ogbors

Categories:

Власть и протесты: смысл происходящего

Власть могла себе позволить допустить, чтобы в Екатеринбурге граждане отстояли городской сквер от посягательств местной объединённой чиновно-бандитско-церковно-ментовской мафии. Всё-таки, как ни крути, Екатеринбург (при всём моём уважении к жителям города) — это периферия. От Москвы далеко. Сомнительно чтобы местная братва, которая довела горожан до белого каления своими косяками, была связана с кремлёвскими небожителями. Слишком разные уровни... Да — они конечно братья по духу, социально близкие друг другу, но всё же — не одно и то же. Поэтому в Москве тогда видимо решили, что не стоит вписываться за свердловских — даже пожалуй наоборот, будет полезно если удельные получат щелчок по носу. Впредь страх иметь будут и на Москву чаще оглядываться станут...

Власть могла себе позволить допустить, чтобы общественность отстояла Ивана Голунова — журналиста, которому оборзевшие мусора подбросили наркоту. Хоть дело и происходило на этот раз в Москве, но видимо силовики позволили себе самодеятельность, не посоветовавшись «с кем надо», не испросив ярлык на действия, переоценив свои способности и уровень запуганности граждан. Тут, возможно, имела место определённая конкуренция между силовыми ведомствами — которые рады были друг другу поднасрать и друг дружке врезать подзатыльник. Кто-то из небожителей посчитал, что будет полезно спустить с небес на грешную землю некоторых товарищей в погонах, дабы страх впредь имели и слишком много не мнили о себе, любимых...

Но власть не может себе позволить, чтобы общество оттеснило её саму (власть то есть) от штурвала и от кормушки. Поэтому любые протесты в Москве (или в Питере), по поводу недопущения кандидатов от оппозиции на московские выборы (или по поводу какого-то мухлежа в Питере) будут — либо игнорироваться, либо жёстко пресекаться.

Абсолютно неважно, кто именно формально выводит людей на митинги — Алексей Навальный, Любовь Соболь, коммунисты, инопланетяне, Летающий Макаронный Монстр, или ещё кто-нибудь. Ключевой момент состоит в том, что власть в России — нелегитимна, незаконна, слишком сильно измазана в разного рода сомнительных делах (я сейчас очень мягко выражаюсь), и сама прекрасно об этом знает, — получше любого оппозиционера. Поэтому, позволить отнять у себя хотя бы часть власти, представителям неважно какой именно оппозиции, Кремль не может — это для кремлёвских вопрос жизни и смерти, вопрос будущего для них самих и для их родных и близких.

Между тем, московский мэр Собянин и питерский Беглов — это явные ставленники Кремля. Это не просто (как в Екатеринбурге) братья по духу и социально близкие — нет! Это — одна шайка, одна семья, одна мафия. Это, для Кремля — реально свои, плоть от плоти. Оттеснить от власти Собянина, или Беглова — это фактически то же самое, что позариться на власть самого Путина. Наверняка он и сам это воспринимает именно так: «сегодня Собянин и Беглов — завтра я».

Даже во исполнение какого-то очень хитрого замысла, какой-нибудь коварной интриги — Путин не может сдать этих людей. Потому что в таком случае, вся остальная стая — не поняла бы его. Это означало бы нарушение монолитности правящего «ядра». А расщепление ядра — всегда ведёт к неконтролируемой ядерной реакции.

Именно поэтому, власть так напряглась и упёрлась рогом из-за протестных демонстраций в Москве. Позволю себе повториться: не имеет абсолютно никакого значения — кто именно выводит людей на демонстрации (или допустим они вообще выходят сами). Не имеет никакого значения степень правоты этих людей. Допустим — они правы на 100%, а власть на 100% НЕправа. Это всё — вторично. Первично то, что Кремль не может поступиться никакой частью своей власти. Поэтому дурковать и упираться рогом будет до последнего.

С отдельно взятым Навальным, или с отдельно взятой Любовью Соболь, кремлёвские, может быть и сумели бы договориться кулуарно, тет-а-тет. Мол — мы тебе пост губернатора где-нибудь в Томске, или в Южно-Сахалинске, а ты взамен меняешь риторику и где-то как-то мимикрируешь под нас...

Но Навальный и Соболь избрали самую страшную, жуткую, самую неприемлемую для Кремля тактику — они апеллируют к общественности. А надо понимать, что для любого бандита, для любого преступника, самое страшное — это шум. Самое жуткое — это когда жертва кричит, несмотря ни на какие угрозы. Чем сильнее жертва кричит, чем больше шума привлекает к происходящему — тем хуже для преступника. Главная задача преступника, всегда — заставить жертву молчать. Поэтому, чем более диктаторская, преступная власть в той или иной стране — тем сильнее она зажимает свободу слова, обрушиваясь с репрессиями на независимые СМИ, в том числе на интернет. И наоборот: чем меньше власть чувствует за собой чего-то преступного — тем меньше она стесняет свободу слова, тем меньше давит на журналистов и блогеров.

Поэтому я исключаю возможность какого-то разумного компромисса между протестующими и кремлёвской властью. Для Путина лично, сейчас важно показать всем (и в первую очередь собственному окружению) что он по-прежнему на коне и по-прежнему твёрдо держит штурвал в руках. А для кремлёвских в целом, важно показать всей стране и всему народу (а вовсе не Навальному как таковому) что они по-прежнему сильны и опасны, и властью своей делиться ни с кем не собираются.

У кремлёвских просто нет выбора. Выбор свой они сделали уже давно — и сейчас вынуждены катиться по тем рельсам, на которые однажды когда-то встали. У них нет пространства для манёвра. Это надо понимать.

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.