Олег Боровских (ogbors) wrote,
Олег Боровских
ogbors

Categories:

МАСОНЫ. Тридцать девятая часть. Зарождение сионизма.



В предыдущей части мы с вами остановились на том, что во главе России встал новый император, само воцарение которого, сопровождалось нехорошими предзнаменованиями.

А что же в это время происходило в остальном мире - в контексте главной темы нашего повествования?..



Вверху, на заглавной картинке, вы видите портрет Исаака Адольфа Кремьё - французского государственного деятеля, министра юстиции и депутата. При всём том - видного масона.
Этот человек родился в абсолютно НЕрелигиозной, атеистической семье, получил чисто светское образование, активно участвовал в политической жизни Франции, блистал красноречием, публично выступал в защиту тех или иных преследуемых (а власть во Франции неоднократно менялась - и соответственно, преследователи и преследуемые не раз менялись местами).
Например, в 1819 году он вступился за трёх молодых людей, которых обвиняли в пении "Марсельезы" (французского революционного гимна). Невзирая на протесты председателя суда, он сам продекламировал текст "Марсельезы" (дабы доказать что в нём нет ничего преступного), вызвав бешеный восторг у присутствующих. Суд превратился в митинг. Растерянные судьи, вынуждены были оправдать обвиняемых...
В общем - Кремьё стал известным и популярным борцом за правду, совестью Франции, символом либеральной оппозиции, и всё такое прочее...

И вот, сделав себе имя и заработав имиджево-политический капитал, Кремьё начал постепенно "менять вектор" своей деятельности. С течением времени, он стал главным публичным защитником евреев - в том числе и за пределами Франции - когда они подвергались тем или иным преследованиям (неважно - справедливым, или нет). В его лице, недоброжелатели тех или иных евреев, сталкивались не с бородатым раввином, а с государственным деятелем Франции, за спиной которого маячила тень французской государственной машины.

А это портрет сэра Мозеса (Моше) Хаима Монтефиоре.


Монтефиоре родился в Италии, в еврейской религиозной семье. Окончив школу, некоторое время служил в оптовой компании по торговле бакалейными товарами. Впоследствии переехал в Лондон, где успешно занимался биржевой деятельностью, в результате чего стал одним из двенадцати "еврейских маклеров" лондонского Сити.
Совместно с братом Абрахамом, основал банкирский дом, быстро завоевавший хорошую репутацию.

Во время наполеоновских войн, в 1809 году, Монтефиоре вступил добровольцем в национальную гвардию, где за 4 года дослужился до капитана.
В 1812 году он женился на Юдит Коэн, дочери Леви Барента Коэна. Её сестра, Ханна, вышла замуж за Натана Ротшильда, которому фирма Монтефиоре оказывала маклерские услуги. Таким образом, Монтефиоре породнился с Ротшильдами.

Монтефиоре приобрёл крупное состояние и широкую известность, создав первое в Англии общество по страхованию жизни (при поддержке Натана Ротшильда) и основав первую в Европе компанию по освещению улиц газовыми фонарями.

Влияние и престиж Монтефиоре в Англии значительно возросли, благодаря его роли в борьбе за отмену рабства в британских колониях. В 1835 году, совместно с Ротшильдами, он предоставил английскому правительству большой займ для компенсации убытков владельцам плантаций, в связи с упразднением рабства.

В 1837 году он был избран шерифом Лондона и графства Мидлсекс, где фактически отменил смертную казнь и стал первым евреем, удостоенным членства в Лондонском королевском обществе, был возведён королевой Викторией в рыцарское звание. В 1846 году ему был пожалован титул баронета, а в 1847 году он был избран шерифом графства Кент.
Деятельность Монтефиоре и его личные качества, завоевали ему всеобщее уважение в Англии и за её пределами. Он пользовался поддержкой британского правительства и расположением королевы Виктории.

И вот тогда, когда Монтефиоре сделал себе имя в Англии и стал в доску своим - он, постепенно и как бы совсем даже незаметно, переместил поле своей деятельности на повсеместную защиту прав еврейства.

Например, он вложил крупные средства в улучшение школьного образования среди евреев, основал больницу и общество помощи бедным еврейским невестам, при этом передал еврейской общине Лондона 13 домов.
Монтефиоре активно участвовал в борьбе евреев за право быть избранными в парламент и назначаться на общественные должности, без принятия присяги "по истинной христианской вере".
Нередко он жертвовал крупные суммы целым еврейским общинам, находившимся в бедственном положении (например, в 1859 году общине Марокко; в 1872 году общине Персии)...

В 1840 году, в Дамаске (сейчас - столица Сирии; тогда - территория Османской империи, населённая преимущественно арабами, среди которых некоторую часть составляют Христиане) группу евреев обвинили в ритуальном человеческом жертвоприношении.

15 февраля 1840 года там бесследно исчезли: монах-капуцин с острова Сардиния, отец Тома, и его слуга-грек Ибрагим Амара.
Прошёл слух, что пропавшие убиты евреями, с целью использования их крови для выпечки мацы.
Губернатор Дамаска потребовал от евреев найти пропавших в течение трёх дней.
Несколько евреев было арестовано. Двое из них них умерли под пытками, один (Моше Абулафия) перешёл в ислам, а еврейский парикмахер Соломон Негрин, признался в убийстве и дал показания против других евреев (впрочем - под пытками...).
Власти Дамаска объявили об этом признании. Было объявлено и о том, что обнаружены останки жертв. И всё это является бесспорным доказательством вины евреев в двойном убийстве.
Последовала новая серия арестов и жестоких пыток.
Дошло до того, что 63 еврейских ребёнка были взяты в заложники, с целью выпытать у их родителей место, где спрятана кровь жертв.

Как результат - по всему Ближнему Востоку начались жестокие еврейские погромы. На евреев обрушились одновременно - и Христиане, и мусульмане.
Многочисленная Христианская похоронная процессия, посвящённая отцу Тома, прошла по улицам Дамаска.
На могильной плите было выбито: "…убит евреями 5-го февраля 1840 года".
Табличка с арабским переводом этой надписи, до сих пор висит на францисканской церкви в Дамаске.

Все эти события, вызвали крайне жёсткую реакцию со стороны определённых сил Европы и Америки.
Правительство Австрии, через своего консула в Алеппо (Элиау Пикотто) оказало давление
на египетского Ибрагим-пашу, который дал указание провести расследование.
В американских городах прошли многотысячные демонстрации евреев, протестовавших против произвола над их соплеменниками в Сирии.
Консул США в Египте, выразил официальный протест от имени президента Мартина Ван Бюрена.
А вышеупомянутый Мозес Монтефиоре, совместно с другим вышеупомянутым, Исааком Кремьё, при поддержке лорда Пальмерстона и ряда других государственных деятелей Европы, обратился к правившему в Сирии Мухаммеду Али.


Мухаммед Али уступил давлению европейских держав и издал указ о помиловании обвинённых, и о прекращении следствия.
В результате были освобождены и признаны невиновными девять оставшихся в живых заключённых (из тринадцати). С формулировкой "за отсутствием состава преступления".

Позже в Стамбуле, столице Османской империи, Мозес Монтефиоре выхлопотал у султана Абдул-Меджида I (ниже на фото) указ (от 6 ноября 1840 года), объявлявший обвинения в ритуальных человеческих жертвоприношениях (евреи называли такие обвинения "кровавым наветом") заведомой клеветой - и запрещавший судебные преследования евреев по этому обвинению, на всей территории Османской империи.


Однако этот указ султана, известного всей империи как алкоголика и развратника, вызвал строго обратный эффект.
Население империи, убеждённое, что правительство находится под полным контролем еврейства и что с евреями можно говорить только языком насилия, не обращаясь ни в какие суды - перешло к постоянным, систематическим еврейским погромам. Среди наиболее известных погромов, было два в Алеппо (в 1850 и 1875 годах), три в Дамаске (в 1840, 1848, и в 1890 годах), два в Бейруте (в 1862 и в 1874 годах), в Дэйр-эль-Хамаре (в 1847 году), в Иерусалиме ( в 1847 году), как минимум четыре в Каире (в 1844, 1890, 1901 и в 1902 годах), в Эль-Мансуре (в 1877 году), не менее четырёх в Александрии (в 1870, 1882, 1901 и в 1907 годах), два в Порт-Саиде (1903 и в 1908 годах), четыре погрома в Даманхуре (1871, 1873, 1877 и в 1891 годах), два в Стамбуле (в 1870 и в 1874 годах), в Бююкдере (в 1864 году), в Кузгунджуке (в 1866 году), в Эюпе (1868 году), в Адрианополе (в 1872 году), минимум два в Измире (в 1872 и в 1874 годах) - повторюсь, это лишь наиболее известные случаи...

Тем временем обвинения в адрес евреев, в кровавых человеческих жертвоприношениях, звучали вовсе не только из уст подданных Османской империи.
Монтефиоре (иногда совместно с Кремьё) метался из одного места в другое, пытаясь защитить соплеменников.
Румыния, Марокко, остров Корфу, остров Родос... по местам обвинений, сыпавшихся на евреев, можно было изучать географию.

Одно время особенно сильные обвинения были на территории современной Грузии (в западной её части), то есть в Кутаисской губернии, входившей в состав Российской империи.
Там было как минимум четыре случая, когда евреев обвиняли в жертвоприношениях - в 1877, 1884, 1885 и в 1909 годах.
Наиболее заметным было "Сачхерское дело", суть которого заключалась в том, что 4 апреля 1878 года, за день до еврейской Пасхи, исчезла малолетняя крестьянская дочь, Сара Иосифовна Модебадзе, проживавшая у родителей в селении Перевиси, Шорапанского уезда, в 15 верстах от городка Сачхере.
Последними девочку видели её старшая сестра и родственницы, ушедшие в лес, и наказавшие девочке вернуться в дом, который был в нескольких сотнях метров. Вернувшаяся к вечеру из леса старшая сестра обнаружила, что Сара не возвратилась. Ночные поиски, предпринятые родными, результата не дали. По деревне разнеслись слухи, что её украли евреи. В то время когда девочка исчезла, по дороге проезжали две группы конных евреев, которые везли с рынка разную живность.

6 апреля труп Сары был найден крестьянским мальчиком вблизи Перевиси.
Местный сыщик, пристав Абашидзе, осмотрел покойницу и, не найдя никаких следов и признаков насильственной смерти, констатировал несчастный случай - смерть от переохлаждения, и дал разрешение на захоронение.
По заключению врача, девочка погибла от несчастного случая - "утопления во время проливного дождя"; раны на руках были причинены после её смерти мелкими зверями и хищными птицами.

Однако свидетели заявили, что в тот день не было дождя.
Было произведено переосвидетельствование - которое натолкнуло судебные власти на тяжёлые подозрения.
Девять евреев из города Сачхере, были арестованы и обвинены в смерти девочки.

Согласно обвинительному акту, оглашённому в заседании Кутаисского окружного суда, 5 марта 1879 года, обвиняемые похитили встретившуюся им Сару, положили её в перемётную суму и в таком виде увезли девочку в Сачхере, где она противозаконно удерживалась один день и две ночи, и "последствием такого задержания была смерть задержанной"; к одному же еврею было предъявлено обвинение в том, что, желая скрыть следы преступления, он, с участием другого лица, в ночь еврейской Пасхи вывез из города труп и подбросил его к селению Дорбаидзе.

Однако к делу подключились опытные адвокаты - Лев Абрамович Куперник и Пётр Акимович Александров (на фото ниже), которые сумели развалить обвинение.
Как результат - всех обвиняемых в конце концов оправдали.


Можно по-разному относиться ко всему этому делу, но живший в то время Фёдор Михайлович Достоевский (портрет ниже), в письме к писательнице Ольге Алексеевне Новиковой, писал (привожу дословно): "Как отвратительно, что кутаисских жидов оправдали. Тут несомненно они виноваты. Я убеждён из процесса и из всего, и из подлой защиты Александрова, который замечательный здесь негодяй - "адвокат нанятая совесть"".


Ольга Новикова


Что-то заставляло этих неглупых людей, с серьёзным жизненным опытом, к тому же современников происходившего - верить именно обвинению, а не обвиняемым (несмотря на то, что обвиняемые были оправданы)...

Следует отметить также "Тисаэсларское дело" в Венгрии, суть которого состояла в том, что 1 апреля 1882 года, в деревне Тисаэслар, перед праздником Песах, пропала 14-летняя Христианская девочка Эстер Шоймоши (изображение ниже), служившая в доме Андраша Хури. Она была послана с поручением и не вернулась назад. После безрезультатных поисков разнёсся слух, что девочка стала жертвой религиозных еврейских фанатиков.


Как результат - в венгерском парламенте внесли предложение об изгнании евреев из Палаты Депутатов.
Начались еврейские погромы...

19 мая окружной суд в городе Ньиредьхаза, послал в Тисаэслар судебного исполнителя Йожефа Бари, для расследования заведённого судьёй дела. После задержания подозреваемых евреев и помещения их под наблюдение полиции, Бари приступил к расспросам.
Некоторые женщины и девочки, показали, что сторож синагоги Йожеф Шарф, зазвал Эстер в свой дом, где резник ("шойхет") обезглавил её.
Пятилетний сын Шарфа показал, что в присутствии его отца, старшего брата (14-летнего Морица) и нескольких других мужчин, шойхет сделал надрез на шее девочки и при помощи Морица собрал её кровь в посуду.
Все подозреваемые, включая Шарфа и Морица, отрицали какую-либо причастность или осведомлённость об исчезновении девочки и её предполагаемом убийстве.
19 мая Шарф и его жена были арестованы. Вечером того же дня Мориц был передан комиссару безопасности Речки.

Мальчик сознался, что после утренней субботней службы, его отец заманил Эстер в свой дом с просьбой убрать подсвечники, так как любая работа запрещена евреям по субботам, а проживавший у него нищий еврей Герман Вольнер, провёл девочку в вестибюль синагоги, где напал на неё. После того как она была раздета, два резника, Абрахам Буксбаум и Леопольд Браун, привели её к третьему резнику, Соломону Шварцу, который большим ножом сделал надрез на её шее и собрал её кровь в большой горшок. Эти трое, соискатели на вакантную должность наставника и шойхета, прибыли в Тисаэслар для выполнения субботних ритуалов и, по словам мальчика, задержались в синагоге после утренней службы.
Всё это Мориц, по его признанию, наблюдал сквозь замочную скважину в двери синагоги.
За 45 минут такого наблюдения он также видел, как шею девочки замотали тряпкой и одели её тело. При этом, по его словам, присутствовали Самуэль Люстиг, Абрахам Браун, Лазар Вайнштейн и Адольф Юнгер.
Получив такое признание, Речки и Пецей немедленно послали за Йожефом Бари, которому Мориц повторил свои показания - добавив, что после того как те оставили место преступления, он запер синагогу, чтобы не нашли - ни труп, ни кровавые следы.
Бари продолжил поиски в синагоге и еврейских домах, а также среди могил, но нигде не нашёл никаких следов исчезнувшей девочки. Двенадцать евреев были арестованы по подозрению к причастности к убийству, а Мориц помещён в тюрьму.

18 июня из реки Тисы около деревни Дада было извлечено женское тело. В левой руке погибшая сжимала платок со светло-голубой краской, такой же, которую в день исчезновения купила Эстер. Были предположения, что это Эстер Шоймоши. Но её мать решительно отрицала, что это труп Эстер, хотя она узнала одежду своей дочери. Группа экспертов, в которую входили два медика - хирурги Трайтлер и Киш, а также кандидат на врачебную должность Хорват - заявила, что труп принадлежит женщине от 18 до 20 лет, которая умерла от восьми до десяти дней назад, согласно степени растяжения половых органов имела многочисленные половые связи с мужчинами, и никогда не занималась тяжёлой работой, так как кожа и ногти покойной удивительно нежные и ухоженные.
Все эти выводы не соответствовали тому, что покойницей была Эстер. Тело было похоронено на католическом кладбище в Тисаэсларе.
Распространился слух, что это тело было привезено евреями и облечено в одежды Эстер Шоймоши, чтобы скрыть ритуальное убийство.
Нескольких плотогонов, нашедших тело, заявили, что неизвестная еврейка дала им эти одежды, которые они надели на обнаруженное тело.
Были проведены новые аресты - плотогонов Янкеля Смиловича и Давида Гершко, а также Амзеля Фогеля, и дело, получившее к тому времени известность, приобрело новый размах.

29 июля 15-ти подозреваемым были предъявлены формальные обвинения.
Соломон Шварц, Абрахам Буксбаум, Леопольд Браун и Герман Вольнер, были обвинены в убийстве. Йожеф Шарф, Адольф Юнгер, Абрахам Браун, Самуэль Люстиг, Лазарь Вайнштейн и Эмануэль Тауб - в добровольном содействии преступлению. Ансельм Фогель, Янкель Шмилович, Давид Гершко, Мартин Гросс и Игнац Клейн - в подстрекательстве к убийству и краже тела.

А потом...
Потом в дело вступила тяжёлая артиллерия - в лице известных маститых адвокатов, видных оппозиционных деятелей, политиков, медицинских светил, журналистов - и прочих, прочих, прочих.
Как результат - обвинение было развалено, всё было списано на агрессивный антисемитизм, дремучее невежество и злостную клевету. Всех свидетелей чохом обвинили в том, что они лжесвидетельствовали за какие-то подачки.

Оправдательный вердикт и освобождение обвиняемых, вызвало беспорядки в Пресбурге (современной Братиславе), в Будапеште и других городах Венгрии. Народ был склонен верить именно обвинителям, а не обвиняемым...

Я сейчас упоминаю лишь о наиболее нашумевших случаях. На самом деле похожие дела возникали сплошь и рядом.

Между тем, необходимо понимать, что XIX век - это было время определённого пробуждения, когда среди евреев появилось значительное количество таких людей, которые, с одной стороны - не ассимилировались в среде других народов, не отреклись от своей веры и не были отринуты еврейской общиной; с другой стороны - не были избранными "небожителями" из числа хозяев мира; и при этом они впитывали в себя какую-то часть европейской культуры, европейского духа. Они были грамотными, у них был достаточно широкий кругозор - и они уже не хотели прозябать в гетто и в местечках, им уже как-то не улыбалось бродить с поникшими плечами, отращивать пейсы и зубрить Талмуд.

И вот в среде этих людей, начала постепенно (очень и очень постепенно!..) вызревать мысль о том, что ведь в принципе - у евреев есть своя прародина. То есть, Палестина. Да - турецкая провинция. Да - большей частью пустыня и полупустыня. И всё же, всё же...
Еврейские погромы, обвинения в ритуальных жертвоприношениях, регулярные обострения отношений с местным населением - каждый раз подталкивали таких достаточно развитых евреев к мысли о том, что не мешало бы где-то создать что-то вроде своего, еврейского государства, этакий национальный очаг, остров безопасности, на котором евреи были бы гарантированно не под ударом...

Основная масса евреев, воспринимала такие мечтания как блажь. Большинство жителей местечек и гетто, если и были грамотными, то только исключительно в религиозной сфере. Их кругозор был ужасающе узок. Они были опутаны немыслимым количеством всевозможных религиозно-традиционных табу и не решались шагу ступить без благословения раввинов.

Что касается "небожителей" с верхотуры, которые метили во властелины вселенной, то их мечты о возвращении евреев в Палестину только смешили. Им не нужна была Палестина - клочок жалкой пустыни. Им нужен был весь мир. В Палестине им попросту негде было бы развернуться.
Более того - при желании, эти люди очень легко могли бы создать чисто еврейское государство где-нибудь на американском, африканском, или азиатском континенте. Не надо забывать, что это была эпоха колониальных захватов, когда для начала, у туземцев, буквально за связку бус и пригоршню гвоздей, покупался небольшой участок побережья. Там строилась крепостца - в которую потом привозился гарнизон, нанятый из кого попало. И этот гарнизон, очень быстро расширял владение до нужных хозяевам размеров.
Так что, повторюсь, еврейское государство как таковое, за две тысячи лет еврейского рассеяния - легко могло бы быть создано, при мало-мальски серьёзном желании.
Однако в том-то и дело, что еврейская верхушка вовсе не стремилась к этому. Даже как раз наоборот - они были категорически против такого варианта.
Все их усилия были направлены на покорение мира - а вовсе не на создание маленького островка безопасности.
Наличие чисто еврейского государства - было их ночным кошмаром. Потому что, с одной стороны, после создания такого государства, сразу же отпадали все основания для требований облегчить положение евреев в той или иной стране. Если у евреев есть своя страна - значит эта страна и обязана защищать их интересы. Пусть евреи едут туда и не требуют ничего от других государств. А с другой стороны - в чисто еврейском государстве, общество не могло состоять только из забитых местечковых жителей и религиозных фанатиков. В такой стране кто-то должен был и работать - как на заводах и фабриках, так и в сельском хозяйстве. Кто-то должен был быть строителями, инженерами, машинистами, и так далее, и тому подобное.
Но это, в свою очередь, означало, что евреи, постепенно, из мафиозно-клановой структуры, превратятся в НОРМАЛЬНУЮ нацию, нормальный народ.
И на кого же тогда будет опираться мировая еврейская мафиозная верхушка?
Только на подчинённых ей полугоев-масонов?..

Нет - идея создания чисто еврейского государства, не встречала ни малейшего сочувствия у тех, кто претендовал на власть над миром.
Тем более что уже были созданы Соединённые Штаты Америки, власть в которых принадлежала масонам. Успешно шло негласное проникновение (а порой и гласное) масонов во власть, в ряде других стран. Уже появилось ещё одно "крыло" масонства, именуемое коммунизмом - имеющее весьма широкие перспективы.
Так чего же огород городить с каким-то новым Израилем?
Кому плохо в России, или допустим в Румынии - пусть едут в Америку! Только и всего...

Тем более, что нужно понимать: реальные хозяева мира, хоть и были по крови евреями - но их религиозные убеждения, были далеко не идентичны той религии, которую исповедовали в местечках и гетто, их пейсатые соплеменники.
Люди, претендовавшие на власть над миром - были (и являются на данный момент) не столько правоверными иудеями как таковыми, сколько мистиками-каббалистами. В переводе на понятный язык - колдунами. Сатанистами.
Подчинённые им масоны, как я уже писал в предыдущих частях - являются массой неоднородной. Там много степеней посвящения - или попросту этажей.
Обитатели самых верхних этажей - достаточно всё хорошо понимают, это вполне сознательные сатанисты.
Ну а что касается нижних ступеней - там конечно не всё однозначно, кто-то может чего-то и не осознавать в полной мере...

Но как бы там ни было, а постепенно, шаг за шагом, очень-очень медленно, идея о создании еврейской государственности, начинала прорастать в сознании некоторой части еврейства.
И первыми более-менее ясными носителями этой идеи, были упомянутые первыми в данной статье Исаак Кремьё и Мозес Монтефиоре.

Эти люди сотрудничали друг с другом - но каждый из них шёл всё же своим путём.

Монтефиоре семь раз ездил в Палестину - в 1827, 1839, 1849, 1855, 1857, 1866 и 1875 годах.
После первой поездки он начал строго соблюдать еврейские традиции - настолько, что путешествовал с персональным "шойхетом" (резником, умеющим забивать птицу и скот согласно иудейскому закону, чтобы мясо отвечало требованиям кошерности).
Уже со второй поездки, наряду с пожертвованиями живущим там евреям, Монтефиоре стремился к созданию для них постоянных источников заработка и уменьшению их зависимости от пожертвований из-за границы.
В 1839 году по инициативе Монтефиоре начала проводиться перепись еврейского населения Палестины и стали закладываться основы продуктивной экономической деятельности евреев; были арендованы земли для еврейских поселений, велось обучение евреев сельскохозяйственным работам, на приобретенной для них цитрусовой плантации близ Яффо.

Предметом особой заботы Монтефиоре было улучшение экономического положения и санитарных условий жизни еврейского населения Иерусалима: по его инициативе и при его содействии в городе были открыты аптека и поликлиника, в которую он в 1843 году направил доктора Ш. Френкеля, первого дипломированного врача в этой местности; был возведён первый еврейский квартал вне стен "Старого города" - Мишкенот-Шаананим (в 1860-м). Позднее на средства основанного Монтефиоре фонда, был построен квартал Иемин-Моше и ряд других. Была организована типография, куда он прислал из Лондона печатный станок; создана и оснащена оборудованием ткацкая фабрика; построена ветряная мельница ("мельница Монтефиоре"); открыта первая в стране ремесленная школа для девушек - и многое другое.
В намерения Монтефиоре входило также создание системы водоснабжения Иерусалима и прокладка железной дороги Иерусалим - Яффа, но на тот момент эти планы осуществить не удалось.
Благодаря усилиям Монтефиоре была приведена в порядок гробница Рахили и укреплена Западная стена в Иерусалиме. Ему удалось также добиться от султана фирмана (указа) о защите прав евреев в стране, в частности, их национально-религиозной автономии.

То есть, по факту, Монтефиоре был тем, кто начал НА ДЕЛЕ, а не на словах, закладывать основы еврейской государственности на тех землях, которые позже стали государством Израиль.

Что касается Исаака Кремьё, то он, будучи масоном, действовал по-иному.
В 1860 году, Кремьё основал Всемирный Еврейский Альянс - первую легальную, гласную, чисто еврейскую организацию, мирового масштаба (по крайней мере - претендовавшую на такой масштаб).
При этом Кремьё обратился с открытым воззванием к евреям Вселенной.
Ниже привожу текст этого воззвания.

"Союз, который мы хотим создать, не есть французский или английский, швейцарский или немецкий; нет, он — иудейский, он — всемирный.
Другие народы расколоты по национальностям; мы одни имеем не сограждан, а - исключительно единоверцев.
Не раньше станет еврей другом христианина или мусульманина, как в тот момент, когда свет иудейской веры - единственной религии разума, засияет повсюду.
Рассеянные среди других народов, искони враждебных нашим правам и интересам, мы прежде всего хотим быть и неизменно останемся евреями.
Национальность наша, есть религия наших отцов, и мы не признаём никакой иной.
Мы живём на чужбине и не можем заботиться об изменчивых вожделениях совершенно чуждых нам стран, пока наши собственные нравственные и материальные задачи, находятся в опасности.
Еврейское учение должно наполнить собой мир.
Израильтяне! Куда бы ни разбрасывала вас судьба, по всем концам земли, всегда смотрите на себя как на членов избранного народа.
Если вы понимаете, что вера праотцев наших - единственный ваш патриотизм;
если вы сознаёте, что вопреки своим показным национальностям, вы повсюду образуете один и тот же народ;
если вы веруете, что только иудаизм представляет религиозную и политическую истину;
если во всём этом убеждены вы, израильтяне вселенной,
то придите, услышьте наш зов и докажите нам своё согласие!..
Наше дело велико и свято, а успех обеспечен.
Католицизм, наш исконный враг, лежит ниц, поражённый в голову.
Сеть, раскидываемая Израилем поверх земного шара, будет расширяться с каждым днём, и величественные пророчества наших священных книг обратятся, наконец, к исполнению.
Близится время, когда Иерусалим явится домом молитвы для всех народов, и знамя еврейского единобожия взовьётся на отдалённейших берегах.
Станем же пользоваться всеми обстоятельствами.
Могущество наше огромно, научимся применять его к делу.
Чего нам страшиться?..
Уж недалёк тот день, когда все богатства земные перейдут в собственность детей Израиля!..".


Достаточно откровенно - не так ли?..

Однако как истинный масон, призывая к глобальному объединению евреев и обещая им всемирное господство, Кремьё, всё-таки в некоторой степени тяготел к тому, что яснее было выражено у Монтефиоре - к идее основания еврейского национального очага в Палестине.
Например, в 1869 году он выступил с призывом создавать школы Альянса на Востоке, особенно в Палестине. По его инициативе Альянс приобрёл участок земли близ Яффы, где в 1870 году была основана сельскохозяйственная школа Микве Исраэль.

Кремьё, в частности, писал:
"Помогите нам, евреи, возвратить жизнь и плодородие земле, которая есть наша колыбель… Что за невыразимое чувство внутренней радости должно испытать, если можешь себе сказать: среди народов вселенной есть класс людей, непоколебимых в своей вере, которые в счастье и несчастье сохраняют трогательную привязанность к достославной стране, где Бог говорил с их предками, и вот в своей сыновней любви они возымели мысль насаждать труд и нераздельное с ним благосостояние в этих местах, прославленных подвигами их предков, которых они не могут забыть… Какое сладостное удовлетворение для нашей души, если мы можем сказать себе: я один из работающих для восстановления прав древней расы, которая одна бодро стоит среди могил и развалин всех древних народов и которая с непоколебимым достоинством твердо держит старое священное знамя, на котором написаны божественные слова: Слушай Израиль, Господь наш Бог — Бог единый!"

При этом, будучи министром юстиции Франции, Кремьё подписал декрет, согласно которому всем евреям, живущим в захваченном французами Алжире, было предоставлено французское гражданство. При этом никто и не подумал предоставить такое же гражданство другим народам Алжира - например арабам.
На тот момент, это принесло евреям большую пользу. Но в дальнейшем - аукнулось громадными неприятностями. Когда впоследствии алжирцы изгоняли и грабили французов - в равной степени они изгоняли и грабили евреев...

Тем временем, во второй половине XIX века, там и тут, по местностям, начали возникать небольшие еврейские организации - состоявшие как правило из студентов-инициативников, желавших приобщиться к культуре праотцев. Это были обычно желторотые энтузиасты, беспредельно идеализировавшие древнее прошлое евреев. Кто-то из них просто искал моральную опору в жизни, кто-то хотел найти защиту от возможных погромов, а кто-то всерьёз мечтал о переселении в Палестину.

В 1881 году, после убийства русского императора Александра II, по Российской империи прокатилась волна еврейских погромов.
Конечно, эти погромы, по уровню жестокости, не могли идти ни в какое сравнение с теми погромами, которые происходили на Ближнем Востоке (на территории Османской империи). В России погромщики крайне редко убивали евреев. Всё ограничивалось хаотическими грабежами, во время которых, как правило никто не трогал хозяев, спрятавшихся в погребе, или на сеновале. Лишь в случае сопротивления могли нанести побои. Иногда насиловали женщин (впрочем - тоже редко). Русское население как таковое, в погромах участия почти не принимало - этим занимались в основном представители национальных меньшинств (погромы и происходили в основном на национальных окраинах, где русские были в меньшинстве). И уж само собой разумеется, в погромах никоим образом не участвовали представители власти.
Однако в России, в отличии от Турции, была практически полная гласность. И если на просторах Османской империи порой никто не знал о каком-нибудь жесточайшем погроме, сопровождаемом массовой резнёй и изнасилованиями (шептались на базарах конечно, но в газеты это не попадало), то в России газеты не только трезвонили на весь мир о каждой тряпке украденной у еврея каким-нибудь алкоголиком - но и безбожно привирали, чудовищно преувеличивая те или иные факты (что вообще было невероятно, не только для Турции, но и вообще для какой бы то ни было иной страны).
Российским евреям, никто не мешал свободно приобретать оружие и как угодно защищаться от погромщиков.
Попросту говоря, российские евреи, в сравнении со своими ближневосточными соплеменниками - жили в тепличных условиях. Именно поэтому, кстати, они и вступали очень активно во всякие революционные организации, и участвовали в покушениях на первых лиц государства - что было совершенно немыслимо в той же Османской империи, где за что-то похожее, евреев просто-напросто стёрли бы в порошок.
Именно потому что российские евреи, были людьми сравнительно развитыми и обеспеченными - они начали массово эмигрировать после того как по империи прокатилась волна погромов. У них было на что уезжать, и было чёткое представление о том, куда именно ехать.
Два миллиона евреев в ту пору покинули Россию - не встречая при этом никаких помех со стороны кого бы то ни было. Они много говорили о погромах, из страха перед которыми уехали из России - и при этом среди них было крайне мало людей, лично столкнувшихся с погромщиками.
Это вообще свойственно еврейскому менталитету - истерично кричать на весь мир о МНИМОЙ угрозе, явно играя на публику - и испуганно замолкать, сталкиваясь с угрозой РЕАЛЬНОЙ. Например, когда впоследствии гитлеровцы в Германии начали решительные действия против евреев - растерянное и перепуганное насмерть еврейство, не сумело им противопоставить абсолютно ничего.
Это такая, чисто женская черта общего характера евреев, в целом.

Массовая эмиграция евреев из России, стала буквально подарком небес для чахленьких еврейских группировок Европы. Воспользовавшись сложившейся ситуацией, некоторые из этих группировок, создали себе имя на популярных в среде еврейства лозунгах - и быстро выросли численно.
Особенно следует отметить две организации: "Ховевей Цион" и "Билу".

В 1884 году, в городе Катовице (на территории современной Польши), прошёл съезд, в результате которого несколько еврейских группировок, объединились в одну - которая как раз и получила название "Ховевей Цион" (в переводе: "Любящие Сион"). Ниже на фото - участники конференции.


Так впервые на белом свете появилась организация, имеющая в своём названии слово "Сион" ("Цион", в еврейской транскрипции). Так впервые заявили о себе как о самостоятельной силе СИОНИСТЫ.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СМОТРИТЕ ЗДЕСЬ: https://ogbors.livejournal.com/1042856.html


Tags: масоны
Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments

Bestdrevo_borod

May 7 2019, 15:05:39 UTC 1 year ago

  • New comment
Спасибо, познавательно!
Олег, а почему бы не провести некую статистику погромов евреев в разных странах с указанием поводов для погромов (не причин, а именно поводов). По-моему, было бы очень любопытно. Если Вы знаете, что такая статистика где-то уже есть, подскажите, где её найти.