Олег Боровских (ogbors) wrote,
Олег Боровских
ogbors

Categories:

Вот такая невесёлая история...




Паша Андреев был призван в Красную армию из Астрахани. Служить попал в Белоруссию, их часть располагалась неподалёку от границы с оккупированной немцами Польшей.
Когда Германия попёрла войной на Советский Союз, как-то вдруг очень быстро выяснилось, что воевать просто нечем - ни оружия, ни патронов. И почему - никто внятно объяснить не мог.
Ведь ещё в конце гражданской войны, в 1920 году - у Красной армии было вдосталь, и винтовок, и пулемётов, и патронов. А тут вдруг, как в том стихотворении: одна винтовка на троих...
При этом вроде бы и к войне готовились, все уши пропаганда прожужжала разными лозунгами и песнями, типа: "если завтра война..." А когда реально гром грянул - вдруг оказалось, что никто к этому не готов, абсолютно...

Часть была практически уничтожена, немногие выжившие попали в окружение.
Но Паша каким-то образом сумел лесами-болотами из этого окружения выбраться - и прибился к другой части, которая ещё сохранила боеспособность и пыталась драться.
Однако затем и эти люди попали в окружение...

Немцы накрыли окруженцев миномётным огнём.
Контуженный и полуоглохший, Паша попал в плен - и был отправлен в Германию.

В лагере для военнопленных он пробыл до конца 1943 года.
Тяжко было, голодно и холодно. Но всё же наиболее кошмарные ужастики, обошли Пашу стороной. Никто не ставил на нём медицинские опыты, его не расстреляли и не изувечили.
Если верить советской пропаганде, пленным солдатам гитлеровцы нередко ставили некое "потайное клеймо", раскалённым железом возле анального отверстия. Но и с подобным столкнуться не довелось.

Немцы поначалу были даже и на людей-то не похожи, какие-то зомбированные роботы - надменные, напыщенные, абсолютно лишённые человеческих чувств. Посещения лагеря начальством были обставлены такими пафосно-пышными церемониями, которым позавидовали бы и древние китайцы.

Однако в 1943 году, после Сталинграда - их поведение начало помаленьку меняться. Спеси, а также пышности и торжественности заметно поубавилось. А затем визиты большого начальства и вовсе прекратились. Видимо шишкари начали задумываться над своей будущей судьбой - и уже избегали пачкаться слишком сильно, старались не светиться в концлагерях и прочих таких местах...

После потерь под Сталинградом и на Курской дуге, в Германии была проведена тотальная мобилизация всего мужского населения. Как результат - сильно стало не хватать рабочих рук.
Поэтому тех пленных, которые содержались в лагерях уже давно и не представляли никакого интереса для германских спецслужб - начали отправлять на разные работы, включая сельскохозяйственные.
Так Паша оказался в роли батрака у одного из немецких бауэров (богатых кулаков, по тогдашней советской терминологии), неподалёку от Дюссельдорфа.

Судьба была милостива к незадачливому солдатику. В отличие от некоторых других землевладельцев, порой зверствовавших над своими рабами, Пашин хозяин был славянского происхождения. Когда-то давным-давно, 12-летним пацаном оказался он в Германии, женился на немке, сменил имя и фамилию на чисто немецкие, хорошо освоил немецкий язык, обзавёлся крепким хозяйством, вырастил трёх сыновей...
Однако потом, когда к власти в стране пришёл Гитлер - начали вызывать этого онемечившегося славянина на допросы, то ли в Гестапо, то ли в какую-то другую инстанцию.
Пришлось задействовать связи жены, у которой на счастье оказался какой-то влиятельный родственник. Вмешательство этого родственника, подкреплённое взяткой "кому надо", решило дело - от бауэра отвязались, оставив его в покое (да-да, у немцев тоже многое решалось при помощи блата и взяток). Но видимо осадочек остался, поэтому националистическим великонемецким угаром этот человек не страдал и к рабам относился спокойно.
При этом все три его сына воевали на восточном фронте.

Однажды один из сыновей получил в качестве награды железный крест и приехал домой в отпуск (бонус к награде).
Паша к тому времени уже более или менее сносно понимал немецкий язык, а подвыпивший отпускник был словоохотлив. Поэтому разговорились...
Сын снисходительно отзывался об отце - как о человеке, который до старости остался не совсем немцем (и действительно, когда бауэр находился в компании других немцев, было заметно, что он всё-таки не чистокровный дойч). Себя сын считал немцем на все сто, настоящим патриотом Германии, гордым своим отечеством до усрачки. В грудь себя колотил, аж пыль стояла - "я настоящий немец!"

Когда зашла речь о том, за что же сын получил награду - тот рассказал такую историю:
Однажды к ним в часть прибыл новый офицер - абсолютно нормальный, что называется истинный ариец. Пил шнапс с сослуживцами, травил анекдоты - всё тип-топ, не придерёшься.
И вот однажды вечером, когда была устроена очередная пьянка, этот офицер, вместе с двумя другими (в числе которых был и сын бауэра) вышли во двор проветриться, а заодно и в туалет.
И вот новоприбывший, на глазах у двух спутников, направляется к туалету (обыкновенному сельскому "скворечнику") и не доходя до туалета, снимает ремень, расстёгивает ширинку - и ссыт под деревом...
Двое других стоят опешившие и один говорит другому: "Слушай - ты видел когда-нибудь, чтобы немецкий офицер, видя что неподалёку находится туалет, стал бы ссать под деревом как свинья?!.."
Короче - они пошли и стуканули на этого оригинала.
Его арестовали.
И выяснилось, что это советский шпион, направленный в их часть для того, чтобы найти подход к одному высокопоставленному шишкарю и убить его (примерно так, как убили фон Кубе).
Проявивших похвальную бдительность, наградили железными крестами и поощрили отпусками...

Потом сын бауэра уехал - и погиб буквально на второй день после прибытия в свою часть.

Второй сын был уничтожен белорусскими партизанами.

Чем хуже становились дела немцев на фронте, тем осторожнее они вели себя в отношениях со своими рабами.
А работяги наоборот - постепенно избавлялись от страха, порой даже начинали безобразничать. Особенно итальянцы - патологически склонные к воровству.
Не стоит спрашивать удивлённо: Как же так? Италия ведь была союзницей Германии. Какие же могут быть итальянцы-рабы у немецких хозяинов-бауэров?!..
Дело в том, что поначалу-то действительно, итальянцев, у них на родине, призвали в армию для войны на фронте, именно в качестве немецких союзников.
Однако пока довезли этих призванных до немецкой границы - половина макаронников разбежалась.
Немцы поняли, что вояки из этих "союзников" никакие. Поэтому, не дожидаясь пока дезертируют все остальные - отправили итальянцев на принудительные работы. Дескать: раз воевать не хотят и не умеют - пусть хотя бы работают, взамен ушедших на фронт немцев.
Вот так и получилось, что итальянцев-рабов в немецких хозяйствах, было ничуть не меньше чем русских, поляков, или югославов. И относились к итальянцам ничуть не лучше. Поэтому приходилось им порой, спасаясь от голода, есть всяких улиток, слизней, гусениц... Ну и подворовывали как только могли у немцев - кур, молоко, да всё что только могло пойти в пищу...

А вот бежать, было проблематично. Германия - густонаселённая, упорядоченная, абсолютно зарегулированная страна, на территории которой даже все деревья в лесах были пронумерованы. А население практически полностью состояло из патологических стукачей (стукачество в среде немцев не считается чем-то предосудительным ни в малейшей степени).
Поэтому те рабы, к которым хозяева относились более или менее сносно, старались особо не дёргаться, терпеливо ожидая, когда их освободят наступающие советские (на востоке) или американские (на западе) войска.

А отношение было разным, многое зависело от случайностей, от воли хозяев и от местных региональных особенностей.
Например, были случаи когда рабов стерилизовали, дабы они не могли делать детей немкам. Другим рабам делали специальные уколы, превращавшие мужиков в полных импотентов. Такие импотенты, впоследствии, по возвращении на родину, обычно начинали пить по-чёрному и долго не жили.
Кого-то просто регулярно жестоко избивали...

Паше повезло - он с подобным не столкнулся.

Серьёзно опасались американских авианалётов, которые ближе к концу войны совершались с ужасающей регулярностью (каждые два часа - хоть часы сверяй). Причём, бомбёжки носили тотальный характер, бомбили буквально всё подряд. Даже в сельской местности в конце войны было не так-то просто найти абсолютно целый дом.

Была и ещё одна опасность, которая заключалась в том, что на разбор завалов, а также на другие работы, гоняли колонны пленных. При этом конвоиры запросто хватали на улицах чьих-то рабов и включали в состав колонны, расстреливая при малейшем сопротивлении.
Поэтому в последние три месяца войны, хозяин брал Пашу с утра, находил ему работу где-нибудь в коровнике, и запирал его там на весь день, строго-настрого запрещая выходить на улицу.

Вообще, у хозяина были на раба некоторые виды. Он хотел женить его на своей племяннице, когда Гитлера не станет (а значит не станет и расистских законов, запрещающих браки между немцами и унтерменшами). В том что дни гитлеровской власти сочтены, разумные люди не сомневались. Поэтому и некоторые немки-хозяйки начали втихаря подставлять свои письки рабам, имея в виду женить их на себе в дальнейшем. Мужчин ведь к концу войны сильно не хватало, а крепкое хозяйство требует наличия мужских рук, не говоря уж о банальной потребности в сексе.

Однажды бауэр привёл Пашу в лютеранскую кирху, в которую по воскресеньям ходил сам. Там, в отличие от Православных Храмов, прихожане не стоят во время службы, а сидят на деревянных скамьях. Бауэр показал Паше своё персональное деревянное кресло - которое он, как зажиточный человек, купил для себя лично, и по окончании службы запирал на замок, дабы никто другой не мог туда сесть.
"Вот Пауль, женишься на моей племяннице - это кресло будет твоим..."

Уже в самом конце войны, пришла бауэру похоронка и на третьего сына. Остался он без наследников.

Дня за три до подхода американских войск, хозяин предупредил Пашу, что готовится спецоперация: все рабы будут эвакуированы подальше от линии фронта. Не исключено что по дороге их будут расстреливать.
Паша сказал об этом остальным работягам.
Поэтому до подхода американских танков, отсиживались в копнах сена - опасаясь при этом, как бы танки не проехали через эти копны в прямом смысле слова...

Американцы сначала разместили рабов в каком-то лагере. Охраняли спустя рукава, кормили на убой - даже шоколад и конфеты давали.
Тем не менее, привыкшие к определённому типу поведения люди, лазили втихаря ночью через ограждение (рискуя получить пулю от часовых) ради того чтобы украсть в каком-нибудь немецком хозяйстве козу, или курицу.
А к американцам некоторые из вчерашних немецких рабов, довольно быстро начали относиться со смесью неприязни и пренебрежения. Видимо таково уж свойство человеческой натуры...
При этом американцы объясняли советским гражданам, многократно и настойчиво, что дома тех ждут аресты, тюрьмы и лагеря.
Поэтому нашлось немало бывших рабов, которые захотели остаться в Европе. Во Франции, Бельгии, других странах. Желающим - предоставили возможность уехать в США, либо в Австралию.
Были и такие, которые пооставались в Германии. Как правило это были те, кого немки-хозяйки вовремя догадались затащить к себе в постель.

Паше не раз и не два предлагали остаться на Западе - не обязательно в Германии и не обязательно именно в Европе.
Правда, к некоторому его удивлению, знакомые американцы критически отзывались о своей стране - мол, нет там никакой свободы и демократии, всё это сплошной обман и лицемерие, шагу нельзя ступить без контроля со стороны государства и плюнуть нельзя безнаказанно в неположенном месте.
Оно конечно, всё познаётся в сравнении. Этих бы американцев, ругающих свою Америку - да в Советский Союз той же эпохи... Они бы вешаться полезли, на собственных шнурках!...

Пашу даже посадили обманом на поезд, отправлявшийся во Францию (там от Дюссельдорфа относительно недалеко до французской и бельгийской границ). И во Франции, и в Бельгии предлагали оставаться - после войны везде разрушений было много, а рабочих рук не хватало.
Но он решил твёрдо - только домой, только на родину!

Нет - Павел не был дурачком и фанатиком. Он вполне понимал, что американцы (и не только американцы) говорят правду, что в Советском Союзе его вовсе не ждут с хлебом-солью.
Поэтому, в родную Астрахань заезжать не стал.
Остановился где-то на границе области, окольными путями, через третьи руки, связался с роднёй. Родные предупредили, что в город возвращаться нельзя - всех возвратившихся из плена, уже арестовали.
Поэтому, переговорив с роднёй, подался в другой регион.
Он не скрывал что побывал в плену - да и не мог бы скрывать при всём желании, при тотальной советской системе.
Но в незнакомом месте, где его никто не знал, где он никому не примелькался и не перешёл дорогу, где на него просто-напросто не было никаких разнарядок - Павел отделывался лишь тем, что его регулярно, раз в неделю, или в две недели, вызывали на допрос в НКВД, где показывали всякие фотографии и мурыжили вопросами на тему: когда и при каких обстоятельствах встречался вот с таким-то, или что может сказать о вот таком-то?
Да, с течением времени, примелькавшись, Павел мог бы угодить под арест, попав под какую-нибудь очередную волну. И он это понимал.
Поэтому слишком долго нигде не задерживался, регулярно меняя места жительства. При этом везде нормально работая и не наживая никаких конфликтов.

Вот так приходилось жить человеку, который не совершил абсолютно никаких преступлений, вся вина которого заключалась лишь в том, что Сталин оказался дураком и просрал начало войны. Дураки мстили таким как Паша Андреев, невольным свидетелям того, как Красная армия облажалась, по вине командовавших ей бездарей.

Потом Павел познакомился с женщиной, побывавшей на принудительных работах в Германии. Такие люди умели как-то различать друг друга, понимали друг друга.
Сошлись и жили с тех пор вместе - время от времени переезжая с места на место.
При этом умудрились нарожать, воспитать, вырастить, девятерых детей.

Только с приходом к власти Брежнева (уже в шестидесятых годах) вызовы на допросы прекратились. Семья решилась прочно осесть в Ставропольском крае...

Эту историю я услышал от сына Павла Андреева - Сергея. Который шабашит в Москве, потому что на Ставрополье (где у него остался дом) совершенно нищенские заработки.
Шабашит уже не первый год, проживая в дешёвенькой общаге, экономя каждую копейку.
А куда ж деваться, если нашей страной управляют наследники тех НКВДшников, которые когда-то допрашивали его отца (то что не посадили - их упущение конечно), глядя на него с презрением, как на полупредателя (это того, кто имел возможность остаться в Европе, но выбрал родину) - и которые сегодня так грабят нашу несчастную Россию, что аж треск стоит.
Им ведь необходимо строить себе особняки и заводить счета в той самой Германии, Франции, Бельгии, в которых когда-то отказался остаться отец Сергея. Уж они-то никогда не выберут Россию, если будет возможность окопаться в загнивающей Гейропе, или в бездуховном Пиндостане.
Им нужно много денег. А деньги, как известно, из пустоты не берутся. Согласно закону сохранения вещества, если где-то чего-то становится больше - значит в другом месте, этого же вещества становится меньше. Соответственно, если в Лондоне, или в Италии, становится с каждым годом всё больше и больше особняков российских нуворишей с кагэбэшно-эфэсбэшным прошлым - это автоматически означает, что в России остаётся всё меньше и меньше денег. Россия живёт всё хуже и хуже.

Когда-то дегенераты чуть не просрали страну в 1941 году - и зверски мстили тем людям, которых сами же подставили под плен и оккупацию. Мстили за то, что те посмели выжить (а обязаны были подохнуть, с воплями "За Сталина!").
Потом дети этих дегенератов всё-таки просрали страну в 1991 году, успешно выполнив то, чего не доделали их отцы.
Теперь дегенераты буквально на наших глазах просирают уже несчастную РФ.

А чего ж удивляться?
Организм, поражённый глистами - не может быть здоровым.
И если против этих глистов не предпринимать абсолютно никаких мер - значит их будет всё больше и больше. А организму будет всё хуже и хуже. Вплоть до летального исхода.
Правда, в случае гибели организма - глистам придётся искать новую жертву. Иначе и им хана придёт.
Но глисты таких вещей не просекают и совершенно бесполезно пытаться втолковать им, что в их же собственных интересах, проявлять здравую сдержанность в деле пожирания организма.
Не поймут-с...

Tags: Общество, Политика, Социум
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 30 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Bestkoka_lermont

March 1 2020, 02:22:10 UTC 8 months ago

  • New comment
Кратко, содержательно, понятно. Почему я родился здесь, а не в Америке или в Европе?

Цитата из стихотворения: И ЧЕЛОВЕК СКАЗАЛ: Я РУССКИЙ И БОГ ЗАПЛАКАЛ ВМЕСТЕ С НИМ.
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →