю жизнь, на протяжении целых поколений, приучал людей к молчанию и покорности — а теперь, потеряв власть, начал взывать к тем же людям, с призывами выходить на баррикады...

И потом, когда в 1993 году, правительство Ельцина окончательно раздавило любые ростки оппозиционной деятельности, публично расстреляв Верховный Совет из танков, кое-кто со слезами на глазах обвинял в склонности к рабству народ, который не пришёл в массе своей к Верховному Совету и не защитил грудью своей проигравших.

Но какие могут быть упрёки по адресу тех, кого столько лет ломали, кому с такой беспощадностью внушали мысль о недопустимости малейшего протеста?..

И вот сейчас опять принят закон о наказании за неуважение к власти и публикацию фейковых новостей. Согласно Библии — псы вернулись на свою блевотину, и вымытые свиньи опять принялись валяться в грязи.

Конечно, у нас в России никогда и не было полной свободы слова. Те кто говорил правду - всегда рисковали своей жизнью и свободой. Их и раньше сажали под любыми надуманными предлогами. Или убивали.

Но если раньше власть хоть чуть-чуть маскировалась и пробовала играть в какие-то приличия, то теперь ясно и чётко объявлено, что в России преступлением является неуважение к власти и распространение фейковых новостей. То есть, попросту говоря, преступлением объявлена свобода слова.

Недаром в последнее время вошла в обиход поговорка о том, что «когда пацаны перестали играть в приличия — мир увидел много нового».

Хотя нет — нового как раз мир не увидел ничего. Это просто возврат к старому.

То есть, круг замкнулся и мы вновь вернулись к тому, что власть смертельно ненавидит свой народ — и панически его боится.

Но вместе с тем, вы вернулись и к тому, что теперь «там наверху», возможно буквально всё что угодно, в любых вариантах и коллизиях. Вплоть до того, что буквально завтра нам могут объявить о том, что дорогой и многоуважаемый Владимир Владимирович, изволил улететь на луну, с визитом дружбы к инопланетянам. Прихватив с собой своих верных соратников Шойгу и Лаврова. А вместо себя оставил (сугубо временно разумеется, только до своего возвращения) глубокоуважаемого сенатора Клишаса — который однако, через два часа после этого назначения, бросился вниз с пятнадцатого этажа, от неразделённой любви к Наталье Поклонской, — не забыв закрыть за собой окно на шпингалет. Поэтому временно исполняющим обязанности президента, был объявлен многоуважаемый депутат Милонов — который однако, не вынеся разлуки с дорогим Владимиром Владимировичем, перешёл в ислам и повесился на собственном галстуке, не забыв предварительно засунуть себе паяльник в задницу и связать руки за спиной. Поэтому сейчас обязанности президента временно исполняет господин Арашуков — ранее невинно репрессированный, но уже полностью реабилитированный и объявивший джихад Барбадосу. А у Поклонской, узнавшей о поступке Клишаса — замироточили сразу три бюста...

А что — эта версия чем-то хуже тех одиннадцати империалистических разведок, на которые работал Берия — или тех многих сотен женщин, которых Лаврентий Павлыч перенасиловал?

Или существуют громадные различия между степенью интеллектуального развития Милонова и Хрущёва?..

Хорошо конечно, что президент Владимир Путин, на собственные деньги купил главную икону для Храма вооружённых сил, который будет построен в парке «Патриот».

Я понимаю — все мы под Богом ходим и политики тоже смертные люди, которым необходимо Бога почитать.

Но... Мозги ведь тоже Богом даются — разве не так?

И, если руководствоваться здравым смыслом (который тоже Богом нам послан), то самой надёжной защитой любого политика, является опора на свободный народ и свободную прессу. Что доказано на примере наиболее развитых стран.

А вот в наименее развитых странах, где народ забит и свободой слова даже не пахнет — там с политиками нередко происходят разные трагические случайности. Как например в Боливии, где за 180 лет произошло 200 государственных переворотов — вплоть до того что был такой прекрасный день, когда в течение одного дня, разные генералы ТРИЖДЫ свергали друг друга. И только сейчас, когда появилась хоть какая-то свобода слова — соответственно, появились признаки некоторой стабильности.

То есть, свобода слова, нужна не столько мне, автору этих слов, и не столько наивным пацанам, которые вышли на митинг 10 марта на проспекте Сахарова в защиту свободного интернета — сколько тем, кому есть что терять. Ну например Владимиру Владимировичу Путину. Или сенатору Клишасу.

От того что они этого не понимают — ничего не меняется. 

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.