December 25th, 2014

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Систему школьного образования в России - давным-давно пора реформировать.

fBu_KT089-w

В школе, как известно, очень внимательно изучаются всякие тангенсы-котангенсы, синусы-косинусы, секансы-косекансы, валентность хрома и площадь параллелепипеда - а также много-много иных вещей.
Хотелось бы узнать: хоть кому-нибудь, хоть раз в жизни это пригодилось? На конкретном примере пожалуйста - убедите меня, глупого-неразумного-примитивного...
При этом, в нашей жизни есть много такого, что очень нужно людям - но о чём в школах даже не заикаются.
Например: девочкам, как будущим жёнам и матерям, очень и очень пригодились бы знания о том, как приготовить вкусную еду из небольшого числа относительно недорогих ингредиентов, как вести себя накануне и во время беременности, как ухаживать за маленьким ребёнком, как быстро и хорошо зашить порванную часть одежды, как быстро отстирать сильно запачканную вещь в случае поломки стиральной машины, как избежать недопонимания в отношениях с мужем, как избежать бессмысленных споров и ссор с соседями - и о других подобных же вещах.
Мальчикам, как будущим мужьям, добытчикам и главам семей - не помешали бы знания о том, как быстро и безопасно отремонтировать телевизор, стиральную или швейную машину; сменить розетку, поклеить обои, сделать простейший ремонт по дому, выпилить и обтесать доску, построить сарай, починить обувь, велосипед, санузел; сменить прокладку в текущем кране; и о многих иных "мелочах", - из которых, как известно, как раз и состоит наша жизнь.
А что касается синусов-косинусов, секансов-косекансов, тангенсов-котангенсов, валентности хрома и площади параллелепипеда - это вполне можно изучать в специализированных вузах, где готовят специалистов, которым такие знания действительно необходимы для будущей работы по профилю.
Систему школьного образования давным-давно пора реформировать.
А то пытаются в детей втиснуть что попало - как бельё в чемодан. В результате выходят из школ - преимущественно бестолочи, нахватавшиеся каких-то верхушек...

Человек - самая грязная, хищная и беспощадная скотина на планете.

Читаю дневник Вебера - геолога, который принимал участие в экспедиции на ледоколе "Ермак" к берегам Новой Земли.
Есть там такие строки (запись от 20 июля 1901 года):
"Снеговую воду пропустил сквозь фильтр, но не только метеорной, но и вообще ни одной пылинки не нашёл. Такова чистота воздуха, и не мудрено, что не только все здоровы, но и больной, которого было оставили умирать от воспаления лёгких в тромсёнской больнице, быстро поправляется и теперь здоров".
Дело в том, что перед самым отходом "Ермака" из норвежского порта Тромсё, командир с доктором приехали навестить умирающего Лизунова, и тот попросил, чтобы взяли его с собой - умереть среди них.
Однако, вблизи Новой Земли царила такая идеальная чистота воздуха и воды, что больной поправился...

Это возле той самой Новой Земли - которая теперь на долгое-долгое время загажена людьми. И не чем-нибудь, а радиационной "грязью".
С 1955 по 1990гг., на полигоне Новая Земля - было произведено 132 ядерных взрыва. Из них: 1 наземный, 83 воздушных, 3 надводных, 3 подводных, и 42 подземных.
Все эти испытания, а также захоронения ядерных отходов - осуществлялись не в каком-то одном месте, а практически по всему архипелагу (а также над ним и в прилегающих водах).

Всё-таки человек - самая грязная, самая хищная и самая беспощадная скотина на планете. Куда уж там несчастным динозаврам!..

Николай Рерих на Новгородских озёрах.

Оказывается, знаменитый художник, философ-мистик, археолог и путешественник, Николай Рерих - впервые соприкоснулся с загадочным и "заболел" страстью ко всему непознанному, именно на Новгородской земле.
В 1902 и 1904 году, Рерих участвовал в археологических раскопках на берегах озёр Шерегодро и Пирос, а также в бассейне реки Валдайки.
Раскопки были очень удачными, результативными.
Тогда у Рериха появилась первая известность - и желание впредь вновь и вновь соприкасаться со следами древних цивилизаций.
Весной надо будет обязательно съездить на Пирос. А то стыдно сказать: живу неподалёку - и ни разу не был...

                                                                                     * * * * * * * * * * * *

                                                                                      Николай Рерих

                                                                                    НЕОТПИТАЯ ЧАША

Приходят враги разорять нашу землю, и становится каждый бугор, каждый ручей, сосенка каждая еще милее и дороже. И, отстаивая внешне и внутренне каждую пядь земли, народ защищает ее не только потому, что она своя, но потому что она красива и превосходна и, поистине, полна скрытых, великих значений.

Кроме прекрасной природы окраин, у нас бесконечно много того, что еще недавно считалось неценным. Чего не хотели видеть из окон вагона, когда бывало ездили "куда следует" по словарю предрассудков. Чего не хотели знать; как вообще не хотели знать возможностей своей земли и своего народа.

Когда после простудной напасти стали меня в Крым отправлять, вопреки всему, потянуло меня опять в Новгородский край. Коли пройдет, то и здесь пройдет.

За пределами оконного кругозора столько изумительных красот и в Водской и в Шелонской Пятинах. Так близких по значению смысла Новгорода и так постыдно мало кому ведомых. Не об исторических местах говорю. Не о памятниках древности. Их тоже много. Музей - музеем. А жизнь - жизнью. И теперь как-то не нужно мыслить о былом. Теперь - настоящее, которое для такого великого будущего.

Припадая к земле, мы слышим. Земля говорит - все пройдет, потом хорошо будет. И там, где природа крепка, где недра не тронуты, там и сущность народа тверда, без смятения. Новгородцы бодры.

Бодры так же, как бодры их озера. Опасные, холодные, вольные. Такие же острые, как остры голубые глаза рыбаков озерных.

Суровы так же, как непроходны леса, которыми засинели дали. Не прошли и татары.

Мало кто стремится пробыть лето в Новгородских Пятинах. Избегают, потому что не знают. И не стыдятся не знать того, что под боком. А Господин Великий Новгород знал свои земли. Боролся за них. И любил их.

Причудны леса всякими деревьями. Цветочны травы. Глубоко сини волнистые дали. Всюду зеркала рек и озер. Бугры и холмы. Крутые, пологие, мшистые, каменные. Камни стадами навалены. Всяких отливов. Мшистые ковры богато накинуты. Белые с зеленым, лиловые, красные, оранжевые, синие, черные с желтым... Любой выбирай. Все нетронуто. Ждет.

Старинные проезжие пути ведут по чудесным борам. Зовут бесконечными далями. Белеют путевыми знаками - храмами.

Хороши окольные места по новгородскому, по устюженскому пути. Мста и Шелонь, Шерегодро, Пирос, Миронега, Шлино, Бронница и Валдай. Иверский монастырь, Нил Столбенский, возвышенности Валдайские. Все это красота. Красота бодрая. Неописанная.

А вот и чудо. Не то чудо, что еще живы русалки. Жив еще "честный лес". По городищам захоронены храмы. И не показались миру до сей поры. Верно, не время еще.

А вот чудо. Среди зеленого, мшистого луга, около овечьего стада, наехали на ключ живой воды. Среди кочек широкая впадина. Чаша неотпитая. Яма - сажени в три шириной. Сажени три или четыре глубиной.

По краям все заржавело, забурело от железа. В глубине прозелень, синие тени, искры взлетов. Бьет мощный родник, песок раскидывает. Пахнет серой. Студеная вода полна железом и пить трудно. Сильно бьет родник по камням. Бежит в поле речкой. Никому и дела нет.

Такой ключ в селе Мшенцах. Еще известны ключи в Варницах. И грязи целебные. Варницы - старое место, еще при Грозном известное. До сих пор и это место зря пропадало. Там же и горячие ключи - тоже никому не нужные.

Живая вода по полю, по озерам разбегается. И странно, и больно, но и радостно знать, что даже на больших путях нетронуты такие находки. Давно показались. Ждут.

Знают, пройдет испытание. Всенародная, всетрудовая, крепкая делом Русь стряхнет пыль и труху. Сумеет напиться живой воды. Наберется сил. Найдет клады подземные.

Точно неотпитая чаша стоит Русь.

Неотпитая чаша - полный, целебный родник. Среди обычного луга притаилась сказка. Самоцветами горит подземная сила.

Русь верит и ждет.

                                                                             * * * * * * * * * * * *