Олег Боровских (ogbors) wrote,
Олег Боровских
ogbors

Categories:

ПРОПАСТЬ (30-я часть)

DSCN1455.JPG

ПРЕДЫДУЩУЮ ЧАСТЬ СМОТРИТЕ ЗДЕСЬ.


51

Разумеется, я не зацикливался лишь на религиозной литературе. Читал и газеты. Никогда не понимал тех, кто говорит, что не интересуется политикой. Не знаю уж где как, а в России, если ты не заинтересуешься политикой, то политика заинтересуется тобой. От перемены (или - не перемены) власти, в нашей стране чудес, зависит буквально всё - от цен на хлеб, до цены на жизнь.

Да только читая те газеты и журналы, постоянно ловил себя на мысли, что пишут в них о чём угодно, только не о тех проблемах, о которых кричать нужно во весь голос. Одна из самых многотиражных газет, накануне сиднейской олимпиады, поместила на своих страницах большую статью о проблемах, которые возникнут в связи с этой олимпиадой, у бедных сиднейских проституток. То, что русские бомжи дохнут от голода как мухи на московских улицах - никого конечно не колышит.

Ну что ж, если об этом не хотят говорить и писать другие - почему бы не попытаться открыть рот мне?

Три или четыре раза я писал в "Российскую Газету". Эти письма были опубликованы.

И что?

Да ничего...

Какими всё-таки наивными были коммунисты, которые в ужасе затыкали рот несчастным диссидентам, всерьёз полагая, что если кто-то громко вякнет против советской власти, то небо упадёт на землю и в стране начнётся поголовное антисоветское восстание! Нынче критические статьи в газетах, в адрес тех или иных чиновников, или самой системы, значат не более комариного жужжанья. Невозможно устыдить тех, у кого нет совести. Трудно испугать того, у кого в руках власть, армия, спецслужбы и финансы.

Но, может быть я пишу слабовато и слишком расплывчато? Что ж, стал писать более конкретно, целенаправленно, озлобленно - и "Российская газета" больше моих писем не печатала.

Понёс свои статьи в другие издания. В первую очередь уделил внимание "патриотической" прессе. Но быстро убедился, что, как правило, эти люди - совсем не те, за кого себя выдают. Как бы ни уверяли они со страниц своих газеток, что любят русский народ и готовы за него в огонь и в воду - на самом деле их интересуют только платежеспособные "партнёры". Заступничество за нищих и обездоленных русских людей - явно не их амплуа.

Первой серьёзной газетой, согласившейся со мной сотрудничать "вживую", стал еженедельник "Россия". Именно от них я впервые в жизни получил гонорар.

Позже газета, что называется, прогорела - и в результате полностью сменила хозяев. А хозяева практически полностью уволили коллектив - как показавший себя не очень способным. Заодно был полностью изменён и внешний вид самой газеты. Но я всегда буду помнить о том, что именно те, "неспособные", первыми протянули руку помощи отверженному обществом бомжу. Это можно считать почти чудом, что газета сумела достучаться, докричаться до администрации Нургалиева (главы МВД), по поводу моей невзрачной и мало кому интересной персоны. Под нажимом этой самой администрации, в одном из паспортных столов Московской области, взялись выправить мне паспортину. Правда - особо не торопились. Понадобился год (ровно год - без преувеличений!) на то, чтобы под непрерывным напором газеты (которая ничего мне не была должна, я никогда не был в ней штатным корреспондентом), мёртвенно-ржавое колесо бюрократии вдруг провернулось. 17 марта 2006 года, я наконец получил паспорт. Разумеется пустой - без всяких прописок и регистраций.

В редакции не забыли по этому случаю откупорить бутылку шампанского.

А жил по-прежнему в лесу. Однажды, в двенадцатом часу ночи, к моему жилищу подошёл какой-то человек, с палкой-посохом в руке. У ног его крутилась довольно крупная собака. Он окликнул меня (что-то вроде: "Эй - хозяева!"). Я вышел, держа в каждой руке по топору (да, к тому времени чувствовал себя в лесу уже достаточно уверенно): "Что скажешь, родной?"

Человек явно смутился. Собака, поскуливая, прижалась к одной из его ног.

"Да я это... лесничий. Пришёл просто обходом, посмотреть- всё ли в порядке?.."

"Ну и как впечатление?"

"Да всё нормально... Я просто проходом..."

Визитёр поспешил убраться. Я конечно не поверил ни одному его слову - лесники в полночь по кустам с палкой не шастают. К тому же, пошатавшись по лесничествам, убедился, что многие из них позакрывались, либо сильно сокращены по части штатов.

Впрочем - обычно люди в лесу сторонятся друг друга. И, в особенности - самодельного жилья. Это в населённых пунктах, чувствуя за спиной присутствие милиции, бомжам частенько демонстративно стараются показать своё презрение и превосходство. В лесу спесь у многих улетучивается, как утренний туман. Ведь люди, в большинстве своём - сколь высокомерны, столь же и трусливы.

52

Всё-таки человек - существо внушаемое.

Никогда не относился с доверием к государственной пропаганде. Но видимо какая-то благостная муть, незаметно для меня самого, потихоньку осела в мозгу, под влиянием многочисленных слащавых публикаций, на тему: жить стало лучше, жить стало веселее. Наверное именно этим объясняется тот факт, что, получив паспорт на руки, решил я попытаться где-то устроиться на работу. Только сменить маленько тактику. Как раз перед этим было особо жаркое лето, когда над Москвой стоял дым от горящих торфяников и лесных пожаров. И не только, кстати, над Москвой - пожары бушевали вплоть до Полярного круга. Руководители лесхозов и районные власти на местах, хором горько жаловались на отсутствие рабочих рук. Не хотят, дескать, люди идти работать в лес, в глушь, за мизерные деньги - ну хоть ты плачь!.. Поневоле начали мысли в голову лезть: а ведь и вправду - у них там в лесу сторожки всякие имеются, в глухомани, куда действительно не каждый человек из города, или крупного посёлка работать поедет. Может быть в самом деле, на лесном кордоне найдётся для меня свободный угол?..

Но, куда бы я ни заглядывал, от ближнего Подмосковья до самых глухих его уголков, где бы ни был - в Шаховской, Румянцеве, Талдоме, Туголесье, Истре - всюду слышал решительно-категорическое: "Рабочие не нужны, жилья нет, директор уехал в Москву, когда приедет - не знаем". Причём, обычно отказывали, даже не заглянув в паспорт, не поинтересовавшись толком, кто я и откуда.

В Волоколамске была интересная картина. Контора лесхоза там представляет собой пустое двухэтажное здание. Никаких посетителей. Слышно как муха летает. И на входе в это сонное царство - вахта. С обязательной проверкой документов. А как же! Это вам не хухры-мухры. Это - лесхоз!

Но, может быть стоит попытаться обратиться в какую-нибудь центральную контору, "заведующую" лесом?.. Что ж, телефонно-адресный справочник в зубы - и вперёд. Где наша не пропадала!

Итак: Федеральное Агентство Лесного Хозяйства, или попросту Лесхоз - на улице Пятницкой. Тут-то уж, наверное - не мелкая шарашка?

Приехал. Поглядел. Да - не мелкая. Народ прёт туда на работу - как на демонстрацию. Здание солидное. Прихожая помпезная. Само собой - вахта на входе. На вахте - телефон.

Звоню. Интересуюсь: мол, не нужны ли где люди, на работу в лесу? Готов был поехать куда угодно - только бы гарантировали трудоустройство и жильё, хоть какую-нибудь избушку на курьих ножках, в любых дебрях.

- "Ой, вы знаете - мы этим не занимаемся..."

"А где этим занимаются?"

Посоветовали съездить "на места", в какое-нибудь лесничество. Круг замкнулся.

Вышел я на улицу, оглянулся на это хреново заведение. Впечатляет конечно. Бедный лес! Тех кто им заведует, пожалуй не намного меньше, чем в том самом лесу дубов...

Помню, наведался как-то в райцентр Петушки, Владимирской области. Может быть здесь, за пределами Подмосковья, хоть немного попроще?

Какое там! В несчастных Петушках, аж две компании сразу (государственная и коммерческая) рулят недорубленным ещё лесом. Как услыхали, что нет местной прописки - руками замахали: "Что вы, что вы - как можно!.."

Потом-то умные люди мне объяснили, не дали дураком помереть: ну куда, дескать, ты прёшься? Лес - это же живые деньги! На лесе сейчас бабки зашибаются немеряные, пока он, лес этот, ещё существует. А ты, простота, захотел за просто так на работу в лес попасть!..

Но, может за последние годы что-то изменилось на "колхозном фронте"? Вон ведь как власть имущие уверяют, что Россия развивается не по дням а по часам, что нефтедоллары просто некуда уже пристраивать, что экономике грозит перегрев...

Не совсем, правда, понятно, почему не сгорают синим пламенем куда более богатые Соединённые Штаты, почему до сих пор не превратилась в кучку пепла набитая деньгами со всего света крохотная Швейцария, или почему не превратились в обугленные головёшки некоторые "россиянские" олигархи. Впрочем, разумеется я понимаю (не вчера родился), что: бывает просто враньё, бывает враньё наглое, и бывает - статистика (по сути - одна из разновидностей пропаганды).

Но всё же - отчего и впрямь не попытаться?

В Москве, на Ярославской улице (не путать с Ярославским шоссе), разыскал "Отделение Федеральной Государственной Службы Занятости Населения по Московской Области". Вон названьице-то какое пышное! И на входе, разумеется - вахта. Ну я могу ещё понять, когда на каком-нибудь военном заводе отгораживаются от "чужих". Но здесь-то само заведение существует, вроде как для приёма именно "посторонних" с их проблемами... Ладно, пошли мне навстречу (могли ведь и не пойти) - выдали распечатку из банка данных о вакансиях. Я глянул - и не по себе стало. Боже мой! Там такие зарплаты по колхозам перечислялись - на сборе бутылок больше заработаешь. Если бы, при российских ценах, неграм в Африке предложили зарплаты российских же колхозников - сыны Зимбабве и Бурунди просто взбунтовались бы. Причём, в основном упоминались колхозы Тверской области - которую, по сути дела, можно считать Подмосковьем. Эта область расположена между двумя такими мегаполисами, как Москва и Петербург. Одной только продажей сельхозпродукции в эти города, она могла бы поднять свою экономику. Это не считая промышленности и сельского хозяйства. А ведь здесь ещё и уникальный Селигер - комплекс озёр, который мог бы оттянуть на себя львиную долю туристов, оставляющих миллиарды долларов за рубежом (в том числе в таких странах как Швейцария и Финляндия, климат которых ничуть не лучше Тверского). Такое богатство - и такая нищета!

Не обделил конечно вниманием и Московскую область. Есть например, в Шаховском районе, Судисловский колхоз. Там вполне готовы принять на работу, хоть таджика, хоть бомжа. Но работать нужно, почему-то обязательно в две смены. И самое интересное, что председатель откровенно и даже весело рассказывает о том, что провинившихся в чём-либо работяг, он сдаёт в милицию - и заработанных денег они не получают. С участковым у него всё тип-топ, жаловаться куда-либо - бесполезно...

Пробовал и на предприятия соваться. Но на любом московском заводе отвечали примерно одинаково: "Мы тебя взять не имеем права - у тебя ведь нет прописки". Эти слова произносились не в северокорейском Пхеньяне. Это супер-пупер-демократическая Россия. Москва.

Честное слово - есть у меня шальная мечта: собрать в одном не очень прекрасном месте (которого не жалко) всех тех, кто ратует за сохранение паспортной системы, всяких прописок-регистраций, трудовых книжек, военных билетов, а также всевозможных погранзон, систем надзора за освободившимися из мест лишения свободы, "закрытых" городов (например, Норильск "закрыли" - в котором нет ни одного военного завода и который расположен за тридевять земель от любой границы) и прочих атрибутов рабства.

Огородить это место высоким забором - создав таким образом, нечто вроде обширного дурдома (а желание закабалять, запрещать, держать и не пущать - есть несомненный признак особого рода паранойи). Дуракам можно раздать бумагу и карандаши (мы должны быть гуманными по отношению к ущербным) - пусть рисуют друг другу (а также тараканам) всевозможные справки, печати, разрешения. Пусть штрафуют друг друга, за отсутствие той или иной справки (на право дышать, или ходить в туалет). Только денег на руки идиотам не выдавать (гуманность должна иметь свои разумные пределы) - пусть в качестве штрафов, шелбаны друг другу бьют (у тараканов могут отрывать лапки).

А чтобы заведение сие было рентабельным, можно туда экскурсии посетителей пускать - как в зоопарк. В зверинцах над клеткой каждого животного висит обычно табличка, с пояснениями - что это за тварь, где водится, чем питается. Вот по такому же принципу, над клеткой-жилищем каждого дурака, следует повесить таблички с пояснениями: дескать, вот этот параноик требовал введения во всей стране паспортной системы - а вон та шизофреничка говорит, что необходимо ввести такую дурь, как трудовые книжки... И пусть люди, за умеренную плату, приходят, смотрят на идиотов, смеются, ужасаются...

Но пока что, увы, ужасаться приходится нам - обычным людям, оказавшимся под игом дураков.

Надо признать, у олигофренов, как бы в качестве компенсации за отсутствие любых иных талантов, очень развита способность цепляться за власть. Раз уцепившись, они держатся за неё руками, ногами и зубами - прочнее чем репей на собаке. Поэтому есть что-то рациональное, в самой идее существования наследственного дворянства, "благородного" сословия, которое преграждает путь к власти разным хитрожопым ничтожествам. Другое дело, что это самое дворянство (условно назовём его так) должно служить культурным локомотивом нации, "подтягивая" основную массу населения до своего уровня. Именно так и происходило где-нибудь в Швеции или Дании. Но российское дворянство предпочло наглухо отгородиться от своего народа, словно от другой нации. Даже лепетать предпочитали по-французски, либо по-немецки. Русско-дворянский "локомотив", отцепился от вагонов с русским народом - и понёсся по рельсам в одиночку. Вот как ему легко и хорошо - шпарить одному, никого за собой не тяня! Однако закон жизни в том и заключается, что не только вагоны неподвижны без локомотива - но и локомотив, который не хочет тащить вагоны, просто-напросто никому не нужен. Не только стаду плохо без пастуха, но и пастух без стада - ноль. Об этом не мешало бы помнить и сегодняшним новорусским господам, метящим на роль всероссийских пастухов.

Кстати - однажды господин Починок, заведовавший тогда социалкой, рассказал журналисту одной из газет, сказку о том, что нищие, дескать, сами не хотят ничего менять в своей жизни; им, мол, так жить нравится. Мы, говорит, приглашаем их, обещаем помочь с решением проблем, но они почему-то не приходят - предпочитают попрошайничать.

Я, конечно, цену подобным россказням знаю. Но как-то в свободное время решил пойти посмотреть - как хотя бы выглядит та контора, в которую Починок нищих приглашал?

Итак - "Федеральная Служба по Труду и Занятости" (Роструд); Биржевая площадь, дом 1.

Зашёл, огляделся. Как всегда, в фойе - проходная. Там сразу два амбала-секьюрити. Стоят, почёсываются, оглядывая посетителей с выражением проголодавшихся людоедов. В вестибюле - телефон. Только почему-то ни на один мой звонок, не ответил ни один из набранных мной номеров, список коих висел тут же на стене. Чего, собственно, и следовало ожидать. Москва большая, мало ли кто с улицы припрётся - что ж, всем отвечать что ли?!..

Пытался вторично заглянуть в Президентскую приёмную. Всё-таки у нас теперь другой Президент - может быть что-то изменилось?

Действительно - изменилось. Теперь в эту самую приёмную просто так не попадёшь. Кончились времена ельцинской вольницы, нынче в таком заведении никто с бомжом разговаривать не станет.

А ведь проститутки из телеящика без конца твердят о том, что в Москве, и вообще в России, сильно не хватает рабочих рук. Гастарбайтеров приглашать приходится. О том, что в этой же стране загибается от голода пять с половиной миллионов бездомных русских людей и не меньшее количество нищих колхозников, готовых взяться за любую работу - никто особо не заикается. Это - в порядке вещей. Русские должны подыхать, освобождая место под солнцем другим народам...

Слишком далеко отрываться от Москвы я уже не решался. Да и какой смысл? Чем глуше какой-нибудь занюханный медвежий угол, тем больше склонны выкаблучиваться перед приезжими его обитатели - и, особенно, местное вшивое начальство.

Но страстно хотелось высказаться, чтоб прорвался мой голос через общий хор щенячьего восторга платных подхалимов, чтобы хоть как-то докричаться, достучаться до сознания всего нашего общества: смотрите - вот сейчас, сегодня, в России царит голодомор и террор, не хуже чем при Сталине в тридцатые годы! Вот сейчас, в век глобализации и интернета, когда миллионы вполне благополучных российских граждан ездят на Канары и Сейшелы - миллионы других, российских же граждан, замерзают ночами на асфальте улиц!.. Наверное от моих слов несёт наивностью. Ну и хрен с ним! Лучше оставаться наивным посмешищем с непроданной душой, чем превратиться в продуманную, циничную, всеми уважаемую мразь.

Был предпринят тотальный поход по редакциям "толстых" журналов. Но увы, со мной, как правило, не хотели даже разговаривать, узнав что у меня - рукописи. Всем подавай отпечатанное. В двенадцать дня к ним придёшь - ещё рано, никого на работе нет. В два дня приходишь - уже поздно, все ушли. Чтобы к священному телу редактора пробиться - нужно сначала уборщице понравиться, потом - секретарше, потом - другой секретарше... Элементарное нежелание работать - буквально на лбу у всей этой братии выписывается. При этом принято считать, что многие журналы находятся в сложном финансовом положении. Постоянно у государства деньги клянчат, на жизнь жалуются. Так почему бы не уменьшить чуть-чуть гонор?

Заходил и к жириновцам - потом долго над собой смеялся...

Хотя, быстро наладился контакт с газетой "Правда России". Люди, управлявшие выпуском этой газеты, проявляли чисто американскую деловитость и энергию. Приходишь раз в неделю (газета была еженедельной), отдаёшь рукопись - и тут же получаешь на руки гонорар за опубликованное ранее. Всё быстро и чётко. Если бы все коммунисты обладали такой мобильностью - они давно были бы уже у власти.

К сожалению, сейчас эта газета не выходит. Мне этого не понять - у компартии и так нет своего телевидения, нет ни одной ежедневной общегосударственной газеты. При таком положении вещей, прекращать выпуск одной из центральных газет - смерти подобно. Но - не мне конечно решать такие вопросы.

Как-то обратился в редакцию "Политического журнала". Они вроде обрадовались, пригласили к себе и говорят: "Вы слышали о том, что в Бутове организованы акции протеста, против переселения жителей? Это мы раскопали и организовали. Давайте, мы ваше жилище в лесу сфотографируем, в журнале это фото поместим - и акции протеста организуем!"

Я отвечаю: "Ребята - вы что?! Я - бомж, бесправный и абсолютно уязвимый человек. Меня менты просто вышвырнут из того леса - или даже посадят за незаконную порубку деревьев. Или - натравят шпану окрестную. Вы же не будете меня там и ночью охранять!.."

В общем - не поняли друг друга. Просто на разных языках разговаривали. Они как будто с луны свалились, или из Австралии приехали - это ж надо так плохо знать реалии жизни в своём государстве!..

Очень разочаровала "Советская Россия", ни разу не напечатав то, что я им передавал. Сильно упала в моих глазах "Новая газета", в которой просто потеряли два моих письма с рукописями, переданных из рук в руки, непосредственно в редакции. В "Российскую газету", по старой памяти, звонил не один раз, спрашивал: "Вы что - боитесь мои материалы публиковать? Так скажите об этом прямо!"

- "Ну что вы, что вы! Мы - независимая газета, мы ничего не боимся, просто вот так получилось, понимаете, места не хватило. Но - когда-нибудь непременно напечатаем..."

А пока они там собирались (да так и не отелились), многое из того, что я принёс в первую очередь в "Российскую газету" (и другие "демократические" издания), спокойно и в достаточно жёстком стиле, с минимальными правками, напечатала "Правда". Можно по-разному относиться к КПРФ, но, справедливости ради, следует признать - коллектив в "Правде" подобрался дружный и сердечный, сплоченный, как одна семья. Какие-то недостатки Зюганова в частности, или компартии в целом - не на совести этих людей. Бедными и обездоленными они не брезговали, за описаниями недостатков и произвола в далёкую Чечню не мотались - хорошо замечали и те беды, которых в самой Москве полным-полно.

Редакция предприняла отчаянные усилия, чтобы устроить меня на работу во Владимирскую область. Доходило до того, что во Владимире просто отключали телефон, по которому на них наседала "Правда". Тогда в редакции седлали другой телефон. Правившим на Владимирщине коммунистам, потребовалась изрядная изощрённость и твердолобость, чтобы отбить этот натиск. Отбили всё же, паскуды...

Мне постоянно предлагали одежду, обувь (хотя работают в "Правде" люди небогатые). Но я всегда отказывался - у меня к тому времени запас одежды уже был. К тому же, эксплуатировать хорошо относящихся ко мне людей - не в моих привычках.

Плохое впечатление осталось о "Московском Комсомольце" и "Комсомольской Правде", о "Труде" и о "Сельской жизни" - большего говорить не хочу, обойдусь без жалоб и хныканья.

Пыталась трудоустроить меня и "Россия", пробившая мне паспорт. Правда безуспешно - но не по вине редакции.

Напечатала один материал газета "Губерния". Но второй (взяв сначала) печатать не стали - видимо кому-то из тех, кто над ними стоял, что-то не понравилось...

Было немало иных огорчений и разочарований - в общении с редакциями других изданий.

Практически случайно набрёл на редакцию "Собеседника". Первоначально, статью свою хотел отдать в совершенно другую газету. Но там и говорить со мной не стали. Пешком (не желая тратиться на метро) шёл от центра, к железнодорожной платформе Дмитровская, Рижского направления - через Долгоруковскую, Новослободскую, Бутырскую... Жара стояла страшенная. Весь взмокший, увидел вывеску, оповещавшую, что прохожу мимо редакции "Собеседника". Больше от усталости, желая чуть-чуть отдышаться в тени, чем на что-то всерьёз надеясь, зашёл. Созвонился. Ко мне спустилась миловидная девушка - Рита Болотская, руководившая отделом "Общество" этой газеты. Она пришла в ужас от величины моей рукописи, написанной к тому же мелким почерком - но тем не менее, взяла её и пообещала до завтра рассмотреть. Честно говоря - не очень-то я ей поверил. Обычно, в других редакциях, такой материал рассматривался, хорошо если за неделю. Но, к моему искреннему удивлению, статья действительно была рассмотрена именно за сутки. С такой пунктуальностью и обязательностью, я столкнулся впервые. Это может быть и мелочь, но мелочь запоминающаяся - тем более, что к тому времени в редакции "Литературной газеты" без следа затерялась большая моя рукопись, претендующая на звание книги. Там, правда, всё было слишком сыро и эмоционально - что однако не оправдывает раздолбайство людей, работающих в "Литературке".

Чуть позже, в редакции "Собеседника" состоялось моё знакомство с Олегом Кудриным, "курировавшим" отдел политики. Кудрин и Болотская здорово помогли мне - и с опубликованием статьи в "Собеседнике", и кое-что подсказав, кое в чём подправив, как (если можно так выразиться) начинающего автора.

Но сегодня, в октябре 2007 года, читая при свете свечи Хайяма в своём лесном убежище и прислушиваясь к шуму дождя, хлещущего вперемешку со снегом на улице, я ещё не знаю, что главная помощь со стороны Кудрина и связанный с ней резкий поворот в моей жизни - впереди...

ПРОДОЛЖЕНИЕ И ОКОНЧАНИЕ СМОТРИТЕ ЗДЕСЬ.


Tags: Пропасть
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Не сочувствуй дуракам!

    Еду вчера в метро. Смотрю - сидят двое. Он и она. У обоих вид откровенно прибабахнутый. Разумеется большинство пассажиров без всяких масок и уж…

  • Красногорск

    Вчера побывал в Красногорске. Это столица (административный центр) Московской области. Если, допустим, администрация Ленинградской области…

  • Мрази...

    Итак, историк и глава карельского "Мемориала" Юрий Дмитриев, осужден на три с половиной года - разумеется за педофилию. То есть, за…

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments