Олег Боровских (ogbors) wrote,
Олег Боровских
ogbors

Каннибализм в Китае (любопытные факты, 11-я часть). ШОК-КОНТЕНТ 18+!!!

ПРЕДЫДУЩУЮ ЧАСТЬ ИЗ ЭТОЙ СЕРИИ, СМОТРИТЕ ЗДЕСЬ: https://ogbors.livejournal.com/1283495.html




Многие из вас слышали наверное о том, что есть на земле такие места, где вполне практикуется людоедство. Например, государство Папуа - Новая Гвинея (хотя там практика каннибализма постепенно отступает под напором распространяющегося Христианства).
Однако и помимо папуасов существуют такие народы, у которых людоедство вполне ещё в ходу - пусть даже и не повседневное, и преследуемое местным законодательством.
В данном конкретном случае, речь пойдёт о Китае.

Несовершеннолетним и людям с ослабленной психикой, дальше читать КАТЕГОРИЧЕСКИ НЕ РЕКОМЕНДУЕТСЯ!

******************

Информация о том, что китайцы употребляют в пищу мясо младенцев, не раз уже будоражила умы общественности. В ежемесячном журнале Гонконга Next Magazine, в своё время была опубликована статья, в которой рассказывалось о том, что мертвые младенцы и эмбрионы являются самым ценным деликатесом у китайцев. В статье также описывались все подробности хранения и приготовления этого «деликатеса».

Поводом для статьи стали откровения служанки Ли У, на банкете одного тайваньского бизнесмена. Ли У, проживающая в провинции Ляонин, рассказала, что трупы младенцев, а также зародыши, полученные в результате абортов, служат для китайцев способом улучшения здоровья и красоты. Молодой человеческий организм, по её словам, обладает намного более полезными свойствами, чем плацента. Однако доступно такое лакомство далеко не всем. Тем, у кого нет определенных связей, приходится записываться в длинные списки, в ожидании человеческого тела. Самыми ценными считаются зародыши мужского пола.

По просьбе сотрудников журнала, Ли У показала место, где готовятся зародыши. На глазах журналистов она порезала на кусочки утробный плод и сварила из него суп.
«Не волнуйтесь, это всего лишь мясо, и не более чем высокоразвитого животного», — приговаривала она во время процесса.

Согласно обычаям региона, перед тем как быть приготовленными, зародыши обжигаются в горнах.
Пристрастие китайцев к людоедству не может не наводить ужас. В 2000 году, в Гуанси-Чжуанском автономном округе, полицией была задержана группа контрабандистов, перевозивших в грузовике младенцев, самому старшему из которых было 3 месяца. Дети были напиханы по трое-четверо в мешки и находились практически при смерти. Ни на одного из них не было заявки о пропаже от родителей.
В 2004 году житель города Шуанчэнцзы нашел на свалке пакет с расчленёнными младенцами. В пакете было 2 головы, 3 торса, 4 руки и 6 ног. Эти и другие ужасающие сведения время от времени появляются на страницах изданий и экранах телевизоров Китая.

Китайцы употребляют человеческие эмбрионы, но в большинстве случаев едят плаценту; говорят — полезно.
В крупных городах этого нет, но вот в маленьких деревушках практикуется.
Законом в Китае многое что отменено, но всё-таки практикуется в отдалённых местах.
Также употребляют до сих пор мозги обезьян, причём наживую режут и пока обезьяна кричит – едят.
Правительство Китая пытается бороться с таким явлением, а также с оглаской подобных обычаев за пределами страны.
Несмотря на запреты, которые правительство республики предъявляет к содержанию веб-страничек, шокирующая подноготная всё равно преодолевает пределы Китая.

Переведённый ниже текст и фотографии, принадлежат журналисту Хуану Треминио, он побывал в семье каннибалов, где ему рассказали и показали всю людоедскую кухню во всех подробностях.
Текст и фото приведены с большими сокращениями, но и оставшуюся часть КАТЕГОРИЧЕСКИ НЕ РЕКОМЕНДУЕТСЯ смотреть лицам с ослабленной психикой.

- Нужно обладать психикой вроде серийного убийцы Джеффри Дамера, чтобы взять нож, зарезать человека, вынуть внутренности, сварить их и съесть, — начинает Хуан Треминио, — нормальный человек в нормальных условиях никогда не подумает о поедании себе подобного. Я тоже так думал, до тех пор, пока не побывал в китайской семье каннибалов. Верно, гордые граждане Китая до сих пор едят друг друга. Точнее, не совсем друг друга (я не видел чтобы взрослые поедали взрослых), — взрослые едят младенцев. Еще точнее – только девочек.
Я полагаю, отчасти тут виновата демографическая политика, ведь в Китае без преследований со стороны закона можно иметь только одного ребенка.
Женщин так вообще рассматривают как второй сорт, и всякий раз, когда в небогатой семье появляется новорожденная девочка, муж и жена стоят перед искушением продать её на чёрном рынке как пищу. А такой рынок в Китае существует.
Когда я собирал материал для статьи, конечно же задавался вопросом: каково на вкус человеческое мясо?
Чтобы остановить кровь из небольшой ранки из пальца, нужно отсосать кровь – на вкус она солёная.
Поскольку кровь почти в каждой частичке нашего организма, я думал, что и человечина соленая. Однако это не так. Каннибалы из Китая утверждают: на вкус мы похожи на говядину; кроме того, чем моложе человек, тем более мягкое у него мясо.
Хуан Треминио рассказывает, как он побывал на людоедской кухне.

Китаец Г., личный повар одного из китайцев-людоедов. С 2002 года, как он утверждает, он приготовил около 60-70 младенцев для хозяина.


Повар говорит, что не видит ничего неприличного в приготовлении ребенка, ведь если его не съесть, то мясо все равно будет выброшено, а зачем выбрасывать хорошее мясо?


Впрочем, некоторые китайцы-каннибалы предпочитают не новорожденных детей, а плаценту, она более доступна и продаётся всего за 10 долларов США.

Готовое блюдо из плаценты


А вот семья за ужином, она состоит главным образом из мужчин. Суп из плаценты – одно из самых популярных блюд среди людоедов, в супе она становится более мягкой и её легко съесть.


Другие каннибалы-китайцы полагают, что плацента недостаточно питательна, и добавляют маленького ребенка при приготовлении пищи.


Самый популярный метод повара умертвить пищу до того, как начать её готовить – это погрузить младенца в ёмкость со спиртом.


После того, как младенец мертв, повар делает небольшой разрез, чтобы спустить кровь.


Повар говорит: готовить нужно с умом, то есть с использованием рекомендаций китайской медицины.


Полностью готовое блюдо.


Китаец вгрызается в мясо.


Что касается доказательств всего сказанного, то по этому вопросу существует много свидетельств, но языковые различия наряду с характерной китайской подозрительностью к чужим, действительно представляют определённые трудности в сборе свидетельств. По этой причине мы ограничимся китайским источником на английском языке, гонконгской газетой «Истэрн Экспресс» («Eastern Express»). Все приводимые выдержки взяты из длинной статьи, появившейся 12 апреля 1995 года.
Репортёр газеты посетил несколько клиник в континентальном Китае, в поисках абортированных утробных плодов для еды - и обнаружил, что они свободно предлагаются.

Цитата из «Истэрн Экспресс»: сведения о том, что мёртвые зародыши используются в качестве дополнения к диете, начали распространяться с сообщений, что врачи в клиниках в Шеньчжени (Shenzhen) едят мёртвые утробные плоды, после проведения абортов. Врачи защищали свои действия, утверждая что зародыши полезны для состояния кожи и общего здоровья.
Вскоре в городе уже говорили, что врачи рекомендуют утробные плоды в качестве укрепляющего средства. По сообщениям, уборщицы в клинике устраивали потасовки друг с другом за право взять домой ценные человеческие остатки.
Репортеры из «Ист Уик» («East Week») - филиала «Истэрн Экспресс» - отправились в Шеньчжень, чтобы проверить слухи.
В частности, репортер пришёл в государственный Центр Здоровья для женщин и детей Шеньчжени, и притворившись больным, попросил у врача утробный плод. Врач сказала, что в их отделении они кончились, и просила прийти в другой раз.
На следующий день репортёр пришёл к обеденному перерыву. Когда врач, наконец, вышла из операционной комнаты, в руках у неё была стеклянная бутыль, набитая зародышами размером с большой палец. Врач сказала: «Здесь 10 плодов, все абортированы сегодня утром. Можете взять их. Мы государственная клиника и отдаём их бесплатно»...

Репортёр выяснил, что в настоящее время утробные плоды идут по цене 10 долларов за штуку, но когда предложение товара недостаточно, цена может возрасти до 20 долларов.
Однако эти деньги - гроши, по сравнению с ценами в частных клиниках, которые, как сообщается, делают на утробных плодах большие деньги. В клинике на улице Бонг Мен Лао, за один зародыш запрашивают 300 долларов. Директором клиники является человек примерно 60-ти лет. Когда он увидел недомогающего репортёра, он предложил ему 9-месячные утробные плоды, которые, как он утверждал, обладают наилучшими лечебными свойствами.
Когда женщину-врач из клиники Синь Хуа спросили, являются ли утробные плоды съедобными, она горячо заявила: «Ну, разумеется. Они даже лучше, чем плацента. Они могут сделать вашу кожу более гладкой, ваше тело крепче, и они полезны для почек. Когда я была в военном госпитале провинции Цзянси (Jiangti), то часто приносила зародыши домой»...

Некий господин Ченг из Гонконга заявляет, что он ел суп из утробных плодов в течение более шести месяцев. Ему за 40, и ему часто приходится совершать поездки в Шеньчжень по делам. С утробными плодами его познакомили друзья. Он говорит, что познакомился с рядом профессоров и врачей в государственных больницах, которые помогли с покупкой зародышей.
«Сначала я чувствовал себя неловко, но врачи сказали мне, что вещества, содержащиеся в утробных плодах, помогут мне избавиться от астмы. Я начал принимать их, и постепенно астма исчезла», - сказал Ченг...



Зоу Кин, 32-летняя женщина с прекрасной кожей для своих лет, приписывает свой хорошо сохранившийся вид, диете из зародышей. Будучи врачом в клинике Лун Ху, Зоу сделала аборты нескольким сотням пациенток. Она считает, что зародыши очень питательны, и утверждает, что за последние шесть месяцев она их съела более 100. Она достаёт образчик утробного плода перед репортёром и объясняет критерии отбора. «Обычно, люди предпочитают утробные плоды молодых женщин; лучший утробный плод для еды - это мальчик-первенец. Они бесполезно пропадут, если мы не съедим их. Женщинам, которым мы делаем аборты, не нужны эти зародыши. Кроме того, зародыши уже мертвы, когда мы съедаем их. Мы не делаем аборты только ради того, чтобы есть зародыши...»

Доктор Уоррен Ли, президент Ассоциации Питания Гонконга, осведомлён об этих малоприятных слухах. «Употребление в пищу утробных плодов - это разновидность традиционной китайской медицины, и имеет глубокие корни в китайском фольклоре», - говорит он.

*******************

Впрочем, было бы в корне неверно полагать, что факты людоедства в Китае, начали вскрываться только в наше время.
Давайте вспомним о том, что творилось в том же Китае во времена Мао Цзэдуна, который провозгласил в стране "культурную революцию" и позволил бесчинствовать отрядам "хунвейбинов" (молодых отморозков из числа студентов-"красногвардейцев") и цзаофаней (столь же юных отморозков из числа рабочих-"бунтарей").



«Глубокой ночью убийцы ходили на цыпочках, чтобы найти свою жертву, резали её и вытаскивали сердце и печень. Поскольку они были неопытны и испуганы, то по ошибке взяли легкие и должны были вернуться снова на место убийства. Наконец, сварили органы, кто-то принёс из дома водку, кто-то — специи… Несколько человек при гаснущем огне под кастрюлей ели молча и торопливо...»

Так описывает события, происходившие в третий год "культурной революции" в уезде Усюань, китайский диссидент Чжэн И.
Он сам был хунвейбином и в рамках программы «Ввысь в горы, вниз в села», добровольцем отправился в провинцию, чтобы нести крестьянам свет знаний и правильной идеологии.

После «культурной революции» Чжэн И решил стать писателем. Опубликовал несколько повестей и рассказов, но вскоре его затянула в жернова политическая борьба, приведшая в 1989 году к известным событиям на площади Тяньаньмэнь. Чжэн оказался в рядах проигравших. Три года он скрывался от полиции и спецслужб, затем перебрался в тогда ещё британский Гонконг, оттуда на Тайвань и в США.

Там бывший хунвейбин издал сперва на китайском, а затем и на английском книгу «Алый мемориал», сразу ставшую бестселлером. Была даже сформирована группа по выдвижению Чжэна на Нобелевскую премию по литературе.
Чжэн И утверждал, что в начале 1980-х он неоднократно посещал уезд Усюань, где собирал материалы — официальные документы, рассказы очевидцев, слухи и легенды — о происходившем там в годы «культурной революции».
Больше всего Чжэна интересовал практиковавшийся тогда каннибализм. Эти материалы и легли в основу прославившей его книги.

В 1968-м молодежные банды бесчинствовали по всей стране, убивая преподавателей и «классовых врагов», громя учреждения культуры и университеты. Всё чаще травля инакомыслящих вырождалась в обычные межклановые разборки: отряды хунвейбинов в Кантоне сражались за контроль над городом, применяя артиллерию. Мао Цзэдун, сам санкционировавший разгул террора, вынужден был бросить против «красногвардейцев» армию и отряды народной милиции: город Гуйлинь пришлось брать штурмом, и там были перебиты почти все хунвейбины.

Своя маленькая гражданская война шла и в уезде Усюань, Гуанси-Чжуанского автономного района. С одной стороны — хунвейбины из «Группы 22 апреля», с другой — провинциальная партийная бюрократия, которую поддерживал 1-й политкомиссар военрайона Гуанси, Вэй Гоцин. В распоряжении Вэя были местные силовики и авторитет власти, а «красногвардейцы» сделали ставку на террор.

Первые стычки произошли в январе 1968-го: «летучие отряды» хунвейбинов атаковали «оппозиционеров и уклонистов», забивая их до смерти палками и кулаками, отрезая головы, закапывая заживо, топя и даже взрывая. В одном из городов действовала женская банда несовершеннолетних, называвших друг друга «сёстрами» и бравших псевдонимы по числу убитых — «Сестра Шесть», «Сестра Девять» и так далее.





15 апреля в уезде был создан местный Революционный комитет хунвейбинов, и тогда же были зафиксированы первые случаи каннибализма. По словам Чжэна, эпидемия людоедства «распространялась подобно чуме».
14 мая 1968 года, группа из 11 человек во главе с братьями Вэй, напала на некоего Чэнь Гожуна, убила его большим ножом и вырезала печень, разделив ее между 20 членами банды. В том же месяце хунвейбины — ученики средней школы — забили до смерти учительницу географии Ву Шуфан, под дулом пистолета заставили ее коллегу вырезать у убитой печень и сердце, зажарили и торжественно съели.
Вскоре людоедство взяла на вооружение и противоположная сторона.

Чжэн выделил три стадии нарастания эпидемии каннибализма: начальную, когда органы тайно изымались у убитых, фазу подъёма, когда поедание плоти приобретало все большую открытость, совершалось при свете дня, на площадях, под развевающимися красными флагами с партийными лозунгами - и, наконец, фазу массового безумия, когда людоедство уже воспринималось как норма.

Чтобы дойти до третьей стадии, жителям Усюани потребовалось совсем немного времени. Уже в июне случаи каннибализма отмечались во всей провинции. В дни массового психоза ели не только сердце, но и другие части тела, включая даже ступни ног. Иногда человеческое мясо подавалось под вино и пиво, блюда из него сервировались в столовой революционного комитета.

Жертвами становились бывшие помещики, «правые уклонисты», разжалованные чиновники и «контрреволюционеры». Далеко не всегда каннибализм был вызван идеологической ревностью: так, Чжэн приводит историю о том, как учитель-мужчина, узнав о том, что сердце молодой женщины способствует излечению болезней, обвинил одну из своих учениц в контрреволюционности, добился ее казни и затем тайно вырезал нужный орган.

Тех, кто отказывался есть человечину, карали — исключали из школ, отстраняли от работы. Те же, кто демонстрировали крепость духа и плоти, получали продвижение по партийной линии — так, одна из учительниц, Ван Вэньлю, благодаря каннибализму стала зампредседателя местного революционного комитета. Она пытала своих жертв и поедала потом их пенисы.

Эпидемия людоедства перекинулась и на деревню. Крестьянам было не до внутрипартийной борьбы: люди припоминали друг другу старые обиды. Один из людоедов, пожилой И Ваньшэн, в 1980-х так описывал Чжэну происходившее: «Я не скрываю, что убил сына местного помещика. Я убил его ножом. Первый нож оказался слишком тупым, и я выбросил его. Другим ножом мне удалось распороть ему живот. Но когда я попытался вытащить сердце и печень, его кровь была слишком горячей — она обожгла мне руки, и мне пришлось охладить их в воде. Когда я вынул его органы, я разрезал их на куски и поделился с жителями деревни».
Свои действия И Ваньшэн объяснил тем, что бывший помещик во времена великого голода закрыл амбары, и его односельчане побирались по соседним деревням.

Психоз каннибализма охватил не всех. Чтобы избавить людей от мук совести, власти одной из деревень решили устраивать общую раздачу пищи из котла, где варились вместе куски свинины и человечины. Те, кто не хотел есть людскую плоть, могли утешать себя тем, что им попадается исключительно свинина; остальные радовались, что поедают мясо классовых врагов.

Безумие удалось остановить лишь в июле, благодаря местному партийному ветерану Ван Цзуцзяню. Пользуясь старыми связями в верхушке компартии Китая, он послал весточку в Пекин. По личному распоряжению премьера Чжоу Эньлая, в Усюань были направлены войска, покончившие с хунвейбинами и положившие конец разгулу каннибализма. Большинство зачинщиков были казнены, в уезде воцарилось долгожданное спокойствие.



В 1983 году, когда страсти улеглись, провели закрытое расследование. Было установлено, что из 220 тысяч жителей Усюани, за первое полугодие 1968-го погибли 528 человек. Официально зафиксировано 76 случаев каннибализма. Чжэн И ссылается на документы расследования, согласно которым у 56 жертв были съедены сердце и печень, у 13 — гениталии. 18 человек обглодали «до ступней», у семи вырвали внутренности, пока они еще были живы. Некоторые погибшие попали в несколько категорий сразу. Всего было выявлено около 200 каннибалов, 91 исключили из партии, 34 приговорили к различным срокам — от 2 до 14 лет, еще около 100 понесли различные наказания, в основном административные.

В целом наказания были довольно мягкими: по версии Чжэн И, местные власти не желали ворошить прошлое, тем более что многие из партийных лидеров уездного уровня сами были замешаны в людоедстве или покрывали его. К примеру, уже упомянутую Ван Вэньлю лишили партбилета и сняли со всех постов, но дальнейших репрессий не последовало, так как следствию не удалось доказать, что она поедала репродуктивные органы своих жертв. В основном же была сделана ставка на согласие и примирение: так, трое бывших хунвейбинов, до смерти запытавших в 1968 году дошкольника, сына классового врага (его привязали к грузовику и тащили за машиной на верёвке), в сопровождении местного партийного чиновника пришли в дом к его матери и принесли свои глубочайшие извинения. Закончилось все совместным чаепитием.

Как утверждает Чжэн, посещавший регион через два десятилетия после описываемых событий, ему удалось собрать имена и фамилии 56 жертв каннибализма, всего же их было около 100 человек. Количество людоедов в Усюани, Чжэн И оценивает в 10-20 тысяч человек.

Китайские власти категорически отрицают правдивость фактов, изложенных в книге Чжэн И.
Но... Наверное вот это отрицание - оно вполне себе предсказуемо...

************

Замечены были китайцы в людоедстве и раньше - например в советской России, где немало выходцев из Китая служило в Красной армии и в карательных органах, в период с 1918-го по 1937-й годы.

Западная пресса, описывая ужасы революции и Гражданской войны, периодически упоминала о поджаренных младенцах в ресторанах «большевицкой России». И явление действительно имело место быть! К сожалению, не было необходимого в таких случаях уточнения о том, что данные кулинарные пристрастия касаются только китайцев, так как в Китае абортированный человеческий плод, особенно позднего срока беременности, всегда считался кулинарным деликатесом.

А то, что в период революции и гражданской войны данные блюда ОТКРЫТО появились в меню некоторых ресторанов «большевицкой России» объясняется тем, что наёмниками-карателями в частях ВЧК служили 50 000 молодых китайцев. Китайцы-каратели частей ВЧК, по степени своей жестокости значительно превосходили представителей любой другой национальности, находившихся на службе у новой власти.
Руководство же новой власти было откровенно сатанинским, уголовным; свой главный символ, пятиконечную звезду, большевики первое время даже изображали двумя лучами вверх. Кроме того, руководство новой власти официально объявило уголовников «социально близким элементом».

Понятно, что относительно китайцев власть с радостью пошла им навстречу в их кулинарных пристрастиях и разрешила употреблять русских младенцев в пищу. Причём посоветовала делать это открыто, а не прячась, как при царской власти. Цель — оказать на население России устрашающе-подавляющее моральное давление: мол, вот какие у нас служат! Бойтесь, нормальные люди, а имеющие психические отклонения - идите служить к нам. Видите, ЧТО мы разрешаем!

Руководствуясь высокой благосклонностью, китайцы стали, ни от кого не прячась, употреблять в пищу не только абортированные плоды, но и только что рождённых младенцев. Отличить их после термической обработки может только опытный эксперт. Достать то и другое, в революцию и Гражданскую войну, было проще простого, в связи с массовым уничтожением большевиками и их прислужниками-наёмниками (в частности, теми же китайцами) всех тех, кто не принял новой власти, в том числе большого количества женщин. Если они были беременны, то по просьбе китайцев им перед расстрелом делали насильственный аборт или же отдавали китайцам младенцев, родившихся за колючей проволокой.

Кроме того, абортированные плоды забирались из больниц, куда различными способами заманивались на аборт женщины.
Например, подкупленный или запуганный врач, во время обследования мог сказать женщине, что её плод мертв, или осложнить женщине беременность, выписав ей ядовитое «лекарство» и спровоцировав тем самым аборт. Если ребёнок всё-таки рождался, то подкупленные или запуганные врачи могли сказать, что ребёнок родился мёртвым. «Мёртвые» дети затем отправлялись в те рестораны, где поварами работали китайцы.

Кончился весь ужас только в 1937 году, после того как Сталин убедил Политбюро ЦК ВКП(б) в том, что в связи с окончанием Гражданской войны, воинские части из нанятых иностранцев, в Красной армии больше не нужны.
Так появилось Постановление СНК СССР и ЦК ВКП(б) № 1428-326 от 21 августа 1937 года, согласно которому китайцы были депортированы на свою историческую родину.

*************

Но разумеется было бы абсолютно несправедливо и неправильно, писать о гастрономических извращениях бытующих в среде китайского народа, сосредоточив внимание только на эпохе ХХ века.
Если мы хотим понять, откуда вообще растут ноги, то, нравится нам это или нет - следует внимательно рассмотреть ВСЮ историю данного этноса - в том числе историю его кулинарных пристрастий, на протяжении многих веков.

Так вот, когда мы начинаем вникать в суть вопроса поглубже - очень быстро выясняется, что людоедство (пусть даже далеко не повсеместное, пусть осуждаемое большинством народа и преследуемое властями) никогда не было в диковинку для Поднебесной.



Причём, речь сейчас идёт не о людоедстве от голода (что случалось в Китае не раз) и не о людоедах-маньяках, а именно о традициях каннибализма в Древнем и Средневековом Китае.

В китайской истории известны три традиции людоедства: 1) лечебная, 2) из мести, 3) гастрономическая.

Поедание человеческой плоти в лечебных целях, известное как "ко ку" или "ко кан", было распространено в Китае эпохи династии Тан - и особенно, династий Мин и Цин, то есть, с VII по XVIII век. Его истоки связывают с легендой о принцессе Мяо Чжуан, пожертвовавшей глазами, чтобы излечить умирающего отца.
Подобную самоотверженность проявляли сотни китайских женщин. Когда престарелому отцу уже не помогали лекарства, дочь или жена сына срезали с собственного бедра кусок мяса и варили бульон, который давали пить умирающему.

Но не только собственная плоть, отданная для спасения родного человека, нашла применение в китайской медицине. Китайцы верили в целебные свойства человеческого мяса, полученного любым способом.
В медицинском руководстве XVI века описаны лечебные эффекты от поедания человеческой плоти.
Отмечалось, что человеческое мясо излечивает туберкулёз.
В XIX веке, палачи из соображений здоровья, ели мозг и мясо казненных преступников.

Каннибализм из мести, также традиционен для Китая. Об этом повествует Ки Рэй Чонг, в книге "Каннибализм в Китае" (издана 1990 году). Так в императорском Китае, тела преступников отдавали населению для еды. Врагов нередко ели во время войн и революций.
В основе известного романа Лу Ксуна "Дневник сумасшедшего" (1918) положен реальный эпизод 1907 года, когда революционеры съели сердце убитого чиновника.
Поедание тел вражеских солдат, не было редкостью во время II Мировой войны, а с началом Гражданской войны каннибализм даже усилился - солдаты гоминьдановской армии ели убитых коммунистов. Американский пастор наблюдал, как гоминьдановский офицер вырезал и съел сердце пленного коммуниста.

Гастрономический каннибализм известен в Китае с древнейшей поры. Сообщается, что в XI веке до нашей эры, последний царь династии Инь, засолил мясо двух принцев, а позже, пригласив в гости князя Чжоу с сыном, приготовил из мальчика суп - и заставил отца этот суп съесть.
В 206 году до нашей эры, в Китае «люди ели человеческую плоть; половина населения вымерла от голода».
В 178 году до нашей эры, «был голодный мор; изможденные люди обменивались телами умерших детей и обгладывали их кости».
В 48 — 44 годах до нашей эры, «жители провинции Ганьсу ели человеческое мясо».
В 15 году до нашей эры, то же самое происходило в Лояне и в близлежащих провинциях.
Китайские драматурги постоянно возвращались к этой теме.
В 25 году в провинции Юньнань, бродяжничали целые шайки каннибалов; они захватывали небольшие селения, съедали всех их жителей, а затем отправлялись дальше. Неудивительно, что, узнав об их приближении, люди покидали свои дома и прятались где-нибудь в окрестностях.

Пьеса «Преданность Шао Ли», передаёт события того времени. Сцена изображает пригород Пекина. Входит вдова знатного человека, госпожа Шао, поддерживаемая под руки двумя сыновьями — Шао Хи и Шао Ли: они убегают от людоедов. Желая устроить небольшую передышку, Шао Ли идёт собирать хворост для костра, а Шао Хи отправляется на поиски корней и ягод. Однако не успевает он отойти на сотню шагов, как появляется мужчина весьма отталкивающей наружности, некто Ма Вао. Он заявляет, что несмотря на свои заслуги был изгнан из армии за безобразную внешность и с тех пор стал предводителем отряда таких же отверженных. Теперь он взял за правило три раза в день съедать по куску человеческого сердца или печени. С этими словами он хватает прилежно внимавшего ему Шао Хи и тащит в свой лагерь.
Убедившись, что разжалобить людоеда не удастся, юноша просит отпустить его, чтобы проститься с матерью. Ма Вао колеблется, и между ними завязывается философский спор о пяти человеческих добродетелях. Шао Хи одерживает в споре верх, и Ма Вао отпускает жертву повидаться с матерью - с обещанием, однако, вернуться через час. Юноша прощается с матерью; её слезы не могут удержать сына — верный своему слову, он возвращается в лагерь каннибалов. Брат его Шао Ли идёт за ним и пробует уговорить Ма Вао, чтобы тот взял его вместо брата. Он даже обнажается, чтобы показать, сколь он аппетитен. Тронутый братской преданностью, Ма Вао отпускает обоих, и они вместе с матерью продолжают прерванный путь...

У китайцев «литература ужасов» (как и детектив) появилась гораздо раньше, чем у европейцев. Помимо людоедства, излюбленной темой являлись оборотни-лисы, покойники вступающие в брак с живыми, привидения и т.д. — словом, всё, вызывающее болезненное любопытство, всё необычное.
Масса таких рассказов есть у классика китайской литературы Пу Сунлина (Ляо Чжая). Они так и называются: «Рассказы о людях необычайных».

В III веке уже нашей эры, в Китай вторглись гунны и установили там свою власть. Вскоре их правители окитаились и стали вести себя как обычные китайские императоры. Сообщается, что в 30-е годы IV века, наследник императора гуннской династии Ши Суй, любил устраивать роскошные пиры. На каждый пир являлась одна из его наложниц, играла на лютне и танцевала перед гостями, затем удалялась. Через некоторое время, слуги вносили блюдо с жареным мясом, украшенное головой девушки. Гости при этом искренне восхищались щедростью и изысканным вкусом императора...

Есть сведения, что человечину ценили не только аристократы.
В IX веке персидский купец отмечал, что на рынках Китая открыто продают человеческое мясо.
В документе XII века сообщается, что из человека было получено 15 джин (9 кг) сушёного мяса.
Из записей XIII века можно узнать, что детское мясо вкуснее женского, а самое невкусное мясо - мужское.
Японцы, отобравшие Тайвань у Китая в конце XIX века, утверждали, что солдаты прежнего китайского гарнизона, покупали на рынке у тайваньских аборигенов человеческое мясо и ели как свинину...

ИСТОЧНИКИ:

ПЕРВЫЙ: https://marafonec.livejournal.com/6170985.html

ВТОРОЙ: https://lenta.ru/articles/2016/05/18/redcannibals/

ТРЕТИЙ: https://saygotakamori.livejournal.com/17240.html

****************

Знаете, драгоценные мои - я лично ОЧЕНЬ хотел бы, чтобы всё изложенное выше, оказалось неправдой, фейком, неверно понятым переводом, или отголоском каких-то иных, менее трагических и кошмарных событий.
Но, к моему искреннему сожалению, свидетельств о подобных вещах, что-то уж слишком многовато. От этого трудно отвернуться, это сложно списать на одни только фейки, неверно истолкованный перевод, или клевету недоброжелателей.
Отмахиваться от подобных фактов - это всё равно что прятать голову под одеялом, в надежде укрыться таким образом от всех мировых проблем.
Тем более что в классической китайской (а также и японской) литературе, встречаются совершенно явные намёки на ритуальные элементы людоедства. Например я лично читал у одного из японских писателей (если память мне не изменяет, это был Акутагава Рюноскэ) про старинный обряд: когда осужденному отрубали голову, его возлюбленная подставляла печенье под струю хлещущей крови - и потом съедала пропитанное кровью печенье, в знак своей любви. Это конечно не тянет на полноценное людоедство - но чем-то таким попахивает...
И китайская традиционная медицина - вполне допускает использование некоторых особых ингредиентов (например, высушенных человеческих костей - не любых, а строго определённых) для изготовления целебных отваров. Правда, законы Китая серьёзно карают за подобную практику - но тем не менее, время от времени, народные целители на чём-то таком попадаются (их судят конечно). Это тоже как бы не стопроцентное людоедство - но с элементами такового...

Прошу прощения если кому-то испортил настроение, но мы имеем полное право внимательно интересоваться традициями и обычаями своих соседей (тем более таких многочисленных и могущественных) - в том числе неафишируемыми.
Я пользовался открытыми источниками, которые ясно и чётко указаны. Вполне допускаю что какие-то из них могут быть достоверны не на 100%.
Но ведь и помимо этих - в сети много похожих материалов.
Вот про каких-нибудь португальцев, исландцев, или египтян - ничего подобного не говорят и не пишут. А про Китай и китайцев - сколько угодно. Что волей-неволей наводит на определённые размышления, в том духе, что совсем уж дыма без огня не бывает...

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЕРИИ СЛЕДУЕТ...

P.S. Любой кто посчитает нужным, может сделать посильное добровольное пожертвование на развитие этого блога, на карту Сбербанка: 4817 7601 3242 2647

Tags: Социум
Subscribe

  • Облава на Зеленского

    Невольно складывается такое впечатление, что на Украинского президента Владимира Зеленского, началась настоящая облава, по всем правилам…

  • Россия - Украина: прольётся ли кровь?..

    В последнее время много говорят и пишут о грядущем нападении России на Украину. Американцы и немцы уже открытым текстом предупредили Россию о…

  • Батька наш Моторола, Новороссия маты...

    На Украине набирает оборот бандеромания. Про Степану Бандеру поют песни, которые становятся народными шлягерами. Поют все - военные,…

Buy for 20 tokens
Даже год назад это казалось только сатирой на злобу дня, но наша текущая реальность сейчас всё быстрее догоняет самые расторможенные фантазии… Итак, в настоящий момент в большинство крупных магазинов и торговых центров в большинстве крупных городов России можно попасть только при…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments