Олег Боровских (ogbors) wrote,
Олег Боровских
ogbors

Categories:

Так что же происходит на Дальнем Востоке?.. (пятая часть)

ПРЕДЫДУЩУЮ ЧАСТЬ СМОТРИТЕ ЗДЕСЬ: https://ogbors.livejournal.com/1262289.html




Итак, 27 июля 1953 года, в корейском местечке Пханмунджом, было подписано соглашение о перемирии.
Его подписали представители США (от имени всех объединённых сил ООН), Китая и Северной Кореи. Подписи южнокорейского представителя там нет. Текст соглашения был составлен на трёх языках - английском, корейском и китайском (если конкретнее - на путунхуа).


Корея лежала в дымящихся руинах, пропитанных кровью и смрадом от разлагающихся трупов, выжившее в этой бойне гражданское население обитало в землянках и развалинах - но южнокорейский президент Ли Сын Ман, совершенно всерьёз собирался продолжать войну до победного конца. Этот некогда добрый Христианский пастор пытался мобилизовать все оставшиеся силы для того, чтобы могучим ударом смести с лица земли северокорейских и китайских супостатов - и дойти до китайской границы.
И лишь под нажимом американцев, ему пришлось смириться, признав результаты соглашения по умолчанию.
"Белые тигры" (проамериканские партизанские соединения, действовавшие в горах, в тылу у коммунистов) вынуждены были вернуться на территорию Южной Кореи (где многим из них светила неплохая карьера). Но некоторая часть отказалась прекращать войну - и на свой страх и риск осталась партизанить. Этакие лесные братья корейского розлива.
Разумеется в конце концов коммунисты их всех обнулили (не в смысле - сделали президентами, а в смысле - помножили на ноль, то бишь закопали).

Северные корейцы были чуть менее выпендражливы - отчасти под воздействием строгих китайских наставников, отчасти под впечатлением от живительных американских бомбардировок.

Демаркационная линия прошла, в принципе, в тех же местах, где она проходила до войны. Но уже не точь в точь по 38-й параллели.
Ниже на карте синей линией обозначена довоенная граница по 38-й параллели, а красной - новая, послевоенная.


Учитывая взаимную ненависть северных и южных корейцев друг к другу, демаркационную линию сделали четырёхкилометровой ширины (два километра к северу и два километра к югу от условной линии разграничения) - дабы идиоты не могли отстреливать друг друга из всяких там пистолетов-автоматов и прочих ружбаек. Только в Пханмунджоме присутствует своего рода точка соприкосновения, где время от времени происходят какие-то переговоры (там даже стол разделён условной линией границы).

Разумеется корейцы не были бы корейцами, если бы не начали сразу же после заключения перемирия провоцировать друг друга, всеми доступными им способами.
Например, северные корейцы не поленились и не поскупились выстроить рядом с Пханмунджомом "потёмкинскую деревню" Киджондон - единственный северокорейский населённый пункт, который можно наблюдать с территории Южной Кореи. Якобы там проживают 200 семей колхозников, к их услугам ясли, детский сад, две школы (начальная и средняя), больница...
В 1950-х годах там выросло множество ярко окрашенных домов с явными признаками электрификации (на тот момент — роскошь для сельской местности, как Северной, так и Южной Кореи).
Однако при серьёзном наблюдении было заметно, что свет в окнах загорается, строго в одних и тех же частях зданий и в одно и то же время. При этом кое-где изредка появляются лишь строители, а в остальное время на улицах не видно никого, кроме солдат и женщин моющих окна. Причём, женщины были одни и те же, в течение 15 лет.
А после появления мощной оптической техники, стало известно, что здания представляют собой лишь "коробки", без внутренних помещений.

До 2004 года мощнейшие динамики, установленные на зданиях Киджондона, транслировали передачи, восхвалявшие достоинства жизни в Северной Корее и утверждавшие, что южнокорейцы, перешедшие границу, будут встречены как братья.
В 2004 году, видимо поняв, что эффективность таких передач равна нулю, их содержание поменяли на простую антизападную пропаганду и патриотические марши. Объём вещания составлял 20 часов в сутки.

А в ответ на это, в южнокорейской деревне Пханмунджом, находящейся в 1,8 км от Киджондона, были установлены собственные ревущие динамики, транслировавшие южнокорейскую рок-музыку.
В итоге гром-татарам в районе Демилитаризованной зоны стал настолько невыносимым, что даже у корейцев что-то щёлкнуло в мозгах - и по негласному соглашению обе стороны отключили динамики...

Но это ещё не всё.
Там же, развернулось состязание по установлению флагштоков - высоту которых попеременно наращивали обе стороны.
В результате сейчас лидируют северокорейцы, соорудившие флагшток высотой 160 метров. Вес их флага — 270 килограммов, а для его подъёма требуется 50 человек.




В общем, обе стороны старательно мерялись письками.
Но это я упомянул ещё самые безобидные формы корейского междусобойчика.
На самом деле, всё было гораздо хуже. Потому что обе стороны, воспринимали заключённое перемирие как сугубо временную передышку, по окончании которой можно будет вцепиться в глотки друг с другом с новой силой.
В ту эпоху обе Кореи были нищими, голодными, отсталыми и до предела злобными. Всё (или почти всё) что им на протяжении десятилетий строили проклятые японские оккупанты, было благополучно разрушено. Приходилось кушать травку и объедать листья на деревьях. А в бедах своих винить - обязательно супротивную сторону...

Разумеется у каждой из Корей, были свои покровители, которые не оставили корейцев без помощи.
Но Советский Союз и Китай - самыми были, по своей экономической модели, всего лишь огромными тюрьмами (зонами). Правильно организованной экономики, у них не существовало.
Помощью, которая оказывалась Северной Корее, Ким Ир Сен распоряжался так, как ему было угодно. Средства и материалы, выделенные на восстановление промышленности, жилья, или сельского хозяйства - запросто могли быть перенаправлены на сооружение помпезных памятников себе любимому, или на постройку тоннелей под демаркационной линией - дабы забрасывать диверсантов к южанам.

Что касается Южной Кореи, то ей американцы помогали не только выделением кредитов, но и открытием своих рынков для южнокорейских товаров. В Южную Корею пошёл американский капитал. Американские экономические советники учили корейцев правильно вести бизнес. Вообще, Штаты старались присматривать за тем, как корейцы распоряжаются выделенной им помощью.
Конечно, Южная Корея была очень коррумпированной страной. Ли Сын Ман цеплялся за власть до последнего - но в конце концов, в 1960 году, в возрасте 84 лет, он был свергнут. Затем, один за другим, произошло несколько переворотов, в ходе которых совсем уж отмороженные и дубовые в экономике деятели, были выкинуты на свалку истории. И в конце концов, экономика Южной Кореи, под присмотров американцев, была поставлена на правильные рельсы. Государство начало потихоньку выкарабкиваться из беспросветной нищеты и дремучести.
Это не в один день конечно происходило, американцы реально намучились со своими союзничками.
Но существовало одно великое благо, крепко помогшее корейцам: отсутствие у них на полуострове евреев. А где нет евреев - там на порядок меньше афёр, жульничества, всевозможных махинаций и совсем уж откровенной аморалки.
Представьте себе на минуту, что в России совсем нет евреев.
Насколько менее кошмарными были бы для нас девяностые годы! Насколько здоровее была бы экономика!..
Достаточно вспомнить дореволюционных русских купцов, которые порой заключали сделки между собой, без всякой бумажной волокиты, без нотариусов и письменных договоров - доверяя на слово друг другу...

В общем - Южная Корея начала потихоньку поправляться. Корейцы стали нормально питаться, одеваться, зарабатывать, приобщались потихоньку к цивилизации и демократии. Совсем уж конченые болваны были отодвинуты от руля.
Порой корейцев заносило в ту или иную сторону - но американцы отслеживали и пресекали такие шараханья. Америка растила Южную Корею так, как растят ребёнка. И в конце концов - из этого чада начало получаться нечто толковое.

Однако отъевшись и прибарахлившись - южные корейцы уже не столь рьяно желали воевать за объединение родины. Им уже было что терять. Они уже уразумели, что отдавать жизнь и здоровье за какие-то там идеологические лозунги - глупо.
Конечно, они продолжали ненавидеть северных корейцев (благо те постоянно о себе напоминали) и вполне желали бы создания единой демократической Кореи, но... Рисковать за это своими жизнями, уже не желали.
Сытые ведь не очень драчливы. Даже в Азии...

А в Северной Корее особой сытости не было. Поэтому миролюбием там не пахло.
Северокорейский лидер Ким Ир Сен, строил у себя копию Советского Союза и Китая. А с учётом малых размеров страны, которую легче было контролировать, и корейского менталитета - он довольно быстро переплюнул своих учителей, создав из Северной Кореи образцово-показательный концлагерь особо строгого режима.

В 1956 году, американцы в одностороннем порядке отменили 13-й пункт соглашения о прекращении огня между севером и югом Кореи, который гласил, что обе стороны обязуются не размещать на своей территории никакого ядерного и баллистического оружия.
После этого, в 1958 году, в Южной Корее были размещены баллистические ракеты "Честный Джон" и пушки "Атомная Аня", оснащённые ядерными боеголовками.
По этому поводу были конечно бурные протесты "прогрессивного человечества", но американцы забили на них с прибором.

Ниже на фото - "Честный Джон" на пусковой установке.


"Атомная Аня".


Следует оговориться сразу: Штаты размещали это оружие не для нападения, а в качестве средства сдерживания.
Дело в том, что в 1958 году китайцы должны были вывести из Северной Кореи свои войска (то бишь "народных добровольцев").
Американцы не были уверены в том, что, оставшись без китайского надзора, Ким Ир Сен не пожелает развязать новую войну...

Северные корейцы не на шутку струхнули, привели свои вооруженные силы в повышенную боевую готовность и принялся строить по всей стране ядерные бункеры, а в демилитаризованной зоне начали рыть противотанковые траншеи (что тоже нарушало один из пунктов соглашения о прекращении огня).
Вместе с тем, Ким Ир Сен, опираясь на дармовой труд зэков и стройбатовцев, и полудармовой труд колхозников, начать бешеными темпами развивать промышленность и сельское хозяйство, дабы иметь материально-техническую базу для создания мощной армии - которая могла бы без помощи союзников решить задачу по насильственному объединению Кореи.
В развитии промышленности ему помогал Советский Союз, а в развитии сельского хозяйства - Китай.
Однако рабский труд - он всегда низкокачественный. Поэтому развитие страны шло гораздо медленнее, чем того хотелось лидеру (не понимавшему той аксиомы, что экономика, опирающаяся на принцип "заставить" - априори не может состязаться с экономиками, опирающимися на принцип "заинтересовать").
А быть великим - очень хотелось. Поэтому в 1963 году Ким Ир Сен обратился к Советскому Союзу с просьбой: помочь Северной Корее в создании ядерного оружия.
В Москве однако к такой идее отнеслись без восторга. Ким Ир Сена отфутболили.
Тогда в следующем, 1964 году, он обратился с аналогичной просьбой к китайским товарищам. Но увы - и там вышел облом...

Но Ким Ир Сен не унывал. На очередном партийном заседании, он предложил новую стратегию войны против южного соседа - которая основывалась на агитации и пропаганде идей Чучхе, и на дискредитации руководства Южной Кореи среди населения юга, с помощью засланных агентов. По расчетам Ким Ир Сена, данная стратегия должна была вызвать к 1967—1969 годам массовые прокоммунистические восстания на юге, которые планировалось поддержать молниеносным вводом небольшой группы войск.

Сказано - сделано.
С 1964 по 1968 годы, на Южную Корею было сброшено четырнадцать миллионов пропагандистских листовок. На демаркационной линии круглосуточно работали северокорейские громкоговорители, пытающиеся дискредитировать "марионеточное правительство Юга" и призывающие солдат южнокорейской армии переходить на сторону севера.
Начались систематические вооружённые провокации.

В 1967 году:

12 февраля: 23 южнокорейских и американских пограничника попали в засаду, устроенную северокорейскими солдатами. В бою был убит один американский военнослужащий, 4 получили ранения.
5 апреля: разведотряд северокорейцев совершил нападение на блокпост южнокорейской армии. Два южнокорейских пограничника были ранены, а весь северокорейский отряд уничтожен.
29 апреля: северокорейские солдаты обстреляли южнокорейский пограничный патруль. Ответным огнём один северокорейский солдат был убит, два ранены и один сдался в плен. Никто из южнокорейцев не пострадал.
22 мая: прогремел мощный взрыв у одной из южнокорейских казарм на границе. Двое южнокорейцев погибли, 17 были ранены.
16 июля: обстрелян американский патруль. Трое американцев были убиты, один тяжело ранен.
10 августа: дневной бой между американскими и северокорейскими солдатами. Четверо американцев убиты, 15 ранены.
22 августа: американский военный джип подорвался на мине, заложенной северокорейцами. Один американец был убит, один ранен.
28 августа: перестрелка между южнокорейскими и американскими солдатами с одной стороны, и северокорейскими с другой. В ходе боя погибли два американских и два южнокорейских солдата, и три гражданских строителя. Четырнадцать американских и девять южнокорейских солдат получили ранения.
29 августа: джип с американцами подорвался на мине. Трое погибших, пятеро раненых.
7 октября: северокорейцы обстреляли южнокорейский катер, патрулирующий приграничную реку Имджин. Один южнокорейский матрос был убит, один тяжело ранен...

В 1968 году:

17 - 29 января: северокорейский отряд спецназа совершил покушение на президента Южной Кореи.
6 февраля: трое северокорейских солдат обстреляли американский патруль на границе. Ответным огнём один северокореец убит, один ранен. Никто из американских пограничников не пострадал.
27 марта: американо-южнокорейский отряд пограничников попал в засаду, устроенную северокорейцами. Убиты два южнокорейца и трое северокорейцев.
14 апреля: обстрелян грузовик с американскими и южнокорейскими солдатами. Два американца и два южнокорейца убиты, ещё два американца ранены.
21 апреля: перестрелка между американскими солдатами и северокорейским разведотрядом. Один американец убит, трое ранены. Потери северокорейцев: 5 убитых, 15 раненых и трое пленных.
27 апреля: южнокорейский пограничный патруль попал в северокорейскую засаду. Один южнокореец погиб, два были ранены.
3 июля: северокорейскими солдатами застрелен американский офицер.
20 июля: американские солдаты попали в северокорейскую засаду. Убиты два американца и семь северокорейцев.
21 июля: северокорейцы обстреляли американо-южнокорейский патруль. Один американец был убит, один южнокореец ранен.
30 июля: обстрелян американский патруль. Один солдат убит, трое ранены.
5 августа: стычка между американскими пограничниками и северокорейскими солдатами. Один американец погиб, четыре ранены. У северокорейцев — 1 убитый, 7 раненых.
18 августа: стычка между американским погранпатрулём и северокорейскими солдатами. Два американца убиты, ещё двое ранены. У северокорейцев — 1 убитый.
19 сентября: южнокорейские солдаты, совместно со спецназом, уничтожили северокорейский разведотряд. Два южнокорейца убиты, ещё шесть ранены. Потери северокорейцев: 5 убитых, 4 раненых, один пленный.
27 сентября: северокорейцы обстреляли американский военный джип. Один американец погиб на месте, ещё один скончался в больнице.
3 октября: американцы уничтожили северокорейский разведотряд. Один северокореец убит, шесть взяты в плен. Никто из американских солдат не пострадал.
5 октября: американский погранпатруль вступил в перестрелку с северокорейцами. Один американец убит, двое ранены. 6 северокорейских солдат были убиты, двое взяты в плен.
10 октября: южнокорейский водный патруль открыл огонь по двум северокорейским разведчикам, пытавшимся переплыть на южнокорейскую территорию через реку Имджин. Один северокореец убит, второй взят в плен.
11 октября: американские пограничники открыли огонь по северокорейским солдатам, пытающимся пересечь границу. Два северокорейца убиты, остальные скрылись на северокорейской территории.
23 октября: стычка американо-южнокорейского отряда с северокорейской разведгруппой. Один южнокорейский солдат убит, пять американских солдат ранено. Один северокорейский разведчик убит, 12 сдались в плен.
30 октября: отряд северокорейского спецназа численностью в 120 человек, высадился в Самчхоке. В ходе боя с южнокорейской армией, 110 спецназовцев погибло, ещё семь сдалось в плен и трое пропало без вести. Потери южнокорейских сил: 40 убитых солдат и 23 гражданских лица, а также 103 раненых.
2 ноября: объединенный американо-южнокорейский погранотряд, попал в северокорейскую засаду. Шесть американских и три южнокорейских солдата погибли, один американец и девять южнокорейцев были ранены. У северокорейцев - 12 убитых, 21 ранен.

В 1969 году:

23 января: американский погранотряд обстрелял северокорейских солдат, пытавшихся пересечь границу.
4 февраля: американский погранпатруль обстрелял северокорейцев, незаконно перешедших границу и заставил их отступить на северокорейскую территорию.
13 марта: американский погранпатруль обстрелял северокорейцев, незаконно перешедших границу и заставил их отступить на северокорейскую территорию.
7 апреля: шесть северокорейских солдат пересекли границу, убив южнокорейского солдата, стоящего в карауле.
15 апреля: два северокорейских истребителя МиГ-21, сбили над Японским морем, в 167 километрах от границы, американский военно-транспортный самолет "EC-121". Все 32 человека находившихся на борту, погибли.
15 мая: был нейтрализован отряд из шестерых северокорейских диверсантов, перешедших границу 7 апреля. Один диверсант уничтожен, пятеро взяты в плен. При этом ранен один южнокореец и один американец.
20 мая: произошла перестрелка между южнокорейским и северокорейским пограничными патрулями. Один северокореец убит. У южнокорейцев потерь нет.
21 июля: три северокорейских разведчика были убиты южнокорейскими солдатами, при попытке пересечь границу.
17 августа: над линией разграничения, огнём с земли, был сбит американский военный вертолет. Три члена экипажа попали в плен.
18 октября: американский военный джип с 5 военнослужащими, подорвался на северокорейской мине и был обстрелян северокорейскими диверсантами. Четыре американца погибли, один был тяжело ранен и позже скончался...

В свою очередь, южнокорейцы, в ноябре 1966 года, без согласования с американцами, обстреляли из артиллерии северокорейскую территорию. В течение 1967 года, южнокорейцы заслали на северокорейскую территорию по меньшей мере три группы диверсантов, сформировав их из жителей Северной Кореи, по каким-либо причинам оставшихся на юге. Эти группы разгромили несколько блокпостов северокорейской армии, убив не менее 33 северокорейских солдат (не считая раненых)...

Тем временем очень сильно обострились отношения между Китаем и Советским Союзом - вплоть до открытых боестолкновений (например, на острове Даманский в марте 1969 года).
Казалось: ещё немного - и начнётся полноценная, широкомасштабная война.
В этих условиях, той и другой стороне стало уже не до корейцев и американцев. Ким Ир Сен рисковал нарваться на войну с южнокорейцами и их американскими союзниками, будучи в одиночестве, пока Советы и Китай потрошат друг друга.
Кроме того, СССР резко сократил объёмы помощи Северной Корее, за то что та (по мнению Кремля) слишком уж сильно ориентировалась на Китай (хотя у Ким Ир Сена при этом хватало ума никогда не принимать однозначно чью-то одну сторону - он всегда худо-бедно лавировал между китайским молотом и советской наковальней).
В свою очередь, Китай тоже сильно сократил объёмы помощи Северной Корее - просто потому что сам испытывал громадные трудности, из-за "большого скачка" и "культурной революции".
В общем, в Пхеньяне допёрли, что новую войну за объединение Кореи, стоит отложить до лучших времён...

3 декабря 1969 года, Ким Ир Сен официально объявил, что отказывается от попыток поднять вооруженный мятеж на юге, так как, ни Корейская народная армия, ни агитаторы, не создали для него достаточной почвы. В тот же вечер были освобождены американцы, пленённые в августе при падении вертолета. На следующий день их передали южнокорейской стороне...

Это не означает что инциденты на линии разграничения совсем уж прекратились. Но происходить они стали явно реже. Да и характер стали носить, несколько иной. Например, южнокорейцы то и дело обнаруживали тоннели, прорытые северокорейцами для засылки в Южную Корею своей агентуры.
Один из тоннелей (о нём узнали от северокорейского перебежчика) был пробит в скальной породе. И был таких размеров, что по нему в Южную Корею могло бы проникнуть крупное военное подразделение.
Время от времени у берегов Южной Кореи обнаруживали северокорейские подводные лодки.
Северокорейские рыболовецкие суда, в сопровождении своих военных кораблей, иногда пытались нарушать морскую границу Южной Кореи в Жёлтом море, проведённую (по мнению северокорейцев) совершенно несправедливо.

На карте ниже, синим пунктиром (под буквой "А") обозначена реальная морская граница, установленная в 1953 году по итогам войны.
Красным пунктиром (под буквой "Б") обозначена морская граница по мнению северокорейцев. Цифрой 1 обозначен остров Ёнпхёндо, цифрой 2 - остров Пэннёндо, цифрой 3 - остров Тэчхондо. Вообще, окончание "до", можно было бы и не добавлять - это всего лишь означает "остров" по-корейски. Но так уж принято - писать подобные корейские названия слитно, всегда автоматически добавляя к собственно названию, окончание "остров". В русском языке подобное иногда тоже встречается. Например: Белоостров, Сегозеро, и т.д...


Отложив на некоторое время большую стрельбу, Ким Ир Сен сосредоточился на создании не просто идеологии, а фактически новой, суррогатной религии, в подвластной ему стране - во главе с собой, любимым, в роли божества.
В СССР уже не было Сталина - а значит можно было куролесить по полной программе.
Ким Ир Сен начал в массовом порядке снимать с должностей, а иногда и сажать в тюрьмы советских корейцев, которых в сороковые годы в большом количестве направили "исполнять интернациональный долг" в Северную Корею (их было немало в высших эшелонах власти — в тот период выходцы из СССР корейского происхождения, составляли до четверти состава северокорейского ЦК).
При этом советское посольство быстро обнаружило, что не может ничего с этим поделать: на все упреки и просьбы Ким Ир Сен кивал, соглашался, заверял что всё будет исправлено, но продолжал поступать по-своему.

Сотрудники советского посольства, внимательно следившие за ситуацией, сообщали в своих донесениях на родину, что активно используемый идеологический термин "Чучхе", в широкий оборот решил пустить не сам Ким Ир Сен, а его советник по идеологии Ким Чхан Ман, который очень этим фактом гордился.
А вот не надо было публично гордиться. Однажды этот человек, претендовавший на лавры изобретателя новой идеологии, бесследно исчез с политической арены, и его имя было запрещено к упоминанию в официальных текстах...

В начале 1970-х годов, в Пхеньяне предприняли попытку вообще порвать с марксистско-ленинской пуповиной.
Видимо была задумка превратить Северную Корею в самую настоящую монархию, на официальном уровне.
Если поначалу "идеи чучхе" преподносились как местный вариант марксизма, как "творческое приложение марксизма-ленинизма к корейской действительности, то в начале 1970-х годов, северокорейские идеологи (в первую очередь Хван Чан Ёп, выпускник философского факультета МГУ) уже заявляли, что "чучхе" — это не просто вариант марксизма, а новая и универсальная прогрессивная теория. Подразумевалось, что сам марксизм был такой теорией во времена капитализма, ленинизм стал играть эту роль в эпоху империализма, а в условиях распада колониальной системы и появления новых независимых государств, эта роль автоматически переходила к "идеям чучхе".
Набиравший постепенно политический вес Ким Чен Ир (сын Ким Ир Сена) начал высказываться в том духе, что между "чучхе" и марксизмом, существует принципиальная разница.
Однако в других социалистических странах (в первую очередь в СССР и в Китае) подобные телодвижения восприняли с настороженностью.
А самое главное - в 1979 году произошла китайско-вьетнамская война, которая быстро выявила потрясающую слабость Китая.
Полпотовская Кампучия (пользовавшаяся поддержкой Китая) дёрнулась на Вьетнам (поддерживаемый Советским Союзом), пытаясь создать "второй фронт" для вьетнамцев - и была раскатана вьетнамцами в блин.
В том же самом году, Советский Союз ввёл войска в Афганистан.
Становилось ясно, что СССР лучше не злить, и что Москва явно, безусловно круче Пекина.
Поэтому игры в идеологическую независимость были отложены на потом...

В конце восьмидесятых и в начале девяностых годов, когда в СССР покатила "перестройка", в Северной Корее опять начали модифицировать свою идеологию - подводя под это дело исторический базис.
Северокорейские археологи, следуя мудрым указаниям Великого Вождя Ким Ир Сена, вдруг (и как вовремя-то!) "открыли" гробницу Тангуна.
По корейской средневековой легенде, Тангун — сын небожителя и медведицы — был основателем первого корейского государства "Древний Чосон" и жил около пяти тысяч лет назад.
Археологи объявили, что найденная ими могила, есть ни что иное, как место упокоения самого Тангуна - что, по их логике, доказывало справедливость националистических заявлений о "пятитысячелетней истории корейского государства".
Разумеется могилу эту "открыли" в Пхеньяне, подтвердив таким образом пропагандистские лозунги о том, что именно нынешняя северокорейская столица, а вовсе не Сеул — исконный центр всего корейского.

Параллельно с этим, северокорейские "учёные" заявили об открытии "Тэдонганской культуры" (археологам остального мира, таковая вообще не известна). По их утверждениям, она была одной из величайших культур ранней древности и по степени своего развития была равна Древнему Египту и Месопотамии.
Теперь северокорейским школьникам объясняют, что их страна является одной из пяти колыбелей человеческой цивилизации (другими колыбелями считаются Египет, Месопотамия, древняя Индия и древний Китай)...

Однако в девяностых годах, этот процесс совмещения марксистской диктатуры с чисто восточной монархией, был заторможен двумя знаковыми событиями.
Во-первых, 8 июля 1994 года, в возрасте 82 лет, умер Ким Ир Сен.


Разумеется он был объявлен "Вечным президентом" и похоронен в мавзолее.
Но корейцы не были бы корейцами, если бы не пожелали переплюнуть советских товарищей.
Если в СССР для Ленина построили специальный, относительно небольшой мавзолей, под цвет кремлёвской стены, который органично вписался в единый пейзаж с кремлёвской стеной и Красной площадью, то в Северной Корее мавзолеем был объявлен сам президентский дворец-резиденция, огромное здание, внутри которого сделали соответствующую перепланировку. Ну это приблизительно как если бы в Вашингтоне весь "Белый Дом" был объявлен мавзолеем какого-нибудь помершего американского президента, или весь Кремль был объявлен единым мавзолеем Сталина.
На Путина показывать пальцем не надо, он в Кремле не живёт и никогда не жил: https://ogbors.livejournal.com/1056551.html

Разумеется никого не смутили расходы на подобную перестройку-переделку и на строительство другого президентского дворца, для нового правителя.

На фото ниже - "Кымсусанский дворец солнца" (так корейцы именуют свой мавзолей). Сейчас там, помимо Ким Ир Сена, лежит и Ким Чен Ир.


Власть унаследовал его сын, Юрий Ирсенович Ким (именно так он был официально зарегистрирован при рождении в селе Вятское Хабаровского края), которого наша публика знает в основном под именем Ким Чен Ир, а корейцы под именем Ким Чжон Эль.
Северокорейцам совершенно всерьёз преподносится, что человек этот родился в бревенчатой хижине, в тайном партизанском лагере у пика Чансубон, возле самой высокой и почитаемой горы Северной Кореи — Пэктусан, и что в момент его рождения на небе появились двойная радуга и яркая звезда. Ну, короче - новый Иисус Христос северокорейского розлива...


Отец довольно рано начал продвигать сына по служебной лестнице. Уже в 1970-х годах, Ким Чен Ир (будем называть его так) возглавлял партийно-идеологический аппарат. Его официально именовали "Центром партии". С 1980 года пропаганда начала восхвалять его "сверхчеловеческую мудрость" с такой силой, с какой она до того воспевала только деяния его отца.
Злые языки поговаривали, что отец особо благоволил к сыну потому, что тот каждое утро, на протяжении многих лет, подносил папаше в спальне его тапочки...
С 1982 года Ким Чен Ир руководил работой спецслужб. Здесь он зарекомендовал себя очень хорошо, организовав теракт в Бирме (современная Мьянма).
9 октября 1983 года, три северокорейских офицера, нелегально проникшие в столицу Бирмы, взорвали южнокорейскую правительственную делегацию, возглавляемую президентом Южной Кореи Чон Ду Хваном. Сам Чон Ду Хван уцелел, благодаря тому что прибыл на место на две минуты позже взрыва, но 17 человек из состава южнокорейской делегации (включая министра иностранных дел и заместителя министра внешней торговли) были убиты, а 15 — ранены. Покушавшиеся попытались скрыться, но были задержаны.

Затем, 29 ноября 1987 года, был уничтожен южнокорейский авиалайнер, выполнявший плановый пассажирский рейс по маршруту Багдад—Абу-Даби—Бангкок—Сеул. Через 5 часов и 4 минуты после вылета из Абу-Даби, на его борту прогремел взрыв, после чего самолёт рухнул в Андаманское море. Погибли все находившиеся на его борту 115 человек — 104 пассажира и 11 членов экипажа.
Расследование установило, что взрыв на борту был вызван бомбой, установленной двумя агентами-корейцами (мужчиной и женщиной) по указанию правительства Северной Кореи. Одной из целей этого теракта, был срыв предстоящих Летних Олимпийских игр, которые должны были пройти в Сеуле.
В ходе задержания агентов-подрывников, мужчина успел совершить самоубийство, но 25-летняя Ким Хён Хи выжила и была приговорена к расстрелу. Однако впоследствии южнокорейское правительство её помиловало, как жертву северокорейского режима...

Это разумеется не весь перечень добрых дел Ким Чен Ира.

В общем, он зарекомендовал себя как толковый парень, из которого со временем получится хороший подельник.
Поэтому отец (Ким Ир Сен) продолжая контролировать внешнюю политику, стал предоставлять сыну всё больше и больше контроля за внутренними делами.
24 декабря 1991 года, на очередном партийном заседании, Ким Ир Сен объявил о передаче Ким Чен Иру своих полномочий верховного главнокомандующего Корейской Народной Армии.
Почти через год, 13 апреля 1992 года, самому Ким Ир Сену было присвоено звание генералиссимуса, а его сын Ким Чен Ир, спустя неделю, получил звание маршала.
А ещё через пару лет, Ким Ир Сен изволил сыграть в ящик - после чего его сын стал полновластным хозяином страны и объявил ТРЁХГОДИЧНЫЙ траур.

Это всё во-первых.

А во-вторых, в начале девяностых годов, распался Советский Союз. Да и Китай стал решительно менять свою политику.
Россия в девяностых годах, сама испытывала колоссальные трудности. Ей было не на что, да и незачем, содержать Северную Корею. При этом от торговых связей в Москве никогда не отказывались, но требовали оплаты товаров по нормальным ценам мирового рынка.
Китайцы же, поддерживая Северную Корею политически, в плане экономики заняли жёстко-прагматичную позицию, сходную с позицией России. Хотите что-то покупать - платите. А ещё лучше - начинайте у себя разумные реформы, которые сделают вашу экономику самодостаточной и позволят вам накормить свою страну.

Северокорейцы, само собой, встали в позу. Ни о каких реформах там и слышать не хотели. Что реформировать, если у них и так самая лучшая в мире форма правления и хозяйствования?! Разве может быть что-то прогрессивнее и правильнее рабовладения???..

В принципе, в некотором смысле, правящая верхушка Северной Кореи была права, категорически отказываясь от реформ. Потому что в тюрьме (на зоне) никаких реформ, никакой либерализации и демократизации, быть не может изначально. Любая либерализация в таких условиях попахивает нарушением режима, переходящим в прямой развал и распад. Если у зоны убрать забор и перевести зону на самоокупаемость, то произойдёт одно из двух: или зэки разбегутся, или лагерному начальству придётся переставать быть лагерным начальством.

Однако если у Советского Союза были огромные природные ресурсы, которые до поры и до времени позволяли оставаться на плаву недееспособной советской экономике, то у Северной Кореи такой лафы не было. Полезные ископаемые в стране имеются, но не слишком много. Территория не очень большая. Тучных кубанских чернозёмов нет. Значительную часть площади государства, составляют горы.
То есть - жить самостоятельно вполне возможно. Но только если не придуриваться.
Понятно что система, основанная на использовании дармового и полудармового, принудительного и полупринудительного труда, зэков, стройбатовцев и колхозников - в таких условиях не катит абсолютно.

При этом именно в девяностые годы, наблюдая как рушатся социалистические режимы в СССР и по всей Восточной Европе, северокорейцы резко активизировали усилия по созданию своего ядерного оружия. Да и вообще существенно увеличили расходы на содержание армии, флота, авиации.

В общем, бюджет Северной Кореи в девяностых годах, был натянут как струна. Достаточно было любой роковой случайности, для того чтобы эта струна оборвалась.
И такая случайность произошла - в виде стихийных бедствий (в первую очередь проливных дождей и оползней).
Практически весь урожай погиб.
В последующие пару лет - стихия продолжала наносить удары.
В этой ситуации, необходимы были решительные действия по реформированию экономики, следовало отказаться от непомерных затрат на военные расходы, можно было бы попытаться как-то улучшить отношения с остальным миром, в конце концов немедленно обратиться к мировому сообществу за помощью.

Но ничего этого сделано не было.
И в стране начался голод.
Страшный голод, от которого в период с 1995 по 1999 годы, вымерло порядка трёх миллионов жителей - не считая тех, кто потерял здоровье, но выжил...





ОКОНЧАНИЕ СМОТРИТЕ ЗДЕСЬ: https://ogbors.livejournal.com/1264357.html

Tags: История, Политика
Subscribe

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments