October 30th, 2019

О любителях шансона...

Я никогда не слушаю шансон. Терпеть не могу это нарочито слюняво-хрипато-сентиментальное быдлотворчество, практически не имеющее никакого отношения к лагерям, зонам, тюрьмам, зэкам, этапам. Редкие исключения действительно талантливого исполнения не в счёт — они и есть редкие исключения, которые бывают в каждом правиле и которые не отменяют правила — даже наоборот, лишь подтверждают его.

Кто у нас обычно исполняет бравурные военные песни — от которых у наивных хомячков кровь закипает в жилах, а барышни начинают писать кипятком?

Как правило — люди, не имеющие ни малейшего отношения к реальным солдатам и офицерам, действительно побывавшим в «горячих точках» и знающим не понаслышке, что такое война.

Среди таких звонкоголосых певцов, распевающих мужественно-патриотические шлягеры, как правило непропорционально высок процент лиц юридической национальности и нетрадиционной сексуальной ориентации. Даже песни Великой Отечественной войны, как правило сочиняли и распевали со сцен люди, никогда не бывавшие в окопах.

Ну вот точно так же обстоит дело с шансоном — который просто обожают псевдобрутальные мужчинки, которым хочется как-то показать окружающим свою крутизну, — а показать-то и нечего.

Collapse )
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Мария Бутина - страдалица из американской тюрьмы

Итак, Мария Бутина, гражданка России, осужденная в США на полтора года как иностранный агент (полностью признала свою вину и показала что действовала по поручению одного из российских чиновников) была отпущена за хорошее поведение раньше положенного ей срока (который, повторюсь, изначально составлял всего полтора года) и вернулась домой. Теперь она даёт большие интервью, в том числе на «Раша Тудэй» и «Спутнике» : https://ria.ru/20191026/1560250090.html?in=t 

Короче — героиня. Перенёсшая ужасные страдания. Разоблачающая жестокую Америку — и её бесчеловечную судебную систему...

Я внимательно прочёл её интервью. И могу сказать одно: девушка провела менее полутора лет, на курорте пониженной комфортности. Тюрьмы или зоны, в российском понимании этого слова — она и в глаза не видела.

Она говорит что посадили её ни за что и ни про что — хотя вину признала полностью и со следствием сотрудничала.

Конечно, будь это в России, я мог бы подумать всё что угодно: от того что её реально принудили оговорить себя, до того что она ничего не признавала, но следователи сами написали всё что пришло им в башку и сами за неё расписались — а на суде никто и не подумал её слушать.

Collapse )