Олег Боровских (ogbors) wrote,
Олег Боровских
ogbors

Categories:

МАСОНЫ. 63-я часть. Закат эпохи Временного правительства.




Итак в ПРЕДЫДУЩЕЙ ЧАСТИ мы с вами остановились на том, что мятеж большевиков, произошедший в июле 1917 года, был подавлен - причём, без особого труда.
С самого начала чувствовалось, что большевики не были уверены в успехе своего выступления, маскировались как могли, спрятавшись за спины таких горлопанов-пустобрёхов как анархисты, строили из себя Сонечку Мармеладову - жертву обстоятельств, да и вообще постарались сохранить негласные связи со своими основными "противниками", - меньшевиками.
Судя по всему, большевики выступили вынужденно, понукаемые немцами - которым важно было сорвать начавшееся на всех фронтах (кроме Кавказского) июльское наступление русских армий.
Ленин, Троцкий и Свердлов - не были совсем уж безбашенными авантюристами, неспособными просчитывать последствия своих действий на два шага вперёд. Не говоря уж про Сталина, который вообще в то время имел репутацию очень умеренного, здравого, договороспособного политика, через которого большевики и меньшевики частенько контактировали друг с другом.
Но (как я понимаю) - немцы потребовали выступить во что бы то ни стало. И большевики не смогли им отказать. Выступление состоялось.

Однако при первых же мало-мальски решительных действиях Временного правительства, Ленин сыграл отбой - тем более что события на фронтах доказали: российские армии уже небоеспособны.

Следует признать, этот момент был очень опасен для большевиков - и очень выгоден для меньшевиков. Ленин как раз опасался (и открыто говорил это Троцкому) что теперь-то меньшевики пооткручивают большевикам головы, и утвердятся у власти. Все козыри были на руках у Керенского и его команды.
Так, во всяком случае, казалось на первый взгляд.

Однако по каким-то совершенно необъяснимым (с точки зрения здравой логики) причинам, победители, вместо того чтобы добить большевиков (или хотя бы надёжно изолировать их, выпихнуть на задворки большой политики), стали вдруг притормаживать - и чем дальше, тем сильнее.
Такое более чем странное отношение, проявлялось вовсе не только по отношению к большевикам. Так было ВО ВСЁМ.
Например, после провала июльского наступления русских армий - Временное правительство прекрасно поняло всю опасность положения. И на первых порах, начались очень даже решительные действия по наведению порядка в армии. Вплоть до создания заградотрядов и разных "ударных" батальонов "смертников".
Казалось что буквально через пару месяцев, дисциплина будет подтянута. Возможности для этого были.
Но...

Словно кто-то где-то щёлкнул рубильником - и руки Временного правительства безвольно обвисли.
Ни одна из объявленных мер, не была осуществлена полностью.

И это ещё не всё.
Временное правительство (состоявшее вовсе не из дурачков) вполне осознавало, что многонациональное государство, медленно но верно дрейфует к полному развалу. И пыталось оказывать сопротивление сепаратистам окраин.
Вот, например, посмотрите на карту, размещённую ниже. Она на украинском языке, но там всё понятно.
Жирной коричневой линией, там обозначена граница современной Украины, в её международно признанных границах.
Синей линией, очерчены территории, на которые претендовали малороссийские (то бишь украинские) сепаратисты в 1917 году. Показательно, что на Крым и на Южную Бессарабию, у них претензий не было.
Оранжевым пунктиром обозначены земли, на которых этнические малороссы (украинцы) преобладали - или как минимум составляли серьёзный процент населения.
А красной линией очерчены границы, в которых Временное правительство соглашалось, в принципе, признать украинскую автономию. Именно автономию - не более того.



Финский Сейм (парламент) был одно время вообще разогнан - за попытки взять курс на достижение независимости Финляндии.
Правительство Керенского вполне осознавало пагубность развала общегосударственной экономики. Не так уж плохо эти люди разбирались во всём, что имело отношение к промышленности, сельскому хозяйству, торговле, транспорту, финансово-банковской системе. Не забываем - они получили (как правило) нормальное образование, вовсе не в советских школах и ВУЗах.

К сожалению, такой безусловно выдающийся, талантливый писатель как Александр Солженицын, слишком поддался искушению увидеть в лице Временного правительства (и в тех кто это правительство поддерживал) людей крайне недалёких, глуповатых, смешных, этаких потрясающе наивных лохов, которые в основном мололи всякую чушь и не просекали элементарных вещей.
Однако, при всём моём уважении к Александру Исаевичу, я просто обязан, справедливости ради, сказать: люди входившие в состав Временного правительства, равно как и те, кто это правительство поддерживал, были ничуть не глупее, не смешнее и не подлее окружавшего их мира.
Просто нужно понять в полной мере причину их действий.
Если исходить из того, что эти люди были абсолютно самостоятельны в принятии решений и всё зависело только от их собственной воли, тогда безусловно - их следует признать бандой сумасшедших, которые отчего-то в упор не замечали и не понимали очевидных вещей.
Но если принять как данность, что над ними существовало какое-то высшее начальство, которое диктовало им свою волю и вообще управляло ими как куклами-марионетками, дёргая за ниточки - тогда всё становится на свои места и появляется то самое недостающее звено, благодаря которому пазл сходится.
Я подозреваю что Солженицын, который как раз на событиях 1917 года оборвал своё фундаментальное повествование "Красное колесо" - почувствовал, что от него что-то ускользает, что где-то не хватает связующего звена, что-то он упустил из внимания.
А может быть даже он всё прекрасно понял, догадался о чём-то, - но не мог себе позволить раскрыть рот в тех условиях, в которых находился. И поэтому остановился на полпути (как впоследствии выяснилось - навсегда); лишь много позже, написав книгу "Двести лет вместе" - в которой обнаружил своё постепенное понимание глобальных политико-исторических процессов.
Но всё-таки он не посмел открыто и незавуалированно расставить все точки над i, назвав вещи своими именами. А может быть просто чего-то не знал, о чём-то не догадывался, не отследил что-то интуитивно - или не захотел сказать по каким-то своим особым причинам.

Давайте же присмотримся к личностям тех людей, из которых состояло Временное правительство - в первую очередь к главе правительства Александру Керенскому.
Grand_Duke_Alexander_Mikhailovich_(LOC).jpg

Александр Фёдорович Керенский, являлся сыном австрийской еврейки (девичья фамилия Адлер), бывшей замужем (первым браком) за евреем Кирбисом - и до крещения носил имя Арон. Овдовев, его мать вышла второй раз замуж за русского педагога Фёдора Керенского - происходившего из провинциального духовенства Пензенской губернии. Отец вышеупомянутого педагога, Михаил Иванович, с 1830 года служил священником в селе Керенка Городищенского уезда Пензенской губернии. От названия этого села и происходит фамилия Керенских.

Фёдор Керенский (то есть - отчим будущего диктатора) был сначала директором Вятской мужской гимназии, а потом, дослужившись до чина коллежского советника, получил назначение на должность директора Симбирской мужской гимназии (Симбирск - это современный Ульяновск). Самым известным воспитанником Фёдора Керенского, стал Владимир Ульянов (будущий Ленин) — сын его начальника, директора симбирских училищ, Ильи Николаевича Ульянова. Семьи Керенских и Ульяновых в Симбирске связывали дружеские отношения, у них было много общего в образе жизни, положении в обществе, интересах, происхождении. Фёдор Михайлович, после того как умер Илья Николаевич Ульянов, принимал участие в жизни детей Ульяновых. В 1887 году, уже после того как был арестован и казнён Александр Ильич Ульянов, он дал брату революционера Владимиру Ульянову (Ленину) положительную характеристику для поступления в Казанский университет. В этом же году Фёдор Керенский получил чин действительного статского советника, что давало право на потомственное дворянство.

К Арону (после крещения получившему имя Александр) в семье относились очень хорошо. Но здоровье мальчика оставляло желать лучшего. В детстве он перенёс туберкулёз бедренной кости. После операции полгода был вынужден провести в постели и затем долгое время не снимал металлического, кованого сапога с грузом.
В 1889 году Фёдор Керенский был назначен главным инспектором училищ Туркестанского края - и переехал с семьёй в Ташкент. Восьмилетний Саша (бывший Арон) начал учиться в ташкентской гимназии. Он с удовольствием принимал участие в любительских спектаклях, с особым блеском исполнял роль Хлестакова. Удивительно, но в дальнейшем современники подмечали, что в его характере действительно было что-то хлестаковское...
В 1899 году Александр (Арон) с золотой медалью окончил Ташкентскую гимназию и поступил на историко-филологический факультет Петербургского университета, а затем перевелся на юридический факультет. То есть, всё как полагается хорошему еврейскому мальчику - золотая медаль и диплом юриста...
Начиная с 1905 года, способный молодой человек пописывает статейки для революционных журнальчиков и тексты для листовок. Привлекает к себе внимание властей и, спалившись с найденным при нём пистолетом, отправляется в ссылку - в Ташкент.
Довольно быстро вернувшись из ссылки - впредь был осторожнее. Выступал в роли адвоката на многочисленных процессах с политическим душком.
В 1912 году стал членом парамасонской организации "Великий Восток народов России".

В 1914 году он был приговорён к 8-месячному тюремному заключению за оскорбление Киевской судебной палаты.
Однако, как действующий депутат, Керенский обладал неприкосновенностью.
Затем был избран депутатом IV Государственной думы от города Вольска Саратовской губернии. К этому времени он состоял в партии эсеров - которая приняла решение бойкотировать выборы. Керенский решил эту проблему просто - он формально вышел из партии эсеров и вступил во фракцию "трудовиков".
В Думе выступал с критическими речами в адрес правительства и приобрёл славу одного из лучших ораторов левых фракций. Входил в бюджетную комиссию Думы.

В 1915-17 годах, Керенский уже являлся главой "Великого Востока народов России".
В 1916 году ему вырезали почку, после чего долгое время у него были сильные боли, из-за которых у Керенского на протяжении 1917-го года порой случались истерики и обмороки.

Тем не менее, этот человек, шаг за шагом, неутомимо, прибирал власть к своим рукам - ни на минуту не забывая о работе на свой имидж.
Пик его популярности начался с назначением на пост военного министра, после апрельского кризиса.
Газеты буквально захлёбывались по адресу Керенского: "рыцарь революции", "львиное сердце", "первая любовь революции", "народный трибун", "гений русской свободы", "солнце свободы России", "народный вождь", "спаситель Отечества", "пророк и герой революции", "добрый гений русской революции", "первый народный главнокомандующий" и т. д., и т.п...
Обсуждения личности Керенского происходили примерно в таких выражениях:
"Тернист путь Керенского, но автомобиль его увит розами. Женщины бросают ему ландыши и ветки сирени, другие берут эти цветы из его рук и делят между собою как талисманы и амулеты. Его несут на руках. И я сам видел, как юноша с восторженными глазами молитвенно тянулся к рукаву его платья, чтобы только прикоснуться. Так тянутся к источнику жизни и света!.. Керенский — это символ правды, это залог успеха; Керенский — это тот маяк, тот светоч, к которому тянутся руки выбившихся из сил пловцов, и от его огня, от его слов и призывов получают приток новых и новых сил для тяжёлой борьбы..."

В мае 1917 года, петроградские газеты даже всерьёз рассматривали вопрос об учреждении "Фонда имени Друга Человечества А. Ф. Керенского".
А Керенский старается поддерживать аскетический образ "народного вождя", нося полувоенный френч и короткую стрижку.
Вот с кого впоследствии долгое время брал пример Сталин - хорошо запомнивший этот ажиотаж вокруг Керенского, происходивший буквально на его глазах...



Ниже - портрет Керенского работы Ильи Репина. 1917 год.


Встреча Керенского в Москве, в марте 1917-го года.


Политик и журналист Владимир Дмитриевич Набоков (отец будущего писателя-классика) так описывает выступление Керенского: «"Я говорю, товарищи, от всей души… из глубины сердца, и если нужно доказать это… если вы мне не доверяете… Я тут же, на ваших глазах… готов умереть…". Увлёкшись, он проиллюстрировал "готовность умереть" неожиданным, отчаянным жестом».

Много лет спустя (он прожил долгую жизнь) Керенский полушутя говорил, что "если бы тогда было телевидение, никто бы меня не смог победить!".
Действительно, на неискушённую, во многом наивную, чаще всего малограмотную толпу, его закидоны действовали неотразимо.
Что там говорить, если даже отрёкшийся от власти царь Николай II, в июле 1917-го записал в своём дневнике о Керенском: "Этот человек положительно на своём месте в нынешнюю минуту; чем больше у него власти, тем лучше"...

Однако именно тогда, когда Керенский находился в зените своей славы, мировой масонский кагал пришёл к выводу о том, что этот господин себя исчерпал, поставленные перед ним задачи выполнил, роль свою сыграл - пора начинать отодвигать его на второй план, производя переформатирование внутрироссийской политики. Настал час менять меньшевиков на большевиков. Осторожно, не в один день разумеется - но неотступно. И не потому что Керенский чем-то кому-то не нравился - а потому что Россию изначально вели к гибели, шаг за шагом, от этапа к этапу. Меньшевики были разрушителями - но не были отморозками. Большевики были именно отморозками. Керенский изначально рассматривался мировым масонством, только как предтеча Ленина.

Сам Керенский мог мнить себя кем угодно, лишь на том основании, что он являлся главой масонской ложи. Скорее всего он не осознавал в полной мере того, с какими силами спутался и насколько беспомощной игрушкой в их руках является. Наверное участие в парамасонской организации казалось ему своего рода игрой, спектаклем. Крайне сомнительно что ему было открыто хоть что-то важное.
Люди, связавшие свою жизнь с масонством, чаще всего крайне слабо представляют, куда они влезли - и ещё реже того осознают, какая роль им отведена в тех или иных событиях.
Например, почему Ленин в период июльского мятежа был серьёзно напуган и ждал почти неминуемой расправы со стороны Временного правительства - в то время как Троцкий был практически спокоен?
Потому что Троцкий ЗНАЛ, что масонство не допустит уничтожения большевиков. А Ленин в такие детали посвящён не был. И уж тем более практически ничего не знал о сути происходящего Сталин (но о чём-то интуитивно догадывался - и вот эта его догадливость сильно беспокоила Троцкого), потому и вёл себя архиосторожно, словно человек, ступающий по тонкому льду.

Надмировые силы щёлкнули тумблером - и у Временного правительства всё начало валиться из рук.
Вот было понимание того, что большевиков надо раздавить - однако "как-то так получилось", что этот процесс заглох на полдороге.
Было понимание того, что нельзя разваливать единый экономический организм государства - и тем не менее развал продолжался.
Было понимание того, что в армии необходимо как можно скорее наводить порядок - но все усилия на этом поприще приводили к ещё большему разрастанию бардака и беспредела.
В некотором смысле, повторилась история с поздним Боливаром - у которого тоже, словно по щучьему велению, всё начало валиться из рук тогда, когда он исчерпал себя, выполнил все поставленные перед ним задачи, перестал быть полезен масонам и начал примерять лавры Наполеона.
Подробнее об этом читайте в 23-й части нашего повествования: https://ogbors.livejournal.com/689016.html

В августе-сентябре 1917 года, британская разведка провела интересную многоходовочку.
Сначала, по кулуарному совету добрых британских союзников, 1 августа был снят с должности Верховного главнокомандующего Алексей Алексеевич Брусилов - самый успешный из всех высокопоставленных офицеров Первой Мировой войны. О знаменитом "Брусиловском прорыве" подробнее читайте в 52-й части: https://ogbors.livejournal.com/1099000.html

И снят был Брусилов, как "потерявший волю к управлению". Формулировка вызывающе-унизительная и при этом не основанная буквально ни на чём.
На смену ему был назначен генерал Корнилов (ниже на фото) - человек явно уступавший Брусилову по уровню интеллекта и широте кругозора.
Но зато - нерассуждающий тупой солдафон, далёкий от всяких интриг и раздумий. В общем - жёсткий и хорошо управляемый извне вояка (во всяком случае производил такое впечатление).


Но кто же из британской агентуры подавал Керенскому такие занятные советы?
Представьте себе - вы про эту личность скорее всего слышали.
Был такой классик английской литературы, по имени Сомерсет Моэм - который язвительно писал о Керенском: "Положение России ухудшалось с каждым днём, … а он убирал всех министров, чуть только замечал в них способности, грозящие подорвать его собственный престиж. Он произносил речи. Он произносил нескончаемые речи. Возникла угроза немецкого нападения на Петроград. Керенский произносил речи. Нехватка продовольствия становилась всё серьёзнее, приближалась зима, топлива не было. Керенский произносил речи. За кулисами активно действовали большевики, Ленин скрывался в Петрограде… Он произносил речи".

Но не всем известно, что тот же самый писатель, был агентом британской секретной службы, под псевдонимом "Сомервиль". И именно он-то как раз и подталкивал (очень аккуратно) Керенского к определённым шагам - естественно, по заданию кураторов. Ниже вы видите фото писателя-разведчика.


Прошло совсем немного времени после смены командующего - и к генералу Корнилову подрулил бывший депутат Думы (а в 1917 году уже британский подданный), Алексей Фёдорович Аладьин (на фото ниже), с предложением приблизительно такого рода: Ребята, а не пора ли вам, таким доблестным, умным, толковым, совестливым и патриотичным - прихлопнуть весь этот цирк с конями?.. Посмотрите - Россия гибнет, под управлением дилетантов, дураков, прощелыг, продажных шкур и аферистов, а может быть и агентов врага. Вон, большевики - явная германская агентура. А никто с ними всерьёз не борется. Их даже не думают добивать!.. Так не пора ли вам сказать своё веское слово и поставить в этом деле жирную точку?.. У вас же в руках сила - так давайте, применяйте её! Скидывайте нафиг этого Керенского - и берите власть в свои умелые руки. У вас всё получится! Хватит таскать каштаны из огня для кого-то, сделайте это для себя!.. Вот вы, господин Корнилов, такой умный, честный и ответственный - берите власть в свои собственные руки и становитесь полноценным диктатором России. У вас в России ещё остались честные офицеры, которые могут быть вам надёжными помощниками. Например - генерал Александр Михайлович Крымов и офицеры Кавказской дикой дивизии. Эти не подведут. Обопритесь на них - и дерзайте!.. Ни о чём не беспокойтесь - Британия обеими руками за вашу кандидатуру, мы вас очень-очень уважаем. Вся Россия надеется на вас - вы войдёте в историю как её спаситель...



Для пущей убедительности, Аладьин предъявил Корнилову письменное послание от военного министра Великобритании лорда Милнера, который призывал Верховного главнокомандующего к свержению Временного правительства (между прочим - союзного Великобритании).
Это послание развеяло последние сомнения Корнилова и подвигло его на решительные действия.

В это же время, вышеупомянутый "Сомервиль" окучивал Керенского приблизительно в таком духе: Уважаемый мистер Керенский! Вы такой умный, такой способный! Вы одержали такую убедительную победу над ультралевыми - то есть над большевиками. Но ведь существуют ещё и ультраправые - не стоит забывать об этом! Они тоже опасны - и их тоже желательно разгромить. Нет ни малейших сомнений в том, что вы, со своим талантом стратега и гениального политика, успешно справитесь с этой важной задачей, от которой зависит судьба России. И тогда, разгромив не только оппонентов слева, но и оппонентов справа - вы станете единовластным диктатором России, у которого просто не останется мало-мальски серьёзных конкурентов... Нам доподлинно известно о том, что в кругах офицерской верхушки зреет заговор, с целью вашего свержения и восстановления монархии. К заговору причастны такие люди как Александр Михайлович Крымов и офицеры Кавказской дикой дивизии. Вам необходимо устроить показательный разгром заговорщиков - дабы ни у кого впредь не возникало желания вставать на вашем пути!..

Не ограничиваясь этим (они вообще не любили складывать все яйца в одну корзину) добрые английские союзники задействовали в своей комбинации такую всеядную фигуру как Владимир Николаевич Львов (обер-прокурор Святейшего Синода, автор слов и музыки гимна дворян Самарской губернии "Мы шпагу носим за царя", будущий советский лектор-пропагандист и член "Союза безбожников")...


Господин Львов мотался между ставкой Корнилова и приёмной Керенского - всех предавая и всем предлагая свои услуги, в надежде вымутить для себя почётно-высокое и хлебно-тёплое кресло в каком-либо из министерств. Корнилова Львов науськивал на Керенского, а Керенского - на Корнилова.

Таким образом, британские спецслужбы, убрав руками Керенского со своего пути умного и осторожного Брусилова, стравили между собой армейское руководство (офицерство) и Временное правительство - которые, вместо того чтобы совместно наводить порядок в стране и в армии, занялись взаимными интригами друг против друга. При этом, дабы ни у кого из них не было решительного перевеса - тех и других ставили в известность о планах и намерениях оппонентов...

Тем временем, немцы начали постепенно переходить к решительным наступательным действиям. Правда, руки у них были связаны на западно-европейских фронтах. Поэтому всеобщего, тотального наступления на востоке, они позволить себе не могли. Но в ключевых местах - стали нажимать.
1 сентября 1917 года, немецкая артиллерия нанесла массированный удар по русским позициям, снарядами с химическими боеголовками.
Русские солдаты, не успевшие надеть противогазы, погибали в больших количествах. На фотографии ниже вы видите одну из позиций русских войск у реки Западная Двина.


Вскоре после этого немецкие войска пошли в наступление, стремясь окружить русские части. Опасаясь окружения, русские начали отступать - теряя при этом артиллерию и обозы. 3 сентября была оставлена Рига. Немецкая авиация наносила удары по колоннам отступавших войск и беженцев.

Следует особо отметить, что замысел германского командования о проведении наступления, был изначально известен российской стороне, однако никаких серьёзных контрмер принято не было. Более того, российское командование облегчило немцам задачу. Например, ещё в июле по приказу командующего Северным фронтом В. Н. Клембовского, был оставлен стратегически важный плацдарм на левом берегу Западной Двины, а в августе подразделения 6-го Сибирского корпуса были отведены на 12-15 км назад.
Российскому командованию было известно время и место предстоящей атаки германских войск. Были разосланы предупреждения в подразделения 12-й армии о возможной атаке противника. Однако "почему-то" немецкое наступление стало неожиданностью...

Ниже на фото - германские войска в Риге


Кайзер Вильгельм II принимает парад в Риге, в честь взятия города. 7 сентября 1917 года.


Трофеи, захваченные немцами при взятии Риги. На заднем плане видны бомбомёты.


Потеря Риги вызвала панические настроения в Санкт-Петербурге. Временное правительство стало рассматривать вопрос о переносе столицы в Москву. Началась подготовка к эвакуации архивов. Было создано Особое междуведомственное совещание, которое занялось поиском возможных к занятию зданий в Москве, для размещения в них правительственных органов.
При этом Временное правительство постановило срочно вызвать с фронта отряд надёжных войск - опасаясь что при эвакуации столицы в Москву, могут возникнуть недоразумения с солдатами петроградского гарнизона.

Выбор "надёжных войск", Керенский поручил Корнилову, потребовав соблюсти только два условия:
1) Во главе этих войск НЕ должен стоять генерал Крымов;
2) В составе войск не должно быть Кавказской туземной (Дикой) дивизии.

Генерал Корнилов дал обещание выполнить оба требования. Однако, в это же время, особым приказом (скрытым от правительства) он подчинил Дикую дивизию генералу Александру Михайловичу Крымову (ниже на фото).


По приказу Корнилова (уверенного в том, что об этом неизвестно Керенскому), подчинённые генералу Крымову части, двинулись на Петроград.

8 сентября 1917 года, в пять часов вечера, в Зимний дворец к Керенскому прибыл упоминавшийся выше Владимир Львов, который передал своего рода ультиматум от Корнилова. Тремя главными требованиями ультиматума были: 1) объявить осадное положение в Петербурге; 2) передать власть Корнилову; 3) всем министрам немедленно выйти в отставку.
Самому Керенскому и некоторым из его ближайших помощников, предписывалось прибыть в ставку к Корнилову - который обещал, что Керенский и его люди не останутся без государственных постов. Например именно Керенскому, предлагался пост министра юстиции.

Львов не знал, что в комнате присутствует официальный свидетель - директор Департамента милиции С.А. Балавинский, которого туда как раз для того пригласили и спрятали. После оглашения ультиматума и устного его подтверждения, Львов был арестован там же на месте.
Затем состоялось заседание Временного правительства, которое постановило: 1) Корнилов должен сдать верховное командование генералу Клембовскому, главнокомандующему Северным фронтом и явиться в Петербург; 2) Керенскому вручаются особые полномочия для пресечения переворота.

Однако, Корнилов в ответ немедленно разослал главнокомандующим фронтов и командующим Балтийским и Черноморским флотами сообщение о том, что он, Корнилов, не подчиняется требованию правительства - и предлагает поддержать его, Корнилова.

На следующий день, 9 сентября 1917 года, Керенский обратился к населению страны с Манифестом.
Но и Корнилов, в свою очередь, тоже опубликовал опубликовал контрманифест. В котором, между прочим, было заявлено, что не он, Корнилов, послал Владимира Львова к Временному правительству - а наоборот, Львов приехал к Корнилову, как посланец Керенского.
То есть, со слов Корнилова, с которыми тот обратился к народу, выходило так, что Керенский разыграл какой-то гнилой спектакль, в своих шкурных интересах...

В Петрограде началась паника. Никто ничего не знал. Двигавшиеся на столицу полки генерала Крымова, превращались в воображении обывателей в целые армии. Одни говорили что Керенский действует с Корниловым сообща, ради установления в стране диктатуры; а размолвка между ними - это игра на публику. Другие говорили, что Керенский предал Корнилова, который действовал по приказу Керенского, но остался в дураках.
Пользуясь общим замешательством, активизировались большевики - которые как раз в первую очередь и обвиняли Керенского в двойной игре.
С другой стороны, перепуганный Керенский, искал себе опору в ком угодно - и потому снял все препоны с деятельности большевиков, решив заручиться поддержкой "крайне левых", против "крайне правых". Большевикам было позволено вооружаться. Арестованных выпускали под залог. Именно так был освобождён Лев Троцкий.
Ленин тогда был в бегах, в Финляндии. Но Троцкий сориентировался в обстановке очень быстро. Именно он стал в конце концов председателем Петросовета.
Это была самая большая ошибка Керенского...

Тем временем, главные силы генерала Крымова, стали эшелон за эшелоном подходить к Луге (город в современной Ленинградской области).
Керенский срочно направил Крымову приказ: повернуть войска на фронт к Риге.
Крымов не подчинился и заявил, что исполнит приказы только Верховного главнокомандующего генерала Корнилова. А затем объявил, что силой будет пробиваться к Петрограду, если не восстановят железнодорожные пути.

Следует отметить, что весь корниловский план похода на Петроград, был построен на таком расчёте: действовать против Временного правительства, убеждая солдат в том, что корпус идёт на помощь Временному правительству против большевиков, которые подняли в столице восстание.
Однако в конце концов агитаторы от большевиков и меньшевиков, сумели убедить казаков и солдат в том, что это не так.
В "Дикую дивизию" приехала из Петрограда особая мусульманская депутация, во главе с депутатами и муллами.
Как результат - солдаты идти дальше отказались. Генерал Крымов остался без армии.

Керенский подписал приказ об аресте генерала Крымова и направил в Лугу полковника Генерального штаба Самарина, с тем чтобы убедить Крымова прибыть в Петроград.
Генерал Крымов выехал на автомобиле в столицу, вместе с полковником Самариным.
На следующий день они прибыли в кабинет Керенского. Там произошло объяснение, в присутствии помощника военного министра генерал Якубовича и главного военно-морского прокурора Шабловского.
Из кабинета Керенского генерал Крымов вышел свободным. Но на другой день он застрелился...
Сутки спустя, генерал Алексеев, по приказу Керенского, арестовал Корнилова и его соучастников.

Керенский (как ему на тот момент казалось) мог торжествовать. Он одержал полную победу: сначала (в июле 1917-го) над ультралевыми (то есть большевиками и анархистами) используя поддержку "справа" (то есть со стороны консервативного офицерства) - а затем (в сентябре) над ультраправыми (то есть над консервативным офицерством), используя поддержку "слева" (то есть со стороны большевиков - которым была брошена кость, в виде легализации и возможности участия в политических процессах).
Все потенциальные противники были раздавлены, или как минимум дискредитированы. Правительство и Дума, были распущены. Во главе страны встал "совет пяти", или так называемая "директория".
Формально страну возглавили пять человек:
1) Сам Александр Керенский (в роли "Министра-председателя")
2) Министр иностранных дел Михаил Терещенко
3) Военный министр Александр Верховский
4) Морской министр Дмитрий Вердеревский
5) Министр почт и телеграфов Алексей Никитин

При этом само собой разумеется, что первым и единственным правителем, с практически неограниченными полномочиями, был именно и только Керенский. Остальные четверо играли роль массовки, зиц-председателей.

14 сентября 1917 года, Керенский провозгласил Россию республикой. Запомните эту дату. А то некоторые думают, будто республика была провозглашена в России сразу же после отречения царя. Другие полагают, что республику установили большевики. Да ничего подобного! Государственный строй России, должно было определить Учредительное собрание - до созыва которого только и существовало Временное правительство (потому оно и называлось ВРЕМЕННЫМ). Вполне допускалось, что по решению Учредительного собрания, в России могла быть установлена конституционная монархия, во главе с кем-либо из династии Романовых.
Но в сентябре 1917 года, Александр Керенский, победивший всех конкурентов, почувствовал себя настолько уверенно, что самостоятельно, без всякого созыва Учредительного собрания, пошёл на создание республики - подразумевая себя её неограниченным диктатором.

Однако очень быстро стало выясняться, что Керенский не столько разгромил, сколько озлобил всех вокруг себя. Не столько победил своих врагов, сколько сплотил их против своей персоны. И в конечном счёте, заигравшись в хитрые комбинации - переиграл самого себя.

В армии, и без того разлагавшейся, начался полный хаос. Солдаты и матросы, подстрекаемые поднявшими головы большевиками, начали расправляться с офицерами. Остатки дисциплины исчезли.
В Гельсингфорсе (современный Хельсинки) на броненосце "Петропавловск" был учинён самосуд: четыре офицера — лейтенант Тизенко, мичманы Михайлов, Кондыба и Кондратьев, были расстреляны. В то же время произошёл самосуд в Выборге: солдатами были арестованы, а затем утоплены три генерала и полковник - по подозрению в содействии Корнилову. Убийства и самовольные аресты офицеров солдатами, происходили по всему фронту.
Всюду хозяйничали большевики, которых одних только солдаты и слушали - потому что только большевики открыто выступали за немедленный мир с Германией.

После ареста генерала Корнилова и его соучастников, их оставшиеся на свободе сторонники, организовали "оборонительную кампанию" в печати - смысл которой заключался в утверждениях, что никакого заговора вообще не было, что между Корниловым и Керенским произошло недоразумение, что никакого ультиматума генерал Корнилов не посылал. Утверждалось что Керенский был в соглашении с генералом Корниловым. А затем, под давлением слева и по своему малодушию, генерала предал.
Эти утверждения были немедленно подхвачены большевиками, которые той же палкой били по авторитету Временного правительства.

Так образом получалось, что Керенский стал чужим и ненавистным для всех: для большевиков, которые вовсе не забыли и не простили подавление июльского мятежа; для офицерства, которое Керенский от себя оттолкнул и обрёк на унижения; и для солдатской массы, которая требовала немедленного мира и прекращения войны - за что ратовали большевики и к чему совершенно не было готово Временное правительство.

Армия, после подавления корниловского выступления, стала неуправляемой. Становилось ясно, что её необходимо как можно скорее распускать, демобилизовать.
Новым начальником штаба Верховного главнокомандующего, был назначен генерал Духонин, а генералом-квартирмейстером, генерал Дитерихс. Они срочно приступили к выработке плана коренной реорганизации армии, с чрезвычайным сокращением её состава.
Может быть в конце концов у них что-то и получилось бы. Но... Времени на реформы уже не оставалось.
Пришедшие в себя и получившие очень хорошую финансовую подпитку извне большевики, активно готовились к государственному перевороту. Они понимали что время дорого и необходимо пользоваться подходящим моментом - пока на троне восседает человек, уверенный в своей харизме, в том что всё у него под контролем, и в то же время РЕАЛЬНО не обладавший ничьей поддержкой, ставший для всех чужим и ненужным...

12 - 20 октября 1917 года, немецкие войска провели операцию "Альбион", в ходе которой захватили Моонзундский архипелаг (современный архипелаг Муху, в составе Эстонии). В ходе всей этой операции, немцы потеряли убитыми 386 человек. У русских погибших было тоже не очень много - зато в плен к немцам попали 20 130 солдат и офицеров. Немцы захватили 141 орудие, 130 пулемётов, 40 самолётов. Поражение было полным. Стратегическое положение русского фронта резко ухудшилось. Рижский залив был блокирован. Подходила очередь Финского залива...


Разумеется это поражение не добавило авторитета и популярности правительству Керенского. На войне всегда так: или ты побеждаешь - или договариваешься. Ничего третьего не дано. Правитель, который не способен побеждать и не желает договариваться - очень сильно рискует...

ПРОДОЛЖЕНИЕ СМОТРИТЕ ЗДЕСЬ: https://ogbors.livejournal.com/1275700.html

Tags: масоны
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments