Олег Боровских (ogbors) wrote,
Олег Боровских
ogbors

Categories:

МАСОНЫ. Пятьдесят пятая часть. Триумф мирового масонства.



В предыдущей части мы с вами рассмотрели процесс падения Российской империи в феврале 1917 года.
Любой взрыв, обвал, вспышка - могут на первый взгляд показаться чем-то сугубо стихийным, неуправляемым, хаотичным. Но при тщательном рассмотрении непременно оказывается, что любой хаос, любая стихия - это цепь закономерных событий, подчиняющихся жёстким правилам, входящих в какую-то систему и ничуть не случайных.
Вот так же и крушение Российской империи, если его рассматривать под микроскопом, шаг за шагом - поражает своей стремительностью, слаженностью, систематичностью и явной управляемостью.



На следующий же день после отъезда царя из столицы (то есть 23 февраля 1917 года) в городе (в котором незадолго до того были арестованы главнейшие вожаки рабочих, что вообще-то, логически рассуждая, должно было дезориентировать, разобщить и запугать массы) буквально с утра, на улицы выходят тысячи людей. Выходят организованно, а вовсе не хаотично. Никаких бушующих толп, никаких погромов. Сразу же появляются очень осмысленные лозунги, с требованиями политического характера. Всё это в разных районах, одновременно, синхронно. Останавливаются крупнейшие заводы, начинаются стычки с казаками и полицией...

Вы верите что подобное могло произойти стихийно, само собой, просто потому что терпение у людей иссякло (а как вовремя-то! Аккурат к тому времени когда и высшее офицерство решило избавиться от царя...)?
Ну попробуйте устроить что-либо подобное сегодня - а я посмотрю как у вас это получится.
Это при том, что сегодня у нас имеется вездесущий интернет - которого не было в ту эпоху. И уровень образования сейчас выше. Тем не менее, если вы попытаетесь замутить нечто подобное с нуля в нашу эпоху, без ОЧЕНЬ серьёзного покровительства извне, без ОЧЕНЬ масштабного финансирования со стороны, без долгой кропотливой подготовительной работы - получится у вас большой пшик. Дырка от бублика. Вы только насмешите окружающих...

На второй день после отъезда царя (то есть 24 февраля) бастовали уже 224 предприятия, а на улицы вышли 214 тысяч рабочих - к которым немедленно стала присоединяться и другая публика (включая студентов). И все эти вышедшие, ОРГАНИЗОВАННЫМИ КОЛОННАМИ (а вовсе не хаотичными толпами) синхронно, одновременно, из разных районов города, стали прорываться в центр. Полицейских начали избивать, а казаки (всегда отличавшиеся преданностью режиму - за что имели очень существенные льготы) "почему-то" отказались разгонять демонстрантов. Не один-два казака, а казаки в массе своей...

На третий день (не на третий месяц и даже не на третью неделю - на третий день!) то есть 25 февраля 1917 года, бастовало уже 421 предприятие. На улицы вышло уже более трёхсот тысяч человек. Не с целью что-то там разграбить-разбить-разнести в дребезги, а с лозунгами: "Долой царя!", "Долой правительство!", "Хлеб, мир, свобода!", "Да здравствует республика!"
То есть, экономические лозунги были в явном меньшинстве.
Вот загорелось простым работягам, которым вообще-то семьи кормить надо - не повышения зарплаты добиться, не сокращения трудового дня и не каких-то там социальных льгот, - а непременно царя свергнуть и республику учредить...
К рабочим в огромных количествах стали присоединяться представители других социальных прослоек. В сущности, рабочие исполняли роль только первичного небольшого кома снега - который потом катится и к нему налипает уже другой снег, в каких угодно количествах...

На четвёртый день (26-го февраля) - по демонстрантам уже начали стрелять боевыми патронами. Появились десятки убитых, не считая раненых. Что в обычной ситуации нагнало бы на людей страху.
Но протестующие (против чего?..) были настолько хорошо организованы и настолько жёстко управляемы, что отступали буквально на полчаса в ближайшие подворотни - после чего вновь, как ни в чём ни бывало, выходили на улицы. И всё так же организованно...
В этот же день, произошёл первый солдатский мятеж - который был, впрочем, подавлен.
И в этот же день, по указанию царя, была прекращена работа Государственной Думы - что само по себе было правильным решением, с учётом происходящих в городе беспорядков.

На пятый день (то есть 27 февраля) - солдаты из расположенных в городе воинских частей, начали убивать своих командиров - после чего стали присоединяться к демонстрантам и вместе с ними захватывать заводы, склады, артиллерийские орудия.
Утром таких солдат было 25 тысяч (не 25 человек и не 25 сотен - 25 тысяч!). А к вечеру их стало 67 тысяч.
Тот кто способен поверить что подобный массовый мятеж, в том числе убийство офицеров, мог произойти просто так, спонтанно, сам собой - верит даже не в чудо, а в мегачудо...

В этот же день (не когда-нибудь потом - в тот же день!) хорошо организованные мятежники, штурмом взяли... нет - не винные склады, не магазины, не банк. Они взяли главную тюрьму "Кресты". Из которой была освобождена группа меньшевиков, во главе с Кузьмой Гвоздевым, Марком Бройдо и Борисом Богдановым (из трёх - два еврея; ну случайность разумеется).
Эти освобождённые - не разошлись по домам для того чтобы помыться-побриться, покушать и отдохнуть. Нет! Они тут же (видимо были совершенно наготове, ни на минуту не растерялись) заявили освободившим их людям, что теперь надо идти к Таврическому дворцу (там в то время располагалась Дума) для того чтобы поддержать депутатов.
И сразу же двинулись по указанному направлению...

Вверху на заглавной картинке, вы как раз видите Таврический дворец (в наше время).

Дума была накануне распущена царём. Но депутаты, окружённые массами мятежников, решились на финт ушами - они собрались на "частное совещание". Ну то есть, как бы неофициально, для консультаций.
Это "частное совещание" поручило "Совету старейшин" создать "Комитет членов Государственной Думы для водворения порядка в столице и для сношения с лицами и учреждениями".
Это было тут же исполнено (всё в один и тот же день, 27 февраля).
В вышеназванный комитет (который стали неофициально сокращённо называть "Временным комитетом членов Думы", или просто "Временным комитетом") вошли: Михаил Родзянко, Николай Некрасов, Александр Коновалов, Иван Дмитрюков, Василий Шульгин, Сергей Шидловский, Павел Милюков, Михаил Караулов, Владимир Львов, Владимир Ржевский, Иван Ефремов, Николай Чхеидзе и Александр Керенский.
Всего лишь временный комитет, да...

И в это же самое время (не когда-нибудь позже, а именно в то же самое время, в тот же самый день) в том же самом Таврическом дворце, практически параллельно, депутаты-меньшевики, а также представители некоторых других партий социалистической ориентации, профсоюзов и кооперативов, проводят своё заседание, на котором избирают "Временный исполнительный комитет Совета рабочих депутатов". Этот "Комитет" призвал рабочих и солдат, избрать своих депутатов в Петроградский совет - по одному депутату на тысячу рабочих, но не менее одного депутата на каждый завод. И по одному депутату на каждую роту солдат.



Кому-то могло бы показаться, что такие выборы - дело долгое, нескорое.
Но никто не собирался дожидаться, пока действительно ВСЕ рабочие и солдаты выставят своих депутатов.
Никто не заморачивался с такими "мелочами" как легитимность и кворумы.
Уже вечером всё того же дня, началось решающее заседание, на котором был более или менее сформирован Петроградский совет - получивший в обиходе сокращённое название "Петросовет".



Во главе Петросовета встал Николай (Карло) Чхеидзе. У которого было два "товарища" (то бишь помощника) - Матвей Скобелев и Александр Керенский.
Все трое - парамасоны.
Кстати, после Чхеидзе, с 7 сентября 1917 года, Петросовет возглавлял Лев Троцкий...

Таким образом, в один и тот же день, в одном и том же Таврическом дворце, были созданы два органа власти - один от лица респектабельной публики заседавшей в Госдарственной Думе, а другой от лица революционеров-радикалов буквально только что вышедших из тюрем.
Так образовалось двоевластие. Это были как бы два крыла - которые однако росли из одного и того же, масонского тела. И делали одно дело - конкурируя друг с другом, мотивируя друг друга, наступая друг другу на пятки.

На первый взгляд могло показаться, что эти люди, которые собрались в Таврическом дворце и которые что-то там выбирают, обсуждают, постановляют - просто сборище идиотов. Ведь город на тот момент, ещё в значительной степени оставался под контролем верных царю сил. Сам царь - вовсе не бежал и не был свержен. Он просто выехал в рабочую поездку, в свою ставку, расположенную в городе Могилёве. У него в подчинении находились миллионы солдат на фронтах.
В России никто толком и не знал - что там происходит в Петрограде.
Но это только казалось, на первый взгляд.
Лидеры мятежников (некоторые из которых ещё утром этого дня находились в тюремных камерах) очень хорошо понимали, что происходит. Именно поэтому они - вовсе не спешили, воспользовавшись суматохой и неразберихой, обзавестись документами, деньгами, одеждой, - и свалить куда-нибудь подальше, пока в город не вошли войска и пока их вновь не похватали. Нет! Они спешили сформировать власть - будучи почему-то уверенными, что им ровным счётом ничего не угрожает и что фронтовые части не раздавят в лепёшку взбунтовавшийся город.

Тем временем царь наконец осознал масштаб происходящего и начал готовить войска для подавления мятежа.
В окрестности Петрограда выехал генерал Николай Иванов, который занялся сосредоточением войск, для броска на город.
Туда же решил переехать из ставки и царь.
Однако в пути планы Николая поменялись и царский поезд, который уже прибыл на станцию Малая Вишера (это примерно 160 километров от Петрограда) повернул на юг, в сторону Бологое. А от станции Бологое повернул на Псков, к фронту, через Валдай и Старую Руссу.
Из Петрограда неслись самые строгие приказания железнодорожникам и всем представителям власти на местах, не пропускать царский поезд, задержать его любыми путями - но в России всем было абсолютно наплевать на какие-то смешные распоряжения непонятных самозванцев, невесть откуда взявшихся. Царь спокойно, без малейших помех, прибыл в Псков.

Если бы армия, в лице высшего офицерства, осталась верна своему главнокомандующему в лице императора Николая II, то на этом, в сущности, всё было бы кончено. От петроградских мятежников и пятна бы мокрого не осталось - когда фронтовые части двинулись бы на взбунтовавшийся город.

Однако в том-то и дело, что заговор был всеобъемлющим и широкомасштабным.
Несчастные работяги, которые сотнями тысяч выходили на питерские улицы - являлись всего лишь мелкими пешками в чужой для них игре. В те дни много говорилось о рабочих и крестьянах, но среди верхушки мятежников, не было - ни рабочих, ни крестьян. Только элита. В том числе - армейская элита. Включая почти всё высшее фронтовое командование, во главе с генералами Алексеевым и Рузским.

Поэтому, когда царский поезд прибыл в Псков - его там не встретил никто из армейского командования. Царю тем самым сразу показали, что теперь он находится в зависимости от воли генералов.
А потом прибыл генерал Николай Рузский, который (при поддержке генерала Алексеева, приславшего соответствующую телеграмму) принялся уламывать царя, дабы тот согласился на введение конституционной монархии.
Николай долго сопротивлялся, но в конце концов уступил.
Будучи уверенным, что на этом конфликт исчерпан, царь (опять же - под давлением Рузского) дал телеграмму Николаю Иванову (тому самому, который сосредотачивал войска под Питером, для броска на город) в которой скомандовал отбой. И генерал Рузский, опираясь на эту телеграмму, отозвал обратно на фронт войска, которые уже были выделены Иванову и двигались в сторону Петрограда. Таким образом карательная экспедиция против мятежной столицы, не состоялась.

А уже на следующий день после этого, ВСЕ командующие фронтами, а также командующий балтийским флотом и Великий князь Николай Николаевич, потребовали от царя отречения. Полного отречения - а не какой-нибудь там конституционной монархии.
То есть, генерал Рузский изначально ломал перед царём комедию, убалтывая того согласиться на введение конституционной монархии - не ради конституционной монархии, а ради того чтобы царь отозвал из-под Питера генерала Иванова.
Как только карательная экспедиция против столицы была отменена - от царя потребовали полного ухода на покой. С вещами на выход.
Власть должна была достаться (формально) его малолетнему сыну. При котором должен был состоять регентом Великий князь Михаил.
С аналогичным требованием к Николаю обратились приехавшие из Петрограда представители "Временного комитета" Александр Гучков и Василий Шульгин.

Николай II понял, что проиграл. Он оказался меж двух огней - между взбунтовавшейся столицей и взбунтовавшейся армией.
Понял и то, что если уж он, взрослый мужчина, не смог удержать власть - тем более полной игрушкой в руках у интриганов окажется его малолетний сын.
Видимо не желая подвергать опасности своего ребёнка, Николай отрёкся - и за себя, и за сына. Это произошло 2 марта 1917 года. Но при этом царь передал власть своему брату, Михаилу - может быть надеясь на то, что Михаил, как взрослый человек, будучи не каким-то там регентом, а полноправным монархом, всё-таки сумеет как-то спасти монархию...

Однако мятежникам (точнее тем, кто за ними стоял) не нужна была монархия вообще - а не просто царь Николай как таковой.
Поэтому сам факт того, что Николай отрёкся в пользу брата, был скрыт - и на Михаила было оказано давление (вплоть до того что ему недвусмысленно намекнули: могут убить).
Поэтому 3 марта 1917 года, уже Великий князь Михаил Александрович отрёкся от престола, отказавшись принять власть.
Монархии не стало. Империя исчезла.

Напоминаю - в феврале всего 28 дней.
22-го царь выехал из Петрограда в Ставку верховного главнокомандования.
На следующий день, 23-го февраля, на улицы города вышли сотни тысяч хорошо организованных демонстрантов.
Уже 27 февраля, полулегально собираются депутаты Госдумы, которые моментально создают полулегальный комитет с невинным названием - и одновременно, в том же здании Таврического дворца, создаётся Петросовет.
Уже в ночь на 28 февраля (ну то есть, вообще счёт пошёл на часы - даже непонятно как они всё это успевали чисто технически) Комитет образованный думскими депутатами ("Временный комитет") объявил, что берёт всю власть в стране в свои руки.
Они очень-очень торопились. И вовсе не потому что опасались каких-то действий со стороны царя (у которого были в подчинении миллионы фронтовых солдат) а потому что опасались конкурентов из Петросовета - заседавших в другом крыле этого же здания и способных первыми провозгласить себя хозяевами всей России.
То есть, в ночь на 28 февраля (последний день месяца) ещё вовсе не контролируя даже целиком город как таковой, мятежники, опасаясь вовсе не царских войск, а конкуренции со стороны своих же собратьев заседающих по соседству - объявили себя хозяевами страны.

Над этим можно было бы только посмеяться. Это можно было бы совершенно не воспринимать всерьёз. И это действительно не принималось никем всерьёз за пределами города. НО, лидеры мятежников не были смешными клоунами, или самоубийцами-идиотами. Они просто были хорошо осведомлены о том, что именно происходит. То есть, они понимали, что верховный кагал претендующий на роль мирового правительства и подчинённое ему масонство (не говоря уж про парамасонство) - подписали России приговор. И начали приводить этот приговор в исполнение.

Именно поэтому, 1 марта 1917 года, Временный комитет Государственной Думы, буквально вчера провозгласивший себя правительством страны (ещё раз напоминаю - в феврале всего 28 дней) и ничего толком не контролирующий, был де-факто признан Великобританией и Францией.
Это было тогда, когда и в России-то никто толком ещё не знал, что вообще произошло. Когда царь ещё не отрёкся и в подчинении у него, формально, оставались фронтовые войска. То есть он мог, теоретически, буквально за пару-тройку дней размазать мятежников по стене.
В этой ситуации, союзники царя - буквально забывают о самом его существовании и устанавливают связь с таким "правительством", которое и само-то себя ещё не осознало реальным правительством, которое на тот момент само точно не знало, какие части города оно контролирует, не говоря уж о России как таковой...

Вот это признание (пусть даже с некоторыми оговорками) со стороны главных союзников царя, Великобритании и Франции, признание буквально моментальное, когда даже не стали ждать формального отречения - само по себе свидетельствует о том, что заговор против Российской империи был настолько широкомасштабным и всеобъемлющим, что в нём приняли участие и правительства ведущих государств мира, причём состоящие с империей в военном союзе.
Вот эта вишенка на торте, разбивает вдребезги последние сомнения в том, что свержение монархии было делом вовсе не каких-то там рабочих толп, пусть даже многочисленных и агрессивно настроенных. Подобное было по плечу ТОЛЬКО могущественным надмировым силам, которые для осуществления своего плана приложили колоссальные усилия и потратили гигантские средства.
Просто трудно себе представить, какой нажим был оказан на французов и англичан, для того чтобы они моментально, без рассуждений и обсуждений, признали партнёрами мятежников, вознамерившихся свергнуть главного союзника англичан и французов на востоке. Причём - именно вознамерились, ещё даже и не свергли-то толком.
Но кто-то могущественный сказал: "Надо!" И Лондон с Парижем встали по стойке смирно.

Не стоит пытаться списать всё на двуличие англичан и французов, на их цинизм и эгоизм.
Как раз руководствуясь цинично-эгоистичными соображениями, они должны были очень хорошо подумать, приглядеться, подождать, ни в коем случае не пороть горячку и внимательно посмотреть - чья возьмёт.
А может быть даже и пригрозить мятежникам - ибо царь являлся каким-никаким союзником, а от мятежников непонятно вообще чего ожидать.
Именно цинизм и эгоизм, не должны были позволить англичанам и французам распустить розовые слюни, по поводу торжества "свободы-равенства-братства", благодаря свержению "кровавого деспота". Тем более что шла гигантская война, в которой на Россию делалась немалая ставка - и при этом сама Великобритания являлась монархией, пусть даже и парламентско-конституционной.
Нет - здесь не было здравого цинизма и холодного эгоизма. Тут было беспрекословное подчинение таким силам, указания которых выполнялись подобно повелениям Господа Бога...

Кстати, обратите внимание на то, что мятеж начался 23 февраля по старому стилю - то есть 8 марта по новому.
Мы и в нашу эпоху празднуем - и 23 февраля, и 8 марта. Под разными предлогами - но празднуем.
Почему?
Потому что 23 февраля (8 марта) 1917 года - произошло самое желанное, самое долгожданное событие в истории мирового масонства и того надмирового правительства, которому служат масоны.
ДО этого дня - масоны и их хозяева СТРЕМИЛИСЬ стать господами мира.
Начиная с этого дня - они РЕАЛЬНО начали становиться хозяевами планеты.
Это был день начала их величайшего торжества...

Разумеется переворот в России был осуществлён вовсе не для того, чтобы провести в стране благотворные реформы и сделать её богатой и процветающей.
Как раз наоборот - Россия была обречена на большие несчастья, на тотальное кровопускание, максимальное обнищание, деградацию и гибель. При этом Россия должна была стать той охапкой хвороста (а точнее - той громадной кучей дров) которая, сгорая сама - станет источником всемирного пожара.

Понятно, что те люди, которые выходили на улицы Петрограда в феврале 1917-го, ожидали чего-то другого.
И те господа, которые пришли к власти на первой волне событий - скорее всего предполагали, что этой волной всё и ограничится.
Ни тем, ни другим, не приходила в голову мысль о том, что всё это - только начало. Начало погружения России в пучину тотального страха и ужаса, дикого кровопролития и рабства.
Для России это было началом Апокалипсиса.

Как для аборигенов Америки, прибытие кораблей Христофора Колумба, означало начало конца света на отдельно взятом континенте - так для русских, падение монархии, означало наступление конца света на одной шестой части суши.
С этого момента, с 23 февраля 1917 года по старому стилю (то есть с 8 марта по новому) - мгла начала окутывать Россию...

Практически одновременно со своим отречением, Николай II подписал указ о назначении князя Георгия Евгеньевича Львова, председателем Совета министров. Не потому что он испытывал какие-то тёплые чувства по отношению к этому князю, а потому что на этом настаивали те же самые люди, которые фактически принудили царя к отречению.

Таким образом, после отречения Николая и Михаила, "Временный комитет Думы", становился и вправду более или менее легитимным преемником власти. При этом на пятки "Временному комитету", наступал "Петросовет" - то есть, Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов.
Вот в такой ситуации 2 марта 1917 года (то есть в тот день, когда уже отрёкся Николай, но ещё не отрёкся Михаил) начались переговоры между "Временным комитетом" и "Петросоветом" - о создании полноценного временного правительства, которое управляло бы Россией до созыва всеобщего Учредительного собрания.
Договорились на таких условиях: "Временный комитет" (то есть респектабельные господа) создаёт правительство. Петросовет на участие в правительстве не претендует, но ставит ряд условий и в дальнейшем будет приглядывать за правительством в оба глаза.
Главными условиями взаимного соглашения, были следующие:

1) Полная и немедленная амнистия по всем делам политическим и религиозным, в том числе террористическим покушениям, военным восстаниям, аграрным преступлениям и т. д.;
2) Свобода слова, печати, союзов, собраний и стачек, с распространением политических свобод на военнослужащих в пределах, допустимых военно-техническими условиями;
3) Отмена всех сословных, вероисповедных и национальных ограничений;
4) Немедленная подготовка к созыву, на началах всеобщего, равного, тайного и прямого голосования, Учредительного собрания, которое установит форму правления и конституцию страны;
5) Замена полиции народной милицией с выборным начальством, подчинённым органам местного самоуправления;
6) Выборы в органы местного самоуправления на основе всеобщего, прямого, равного и тайного голосования;
7) Неразоружение и невывод из Петрограда воинских частей, принимавших участие в революционном движении;
8) При сохранении строгой военной дисциплины в строю и при несении военной службы — устранение для солдат всех ограничений в пользовании общественными правами, предоставленными всем остальным гражданам.


В этот же день, то есть 2 марта 1917 года, было сформировано Временное правительство, в составе 11 человек:

1) Председатель Совета министров и министр внутренних дел - князь Георгий Евгеньевич Львов, - тот самый коррупционер, который стоял во главе Земгора и который уже потому был кровно заинтересован в свержении старой власти, что над ним нависла опасность разоблачений и ареста.
2) Министр иностранных дел - Павел Николаевич Милюков.
3) Министр юстиции - Александр (Арон) Фёдорович Керенский. Это единственный человек из Петросовета, который вошёл в состав Временного правительства.
4) Министр путей сообщения - Николай Виссарионович Некрасов.
5) Министр торговли и промышленности - Александр Иванович Коновалов
6) Министр просвещения - профессор Александр Аполлонович Мануйлов.
7) Военный и временно морской министр - Александр Иванович Гучков.
8) Министр земледелия - Андрей Иванович Шингарёв.
9) Министр финансов - Михаил Иванович Терещенко.
10) Обер-прокурор Святейшего Синода - Владимир Николаевич Львов. Тот самый, который позже, при советской власти, станет лектором-пропагандистом и членом "союза безбожников".
11) Государственный контролёр - Иван Васильевич Годнев.




Однако Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов (то есть Петросовет) без согласования с Временным правительством, издал "Приказ № 1 по Петроградскому гарнизону" - и опубликовал его 2 марта в утреннем выпуске газеты "Известия", - своего официального органа.
Этим приказом Петросовет подчинил себе Петроградский гарнизон в решении всех политических вопросов и лишил Временное правительство возможности использовать армию в своих интересах.
Приказом предписывалось немедленно создать выборные комитеты из представителей нижних чинов во всех воинских частях, подразделениях и службах, а также на кораблях.
Главным в Приказе № 1 был третий пункт, согласно которому во всех политических выступлениях, воинские части подчинялись теперь не офицерам, а своим выборным комитетам и Петросовету.
В приказе предусматривалось также, что всё оружие передаётся в распоряжение и под контроль солдатских комитетов. Приказом вводилось равенство прав "нижних чинов" с остальными гражданами, в политической, общегражданской и частной жизни, отменялось титулование офицеров.




Таким образом, уступив Временному правительству ОФИЦИАЛЬНУЮ власть - Петросовет сосредоточил в своих руках власть РЕАЛЬНУЮ.

Узнав об издании этого приказа, военный и морской министр Александр Гучков, попытался добиться от Петросовета его отмены - либо, по крайней мере, распространения его действия только на тыловые части.
9 марта, в своей телеграмме генералу Алексееву, Гучков так описал возникшую систему двоевластия:

Временное правительство не располагает какой-либо реальной властью и его распоряжения осуществляются лишь в тех размерах, кои допускает Совет рабочих и солдатских депутатов, который располагает важнейшими элементами реальной власти, так как войска, железные дороги, почта и телеграф - в его руках. Можно прямо сказать, что Временное правительство существует, лишь пока это допускается Советом рабочих и солдатских депутатов. В частности, по военному ведомству ныне представляется возможным отдавать лишь те распоряжения, которые не идут коренным образом вразрез с постановлениями вышеназванного Совета.

Таким образом Петросовет переиграл Временное правительство. Но крайне дорогой для России ценой.
Именно Приказ №1, положил начало тотальному развалу армии. Дисциплина в войсках была практически уничтожена, начался бардак, переходящий в хаос. И это в войсках воюющей страны!..
Ниже вы видите германскую карикатуру той эпохи, на разложение русской армии.




Впоследствии, некоторые бывшие члены Петросовета пытались как-то оправдаться, доказывая что Приказ №1 был составлен под давлением солдатской массы - а то и вообще самой солдатской массой.
Но всё это разумеется чепуха.
Видный революционер, в будущем большевик, Иосиф Петрович Гольденберг (ниже на фото) заявлял буквально следующее:

Приказ № 1 — не ошибка, а необходимость. Его редактировал не Соколов; он является единодушным выражением воли Совета. В день, когда мы «сделали революцию», мы поняли, что если не развалить старую армию, она раздавит революцию. Мы должны были выбирать между армией и революцией. Мы не колебались: мы приняли решение в пользу последней и употребили — я смело утверждаю это — надлежащее средство.




ПРОДОЛЖЕНИЕ СМОТРИТЕ ЗДЕСЬ.

Tags: масоны
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments

Deleted comment