Олег Боровских (ogbors) wrote,
Олег Боровских
ogbors

Categories:

МАСОНЫ. Сорок восьмая часть. Предвестники ада.

Mustafa_Golubic.jpg

Итак, В ПРЕДЫДУЩЕЙ ЧАСТИ мы с вами, в целом, рассмотрели ту обстановку, которая складывалась в России и в мире, в начале ХХ века - в особенности после убийства Премьер-министра Петра Аркадьевича Столыпина.


Теперь давайте приглядимся поподробнее к той небольшой стране, которая сыграла особую роль в развернувшихся позже событиях планетарного масштаба. А именно - к Сербии.
Это небольшое южнославянское государство, в XIX веке восстановило постепенно свою независимость при помощи России.
В 1882 году Сербия стала полноценным королевством.
Однако при этом она очень сильно экономически зависела от соседней, огромной в ту эпоху Австро-Венгрии, на которую приходилось 86 процентов всего сербского экспорта и которая постоянно давала сербам денег в долг.
Соответственно - Сербия проводила проавстрийскую политику. Фактически над страной был установлен негласный австрийский протекторат.
При этом в Сербии была принята очень либеральная для той эпохи конституция - по типу бельгийской.
Однако экономика практически не развивалась, всё держалось только на сельском хозяйстве - причём на примитивном сельском хозяйстве, главным образом на скотоводстве и выращивании кукурузы. 75 % населения Сербии к началу ХХ века были неграмотными.
В 1885 году Сербия затеяла войну против соседней Болгарии и очень быстро эту войну проиграла. Правда, никаких негативных последствий это не имело, потому что Австрия вступилась за сербов и потребовала от болгар остановить перешедшие сербскую границу войска. Но сербские военные были унижены безмерно.
При этом следует особо учитывать то обстоятельство, что когда Россия одержала победу над Османской империей и в результате Сербия полностью освободилась от турецкого владычества - австрийцы, пользуясь тяжёлым положением турок, захватили соседнюю с Сербией область Босния и Герцеговина, на территории которой до 50 % населения составляли сербы. Да и остальное население, хоть и не было Православным, всё же состояло из славян.
Поначалу Австро-Венгрия просто оккупировала Боснию и Герцеговину. Но спустя тридцать лет после начала оккупации, австрийцы аннексировали данную территорию - то есть, официально присоединили её к своему государству.
В Сербии многие считали, что Босния и Герцеговина - это их историческая территория. И серьёзно были обижены на Австрию. Хотя при этом были у австрийцев в долгу, как в шелку.



В 1889 году на сербский престол взошёл новый молодой король, Александр Обренович. Который дополнительно настроил против себя сербскую знать, в том числе и сербское офицерство.
Чем именно?
Как ни странно - тем, что в общем-то не касалось никого, кроме самого Александра.
Французы говорят в таком случае: "шерше ля фам" - "ищите женщину".

В свите королевы Натальи (матери молодого сербского короля) была фрейлина, Драга Луневица (на фото ниже), жена инженера Светозара Машина (с которым прожила 3 года).
Поговаривали что фрейлина имела несколько романов на стороне - вещь почти непредставимая и категорически осуждаемая в патриархальном сербском обществе той эпохи.
Впрочем, может быть на молодую женщину просто наговаривали...



Молодой король не на шутку увлёкся фрейлиной, влюбившись в неё без памяти. И хотя она была более чем на десять лет старше Александра, он решил жениться на ней.
И семья, и правительство - буквально встали на дыбы. Министры пообещали уйти в отставку.
Но Александр проявил твёрдость и 23 июля 1900 года, они обвенчались. Фрейлина стала королевой и вошла в историю под именем Драга Обренович.

Потом произошёл казус, в котором Драга не была виновата.
У неё прекратились месячные и медики ошибочно заявили что она беременна. Но это была именно ошибка, в дальнейшем месячные возобновились - однако распространились слухи, что таким образом королева нарочно ввела общественность в заблуждение, в каких-то своих целях...

В России и во многих странах Европы, королевскую чету категорически отказывались принимать с официальными визитами, так как подобный брак считался абсолютно неравным и осуждался как нечто непристойное.
Однако сербский король не раз говорил, что скорее отречётся от престола, чем от жены.
Конечно, всякое сравнение хромает, но наверное в какой-то мере ситуацию в Сербии той эпохи, можно сравнить с ситуацией, которая немного позже сложилась в России: если в России все кому не лень обсуждали и на все лады склоняли (как правило безбожно привирая) присутствие возле царской семьи Григория Распутина (что вообще-то по большому счёту не касалось вообще никого, кроме самой царской семьи и лично Распутина) - то в Сербии примерно так же обсуждали брак и жену своего короля, хотя это, в принципе, было вовсе не их собачье дело...

При этом нужно учитывать, что в таком маленьком и примитивном на тот момент государстве как Сербия, практически не было другой элиты, кроме военной. А военные (особенно в таких слаборазвитых государствах африканского типа) - это люди с чрезвычайно завышенным самомнением, ничего не смыслящие в экономике, не блещущие интеллектом и серьёзным образованием.
При таком раскладе, исход всей этой эпопеи был практически предрешён.

На рассвете 29 мая 1903 года, в Сербии произошёл государственный переворот, возглавленный Драгутином Димитриевичем (по кличке "Апис" - то есть, "бык"), начальником разведотдела Генштаба Сербии, а в будущем - основателем террористической организации "Чёрная рука". Его фото вы видите ниже.


Расправа была беспощадной.
По воспоминанию участника тех событий, королева Драга до последней минуты защищала мужа.
Вот что сообщал о подробностях русский журналист В. Н. Теплов:

"Сербы покрыли себя не только позором цареубийства (что уже само по себе не допускает двух мнений!), но и своим поистине зверским образом действий по отношению к трупам убитой ими Королевской Четы. После того как Александр и Драга упали, убийцы продолжали стрелять в них и рубить их трупы саблями: они поразили Короля шестью выстрелами из револьвера и 40 ударами сабли, а Королеву 63 ударами сабли и двумя револьверными пулями. Королева почти вся была изрублена, грудь отрезана, живот вскрыт, щёки, руки тоже порезаны, особенно велики разрезы между пальцев, — вероятно, Королева схватилась руками за саблю, когда её убивали, что, по-видимому, опровергает мнение докторов, что она была убита сразу. Кроме того, тело её было покрыто многочисленными кровоподтеками от ударов каблуками топтавших её офицеров. О других надругательствах над трупом Драги… я предпочитаю не говорить, до такой степени они чудовищны и омерзительны. Когда убийцы натешились вдоволь над беззащитными трупами, они выбросили их через окно в дворцовый сад, причём труп Драги был совершенно обнажён."

Тела короля и королевы ещё несколько дней пролежали под окнами дворца.
В конце концов Обреновичей похоронили на территории Австро-Венгрии, в соборе монастыря Крушедол-на-Фрушка-Горе (сегодня это территория Сербии).

Так была уничтожена династия Обреновичей.
Вместе с королевской четой были убиты некоторые другие высокопоставленные сановники - в том числе Премьер-министр и министр обороны Сербии.
Созванное после переворота Национальное собрание, 15 июня 1903 года выбрало нового короля - Петра I Карагеоргиевича (на фото ниже).


Новая власть сразу же взяла курс на сближение с Россией. Это сильно напрягло Австрию, зато под давлением русской дипломатии в других государствах очень быстро забыли ужаснувшую поначалу весь мир расправу с прежним королём.
Пётр Карагеоргиевич был популярен у сербов. Судя по всему, человек он был неплохой, настоящий патриот своей родины. Но при этом он был слишком многим обязан военным - которые в годы его правления стали чувствовать себя безраздельными хозяевами Сербии.
Вместе с тем, именно при Петре в стране начались такие преобразования, благодаря которым Сербия стала превращаться в по-настоящему европейское государство.
Правление Петра иногда даже называют "Золотым веком Сербии".
В это время в Белграде был основан полноценный университет. Среди всех южнославянских народов вырос авторитет Сербии, которая призывала к объединению под своей эгидой, всех без исключения южнославянских земель. По инициативе Петра постоянно проводились всевозможные культурные собрания и фестивали, подчёркивавшие единство южных славян.

В 1912 и 1913 годах, в результате двух Балканских войн, территория Сербии удвоилась.
На карте ниже, вы видите: слева - первую Балканскую войну; справа - Вторую.



Разумеется обе войны сербы вели вовсе не в одиночку. Но тем не менее, в результате этих побед у сербской военщины начало, что называется сносить крышу. Вместо того чтобы удовлетвориться достигнутыми результатами и заняться освоением присоединённых территорий (на которых далеко не везде проживало именно сербское и вообще Христианское население) - в Белграде стали вынашивать планы присоединения... нет, теперь уже не только Боснии и Герцеговины, когда-то присоединённых к Австро-Венгрии, а вообще всех южнославянских земель, в том числе и тех, которые не стремились в состав Сербии.
Сербские националисты считали, что хорваты и словенцы - это просто сербы католического вероисповедания. А босняки - это сербы-мусульмане. Черногорцы - просто сербы, живущие в районе Чёрных гор.
То есть, сербы считали, что всё южное славянство должно объединиться вокруг Сербии так, как все немцы объединились вокруг Пруссии, а все итальянцы объединились вокруг Пьемонта.
Правда, сербы не учитывали того факта, что немцы ощущали себя единой нацией - равно как и итальянцы. В отличие от хорватов, или допустим словенцев - которые сербами себя не чувствовали.
И самое главное, сербские националисты забывали о том, что Сербия - это небольшое, не очень сильное в военном отношении и не очень развитое экономически государство, которое ходит по краю пропасти, замахиваясь на территории соседей, способных дать жестокой сдачи.

22 мая 1911 года, была создана террористическая организация "Чёрная рука", лидером которой стал тот самый начальник сербской контрразведки Драгутин Димитриевич, по кличке Апис (Бык), который организовал свержение и убийство прежней королевской династии.
В сущности, это было одним из подразделений сербских спецслужб - примерно как позже "Смерш" в Советском Союзе.
Задачей "Чёрной руки" было физическое устранение всех, кто так или иначе стоял на пути Великосербской идеи об объединении всех южных славян вокруг Сербии.
То есть, сербский генштаб перешёл от слов к делу. В Белграде решили, что если какого-то противника нельзя одолеть в открытой схватке - значит следует использовать все средства, включая убийства и шантаж.

И тут сам собой возникает вопрос: а что же во всём остальном мире - никто ничего не знал и не подозревал о столь интересных процессах, происходящих в спецструктурах одной из небольших балканских стран?
Всё происходящее - осталось тайной для мирового масонства? Сербы были такими умелыми конспираторами?..

Да ничуть не бывало!..

Я приведу такой любопытный факт: одним из активных членов "Чёрной руки", был Мустафа Мухамедович Голубич, боснийский мусульманин (считавший себя сербом) - который, несмотря на самое активное участие в акциях "Чёрной руки", ни в коем случае не предавая своих товарищей, не отрекаясь от них и не посыпая голову пеплом, стал впоследствии одним из видных деятелей Коминтерна, одним из основателей коммунистической партии Югославии и одним из наиболее эффективных агентов советского ВЧК-ОГПУ. Ниже вы видите его фото.


Так что не надо ложных сомнений. В Сербии происходили такие процессы, которые были кое-кому очень нужны. И прежде всего - вовсе не сербам как таковым, у которых и так уже было своё государство, вполне крупное для такой небольшой нации. Сербии была отведена роль такой охапки хвороста, которая, сгорая сама, станет источником огромного пожара. А в качестве спички, была создана "Чёрная рука".
И увы: сербы в целом, и "Чёрная рука" в частности - с предназначенной ролью справились.

В июне 1914 года, на территории Боснии и Герцеговины должны были проводиться военные манёвры.
Австрийский император Франц-Иосиф, послал на эти манёвры, в качестве наблюдателя, наследника престола, эрцгерцога Франца-Фердинанда (на фото ниже).


Вместе с Францем-Фердинандом, в Боснию приехала его жена, герцогиня София.


Её конечно никто наблюдателем на манёвры не посылал. Но дело в том, что София была по происхождению славянкой, чешской графиней - поэтому рассматривалась при австрийском дворе почти как простолюдинка. Император дал согласие на её брак с эрцгерцогом лишь при условии, что их дети никогда не займут австрийский трон.
И вот 14-летие этого морганатического (то есть неравного) брака, приходилось как раз на 28 июня 1914 года.
Историк Алан Тейлор писал:
[София] никогда не могла разделить звание [Франца Фердинанда]… никогда не могла разделить его великолепие, никогда не могла даже сидеть рядом с ним на общественном мероприятии. Была одна лазейка… его жена могла наслаждаться признанием своего ранга, когда он участвовал в военном деле. Таким образом, он решил в 1914 году осмотреть армию в Боснии. Там, в её столице Сараево, эрцгерцог и его жена могли ездить в открытом автомобиле бок о бок…

Вот так и получилось, что эрцгерцог Фердинанд, вместе с супругой, оказались в самой проблемной австрийской области.
Опять, как и в Сербии - неравный брак, непреодолимые условности, осуждение общества... Ети его за ногу!..

Франц-Фердинанд был сторонником федерализма и расширения прав славянских народов. Это был самый высокопоставленный в австрийской империи друг славян и сторонник прогрессивных реформ - который даже не скрывал, что после смерти престарелого императора в Австрии будут произведены такие перемены, которые удовлетворят интересы всего населения многонациональной империи и выведут Австро-Венгрию в ряд самых развитых и прогрессивных государств мира.
И, как ни странно это покажется на первый взгляд, как раз вот эти неосторожные обещания наследника престола, очень сильно насторожили всех врагов Австрии - в том числе сербских националистов. Которые были совсем не такие уж дурачки и отдавали себе отчёт в том, что цивилизованная, развитая Австро-Венгрия, если она дарует полное равноправие всем населяющим её народам - станет таким государством, из которого славянские народы (даже сербы) может быть вовсе и не захотят уходить в Сербию.
Но самое главное: такая перспектива насторожила мировое масонство - которое заподозрило в лице Франца-Фердинанда этакого австрийского Столыпина.
Правившему на тот момент императору Францу-Иосифу, было уже 84 года от роду. Никто не знал, сколько он ещё протянет и когда Франц-Фердинанд займёт его место.
Поэтому, тем кто не хотел допустить мирного преобразования империи, следовало поторопиться...

Руководство "Чёрной руки", во главе с Драгутином Димитриевичем (тем самым Димитриевичем, по кличке "Апис" - то есть бык - который уничтожил короля и королеву Сербии) приняло решение: убить наследника австрийского престола Франца-Фердинанда, и его супругу Софию. Убить демонстративно, открыто. Убить обязательно 28 июня - когда сербы празднуют свой самый большой национальный праздник, Видовдан (день Святого Вита). Не потому что они так уж сильно почитают Святого Вита, а потому что в этот день в 1389 году, произошла историческая битва на Косовом поле, между войсками сербов и турок.

Ниже на фото - Димитриевич (крайний справа) с соратниками. Уже полысевший, в возрасте - но всё такой же беспощадный, не испытывающий ни малейшего почтения к монархам (ни к своим, ни к чужим) и абсолютно неразборчивый в средствах...


В административный центр Боснии и Герцеговины, город Сараево, были переправлены несколько боевиков - которым передали гранаты, пистолеты, и ампулы с цианистым калием.
В случае угрозы ареста, боевики должны были раскусить ампулы, дабы не попасть в руки полиции.

28 июня 1914 года, Франц-Фердинанд прибыл в Сараево, где его лично встретил местный губернатор Оскар Потиорек (на фото ниже).


Против Оскара Потиорека никто никогда не выдвигал впоследствии никаких обвинений и не высказывал подозрений (ну разве что упрёки в некомпетентности). Однако лично меня не покидает такое чувство, что с этим человеком, скажем так, не всё чисто.
Как-то так сразу же получилось, что все офицеры охраны разделились на две группы. Одна группа уселась в первый автомобиль, а вторая примостилась в хвосте кортежа. И таким образом эрцгерцог, ехавший в автомобиле с открытым верхом, оказался в середине кортежа, практически без охраны...

Боевики расположились, один за другим, вдоль всего пути следования кортежа.
Одного боевика (по фамилии Мехмедбашич) кортеж благополучно миновал. Второй боевик (по фамилии Чабринович), кинул гранату (которой хватило бы для уничтожения всех кто находился в машине) но... граната попала в сложенный на тот момент откидной верх машины, отскочила на дорогу - и взорвалась уже возле другой машины кортежа, ранив при этом в общей сложности 20 человек. Сам эрцгерцог не пострадал.
Боевик Чабринович сделал всё от себя зависящее для того, чтобы не попасть в руки полиции - он проглотил пилюлю с цианистым калием и прыгнул в реку. Но яд не подействовал, а река обмелела из-за жаркого лета. Поэтому Чабриновича всё-таки схватили...

Тем временем Франц Фердинанд прибыл в ратушу.
Мэр города Сараево Фехим Чурчич, ещё не знавший о случившемся, обратился к эрцгерцогу с приветственной речью, но тот резко прервал его: "Господин мэр, я прибыл в Сараево с дружественным визитом, а в меня кто-то бросил бомбу. Это возмутительно!"...
Герцогиня София что-то прошептала на ухо мужу, и после паузы Франц Фердинанд сказал мэру: "Теперь Вы можете говорить"...

Местные представители власти и свита эрцгерцога обсуждали, что делать дальше. Один из баронов предложил покинуть Сараево. В ответ Оскар Потиорек с иронией сказал: "Вы думаете что Сараево кишит убийцами?"...
В конце концов Франц Фердинанд и София отказались от дальнейшей программы и решили навестить раненых в госпитале.
Это было последним решением в их жизни. Здесь на фото вы видите супружескую пару за несколько минут до гибели.


Для того чтобы попасть в госпиталь минуя центр города, Оскар Потиорек решил отправить кортеж вдоль набережной Аппель. Однако водитель, чех Леопольд Лойка, повернул направо на улицу Франца Иосифа. Якобы ему никто никаких распоряжений по изменению маршрута не передавал...

В это время один из боевиков, Гаврило Принцип (на фото ниже), узнав что покушение не удалось, сменил своё местоположение, для того чтобы убить эрцгерцога на обратном пути.
Как видим, боевики вовсе не растерялись. Им был известен маршрут следования кортежа и они получили хорошие инструкции, с разными вариантами развития событий.


Когда автомобиль эрцгерцога поравнялся с тем местом где находился боевик, Гаврило Принцип кинулся к машине и сделал всего два выстрела - один в эрцгерцога, второй в его жену. Оба выстрела были смертельными. У эрцгерцога была перебита яремная вена, а Софии пуля попала в живот. Учитывая тот факт что автомобиль в это время ехал, да и сам боевик находился в движении, приходится признать - стрелял Гаврило метко.
Обе жертвы покушения скончались в течении считаных минут, ещё в машине. Их никуда не успели довезти.
Последними словами эрцгерцога были: "Софи, Софи! Не умирай! Живи ради наших детей!.." Потом раздался предсмертный хрип...

Тела погибших были доставлены в Триест (тогда это был австрийский порт) на броненосце, а затем специальным поездом в Вену. Хотя большинство членов других королевских семей Европы планировали принять участие в траурных мероприятиях, они были демонстративно не приглашены. Решено было организовать скромные похороны с участием только близких родственников, в том числе и троих детей эрцгерцога и герцогини. Офицерскому корпусу было запрещено приветствовать траурный поезд. Общественное прощание было сильно ограничено. Эрцгерцог и герцогиня были похоронены в замке Артштеттен (ниже на фото их гробница), поскольку из-за неравенства их брака, София не могла быть погребена в Императорском склепе.


Следует отметить один любопытный факт: в Австро-Венгрии той эпохи, действовала так называемая "Партия права", которая была организацией самых отмороженных хорватских националистов, на каждом углу кричавших о своей любви к Австрии и о своей ненависти к сербам - коих именовали главными врагами империи.
Возглавлял эту партию (внимание!) ни разу не хорват и даже не полухорват по национальности - Йосип Франк (ниже на фото) чистокровный еврей, адвокат, юрист и политик.


Уже в 1900 - 1902 годах, сторонники и последователи Франка организовали несколько антисербских погромов в городах Аграм (современный Загреб), Карловац, и Славонский Брод.
Да-да, евреи, как видим, тоже умели организовывать погромы.
И, как в Сербии никто даже не думал останавливать деятельность Димитриевича-Быка, так в Австрии (как бы более цивилизованной на первый взгляд) никто не думал всерьёз останавливать деятельность еврейского провокатора Франка, изображавшего из себя хорватского националиста.
То есть, накат шовинизма шёл с обеих сторон - и у власти (что Сербской, что Австрийской) не хватило ума вовремя ударить по рукам некоторых наиболее безбашенных радикалов.

Так вот, уже в тот день когда произошло убийство эрцгерцога и его супруги, когда ещё никто толком не знал что именно случилось и кто за этим стоит (и знать не мог - учтите, это происходило в 1914 году, когда не существовало интернета и телевидения, даже радио было ещё в диковинку) в ряде районов Австро-Венгрии, в первую очередь в Сараево и в Загребе, начались антисербские погромы, в ходе которых, уже в день покушения, были убиты два серба, многие были ранены, было разрушено и разграблено около тысячи домов, магазинов, школ и других заведений.
Эти погромы прямо санкционировались и возглавлялись такими людьми как Йосип Франк и губернатор Оскар Потиорек.
Ниже на фото вы видите один из таких погромов в Сараево.


То есть, возникает такое устойчивое впечатление, что если в Сербии были силы, которые искусственно вели дело к войне, совершенно не считаясь при этом с возможностями Сербии - то и в Австрии присутствовали такие силы, которые искусственно подталкивали своё правительство к антисербским действиям, внося раскол в общество империи и поднимая градус шовинизма.
Доходило до того, что австрийские военные, чувствуя что на их глазах происходит что-то неладное, в ряде случаев самостоятельно, на свой страх и риск, останавливали погромы...

Следует отметить, что всем умеющим думать людям, узнавшим о покушении, сразу же стало ясно - это война. Большая война. Которая затронет все ведущие государства Европы.
Например генерал Михаил Дмитриевич Бонч-Бруевич (брат известного революционера Владимира Бонч-Бруевича), который как раз в это время находился на курорте в Германии, узнав об убийстве эрцгерцога, сразу же выехал в Россию - несмотря на уговоры окружающих, которые считали что генерал напрасно торопится, вообразив себе невесть что.
Потом эти нерасторопные окружающие, выбирались в Россию окольными путями и с большими затруднениями...

Австрийские спецслужбы действовали быстро и, надо признать, эффективно. Все боевики (кроме одного) и все австрийские военные которые помогали боевикам - были арестованы.
Боевики (опять же - следует отдать им должное) все как один раскусывали ампулы с цианистым калием и иными путями пытались покончить с собой.
Но ни в одной ампуле, не оказалось настоящего яда. Словно кто-то, посылавший и снаряжавший их, очень сильно хотел, чтобы эти люди оказались в руках у австрийцев живыми...
Гаврило Принцип пытался ещё и застрелиться - но не успел.
Ни в одном случае австрийская полиция не допустила чтобы толпа совершила самосуд и убила террориста. Пусть и избитых, но тем не менее живых и не искалеченных, вполне вменяемых и способных чётко отвечать на поставленные вопросы, боевиков (и сотрудничавших с ними австрийцев - которых, кстати, судили наравне с боевиками) заключили под арест и отдали под суд.
Именно поэтому и только поэтому, постепенно стала выясняться картина всего происшедшего.
Хотя Гаврило Принцип так и не раскололся до конца, унеся с собой в могилу некоторые особенности этого покушения. Например он утверждал, что хотел убить не Софию (жену эрцгерцога), а губернатора Оскара Потиорека - которому якобы и предназначалась вторая пуля. Что очень сомнительно, если учесть насколько метким стрелком был Принцип. Я склонен подозревать, что Гаврило Принцип даже под арестом продолжал выполнять инструкции своих кураторов и намеренно отводил подозрения от Оскара Потиорека, которому якобы тоже угрожала опасность.
Гавриле Принципу было 19 лет и по австрийским законам он был несовершеннолетним. А это в свою очередь означало, что его нельзя приговорить к смертной казни. Поэтому Принцип был приговорён к 20 годам тюремного заключения. В тюрьме он и умер в 1918 году от туберкулёза.
В честь Гаврилы Принципа названы улицы некоторых городов в Сербии и в Черногории. Ему поставлены памятники в Белграде и в восточной (контролируемой сербами) части Сараево.

В течении трёх недель после покушения, стояла относительная тишина. Австрийцы старались выяснить все детали произошедшего. Командующий сербской армией в это время даже спокойно отдыхал на одном из австрийских курортов.
Но в конце концов, 23 июля 1914 года Австро-Венгрия предъявила Сербии ультиматум, состоявший из 10 пунктов:

1) Запретить издания, пропагандирующие ненависть к Австро-Венгрии и нарушение ее территориальной целостности.
2) Закрыть общество «Народная оборона» и все другие союзы и организации, ведущие пропаганду против Австро-Венгрии.
3) Исключить антиавстрийскую пропаганду из народного образования.
4) Уволить с военной и государственной службы всех офицеров и чиновников, которые занимаются антиавстрийской пропагандой.
5) Допустить к работе на территории Сербии государственные службы Австро-Венгерской империи для прекращения любой антиавстрийской деятельности.
6) Провести расследование против каждого из участников Сараевского убийства с участием в расследовании австрийского правительства.
7) Арестовать майора Воислава Танкосича и Милана Цыгановича, причастных к Сараевскому убийству.
8) Принять эффективные меры для предотвращения контрабанды оружия и взрывчатки в Австрию, арестовать пограничников, которые помогли убийцам пересечь границу.
9) Дать объяснения насчёт враждебных к Австро-Венгрии высказываний сербских чиновников в период после убийства.
10) Без промедлений информировать австрийское правительство о мерах, принятых согласно предыдущим пунктам.


На ответ сербам давалось 48 часов.

Сербия не была готова к большой войне. Более того, для сербского правительства сам австрийский ультиматум стал серьёзной неожиданностью. В Белграде надеялись всё утрясти дипломатическим путём, в частности - при посредничестве итальянского короля.
Поэтому сербский ответ был максимально мягким. Сербы фактически приняли ультиматум, за исключением 6-го пункта.

Австрийцы этим ответом не удовлетворились.
В Австро-Венгрии тоже не хотели доводить дело до большой войны. Да и вообще ни в одной из европейских столиц, большой войны не желали. Все надеялись взять противника на испуг. Или, в самом крайнем случае - надеялись на то, что боевые действия развернутся сугубо между Австрией и Сербией, и будут скоротечными, без вмешательства каких-либо третьих государств. Не надо забывать о том, что многие королевские семьи Европы приходились друг другу родственниками.
Именно поэтому немцы настойчиво советовали австрийцам действовать немедленно и молниеносно, обещая им помощь - как минимум дипломатическую.
Австрийцы как раз вовсе не были готовы действовать немедленно и молниеносно.
При этом и немцы, и австрийцы, рассчитывали на нерешительность русских чиновников и дипломатов.
А русские тем временем уже получили заверения в поддержке от французов и англичан.
При этом французы и англичане, со своей стороны, надеялись на нерешительность немцев и австрийцев (а также на благоразумие и уступчивость сербов)...
Однако маховик великой бойни уже раскручивался, практически независимо от желаний монархов - сильно переоценивших уровень своего влияния и своих возможностей.
Короли, кайзеры и императоры, стали во многом заложниками своих собственных понтов, фобий, предубеждений и заблуждений.

28 июля 1914 года, в прессе распространился ложный слух (скорее всего как раз с определённой целью и запущенный) о том что сербские части, якобы атаковали австрийцев на территории Боснии.
В той ситуации, когда нервы у всех были напряжены, это стало последней каплей. В этот же день Австро-Венгрия объявила Сербии войну...

Вечером 29 июля, канцлер Германии Теобальд Бетман-Гольвег телеграфировал министру иностранных дел России Сазонову о том, что дальнейшие действия России по мобилизации войск, заставят Германию начать мобилизацию в ответ, и тогда европейской войны вряд ли можно будет избежать.
Кайзер Вильгельм II также направил телеграмму довольно мирного характера Николаю II, заявив о том, что он, нажимая на австрийцев, прикладывает последние усилия для предупреждения войны и надеется на понимание России.
Именно с этой телеграммой Вильгельма были связаны колебания Николая II.
Но военный министр Сухомлинов и начальник генштаба Янушкевич опасались, что Германия может провести мобилизацию раньше России, и поэтому они решили убедить царя через Сазонова, в необходимости объявления всеобщей мобилизации.
Днём 30 июля Сазонов явился к императору в Петергоф - где сказал царю, что теперь "войны не избежать, так как она давно решена в Вене, и что в Берлине, откуда можно было ожидать слова вразумления, его произнести не хотят, требуя от нас капитуляции перед Центральными державами, которую Россия никогда не простила бы государю и которая покрыла бы срамом доброе имя русского народа"…
Николай II, помолчав, воскликнул: "Это значит обречь на смерть сотни тысяч русских людей. Как не остановиться перед таким решением?!.."
После долгого напряжённого молчания, император наконец сказал Сазонову: "Вы правы. Нам ничего другого не остаётся делать, как ждать нападения. Передайте начальнику Генерального штаба мое приказание о всеобщей мобилизации".

1 августа 1914 года, в 7 часов вечера по санкт-петербургскому времени, германский посол граф Пурталес явился к Сазонову и трижды спросил его, может ли тот дать заверение о прекращении враждебных приготовлений против Австрии и Германии.
После трёхкратного отрицательного ответа Сазонова, Пурталес вручил ему ноту с объявлением войны.
При этом Пурталес расплакался и по ошибке вручил два варианта ноты, не сильно отличающиеся друг от друга.

По этому поводу Уинстон Черчилль писал жене:
"Ну вот и всё. Германия оборвала последние надежды на мир, объявив войну России. Немецкая декларация о войне против Франции ожидается с секунды на секунду… Мир сошёл с ума, мы должны бороться за себя и за наших друзей."

3 августа Германия официально объявила войну Франции (хотя уже 1 августа немцы вступили в Люксембург, явно продвигаясь к границам Франции), а 4 августа войну Германии объявила Британская империя.
6 августа Австро-Венгрия объявила войну России.
12 августа Франция и Великобритания объявили войну Австро-Венгрии.
23 августа войну Германии объявила Япония.
25 августа войну Японии объявила Австро-Венгрия.
2 ноября в войну, на стороне Германии, вступила Османская империя.

Великая бойня - началась.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СМОТРИТЕ ЗДЕСЬ.


Tags: масоны
Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments

BestAnonymous

August 23 2019, 19:24:58 UTC 1 year ago

  • New comment
Огромное спасибо!