Олег Боровских (ogbors) wrote,
Олег Боровских
ogbors

Categories:

Россия перед бурей...



Я уже не раз писал о том, что над Россией нависла тень глобальных потрясений.
Это буквально витает в воздухе, разлито в атмосфере, чувствуется на каждом шагу по самым малозначительным признакам - примерно так, как чувствуется приближение грозы.
Бывают такие времена, когда общество ощущает приближение каких-то жутких катаклизмов.
Например - крушение Российской империи было предсказано неоднократно, самыми разными людьми.


Лермонтов, в своём стихотворении, которое так и называлось - "Предсказание", писал ещё в 1830 году:

"Настанет год, России черный год,
Когда царей корона упадет;
Забудет чернь к ним прежнюю любовь,
И пища многих будет смерть и кровь;
Когда детей, когда невинных жен
Низвергнутый не защитит закон;
Когда чума от смрадных, мертвых тел
Начнет бродить среди печальных сел,
Чтобы платком из хижин вызывать,
И станет глад сей бедный край терзать;
И зарево окрасит волны рек:
В тот день явится мощный человек,
И ты его узнаешь - и поймешь,
Зачем в руке его булатный нож;
И горе для тебя!- твой плач, твой стон
Ему тогда покажется смешон;
И будет все ужасно, мрачно в нем,
Как плащ его с возвышенным челом."
Mikhail lermontov.jpg


Достоевский, в своём романе "Бесы", писал в 1872 году (привожу отрывки):

"— Шигалев гениальный человек! Знаете ли, что это гений вроде Фурье; но смелее Фурье, но сильнее Фурье; я им займусь. Он выдумал «равенство»!
... У него каждый член общества смотрит один за другим и обязан доносом. Каждый принадлежит всем, а все каждому. Все рабы и в рабстве равны. В крайних случаях клевета и убийство, а главное — равенство. Первым делом понижается уровень образования, наук и талантов. Высокий уровень наук и талантов доступен только высшим способностям, не надо высших способностей! Высшие способности всегда захватывали власть и были деспотами. Высшие способности не могут не быть деспотами и всегда развращали более, чем приносили пользы; их изгоняют или казнят. Цицерону отрезывается язык, Копернику выкалывают глаза, Шекспир побивается каменьями — вот шигалевщина! Рабы должны быть равны: без деспотизма еще не бывало ни свободы, ни равенства, но в стаде должно быть равенство, и вот шигалевщина! Ха-ха-ха, вам странно? Я за шигалевщину!

... Горы сравнять — хорошая мысль, не смешная. Я за Шигалева! Не надо образования, довольно науки! И без науки хватит материалу на тысячу лет, но надо устроиться послушанию. В мире одного только недостает: послушания. Жажда образования есть уже жажда аристократическая. Чуть-чуть семейство или любовь, вот уже и желание собственности. Мы уморим желание: мы пустим пьянство, сплетни, донос; мы пустим неслыханный разврат; мы всякого гения потушим в младенчестве. Всё к одному знаменателю, полное равенство. «Мы научились ремеслу, и мы честные люди, нам не надо ничего другого» — вот недавний ответ английских рабочих. Необходимо лишь необходимое — вот девиз земного шара отселе. Но нужна и судорога; об этом позаботимся мы, правители. У рабов должны быть правители. Полное послушание, полная безличность, но раз в тридцать лет Шигалев пускает и судорогу, и все вдруг начинают поедать друг друга, до известной черты, единственно чтобы не было скучно. Скука есть ощущение аристократическое; в шигалевщине не будет желаний. Желание и страдание для нас, а для рабов шигалевщина...

... Мы сначала пустим смуту... Я уже вам говорил: мы проникнем в самый народ. Знаете ли, что мы уж и теперь ужасно сильны? Наши не те только, которые режут и жгут, да делают классические выстрелы или кусаются. Такие только мешают. Я без дисциплины ничего не понимаю. Я ведь мошенник, а не социалист, ха-ха! Слушайте, я их всех сосчитал: учитель, смеющийся с детьми над их богом и над их колыбелью, уже наш. Адвокат, защищающий образованного убийцу тем, что он развитее своих жертв и, чтобы денег добыть, не мог не убить, уже наш. Школьники, убивающие мужика, чтоб испытать ощущение, наши, наши. Присяжные, оправдывающие преступников сплошь, наши. Прокурор, трепещущий в суде, что он недостаточно либерален, наш, наш. Администраторы, литераторы, о, наших много, ужасно много, и сами того не знают! С другой стороны, послушание школьников и дурачков достигло высшей черты; у наставников раздавлен пузырь с желчью; везде тщеславие размеров непомерных, аппетит зверский, неслыханный... Знаете ли, знаете ли, сколько мы одними готовыми идейками возьмем? Я поехал — свирепствовал тезис Littre, что преступление есть помешательство; приезжаю — и уже преступление не помешательство, а именно здравый-то смысл и есть, почти долг, по крайней мере благородный протест. "Ну как развитому убийце не убить, если ему денег надо!" Но это лишь ягодки. Русский бог уже спасовал пред "дешевкой". Народ пьян, матери пьяны, дети пьяны, церкви пусты, а на судах: "двести розог, или тащи ведро". О, дайте, дайте, взрасти поколению. Жаль только, что некогда ждать, а то пусть бы они еще попьянее стали! Ах как жаль, что нет пролетариев! Но будут, будут, к этому идет...

... Я сам видел ребенка шести лет, который вел домой пьяную мать, а та его ругала скверными словами. Вы думаете я этому рад? Когда в наши руки попадет, мы пожалуй и вылечим... если потребуется, мы на сорок лет в пустыню выгоним... Но одно или два поколения разврата теперь необходимо; разврата неслыханного, подленького, когда человек обращается в гадкую, трусливую, жестокую, себялюбивую мразь — вот чего надо! А тут еще "свеженькой кровушки", чтоб попривык. Чего вы смеетесь? Я себе не противоречу. Я только филантропам и Шигалевщине противоречу, а не себе. Я мошенник, а не социалист. Ха-ха-ха! Жаль только, что времени мало. Я Кармазинову обещал в мае начать, а к Покрову кончить. Скоро? Ха, ха! Знаете ли, что я вам скажу, Ставрогин: в русском народе до сих пор не было цинизма, хоть он и ругался скверными словами. Знаете ли, что этот раб крепостной больше себя уважал, чем Кармазинов себя? Его драли, а он своих богов отстоял, а Кармазинов не отстоял.

— Ну, Верховенский, я в первый раз слушаю вас и слушаю с изумлением, — промолвил Николай Всеволодович, — вы, стало быть, и впрямь не социалист, а какой-нибудь политический... честолюбец?

— Мошенник, мошенник. Вас заботит, кто я такой? Я вам скажу сейчас, кто я такой, к тому и веду. Не даром же я у вас руку поцеловал. Но надо, чтоб и народ уверовал, что мы знаем, чего хотим, а что те только "машут дубиной и бьют по своим". Эх кабы время! Одна беда — времени нет. Мы провозгласим разрушение... почему, почему, опять-таки, эта идейка так обаятельна! Но надо, надо косточки поразмять. Мы пустим пожары... Мы пустим легенды... Тут каждая шелудивая "кучка" пригодится. Я вам в этих же самых кучках таких охотников отыщу, что на всякий выстрел пойдут, да еще за честь благодарны останутся. Ну-с, и начнется смута! Раскачка такая пойдет, какой еще мир не видал... Затуманится Русь, заплачет земля по старым богам..."
Vasily Perov - Портрет Ф.М.Достоевского - Google Art Project.jpg


Горький В 1901 году, в своей "Песни о буревестнике", писал:

"Над седой равниной моря ветер тучи собирает. Между тучами и морем гордо реет Буревестник, черной молнии подобный.
То крылом волны касаясь, то стрелой взмывая к тучам, он кричит, и — тучи слышат радость в смелом крике птицы.
В этом крике — жажда бури! Силу гнева, пламя страсти и уверенность в победе слышат тучи в этом крике.
Чайки стонут перед бурей, — стонут, мечутся над морем и на дно его готовы спрятать ужас свой пред бурей.
И гагары тоже стонут, — им, гагарам, недоступно наслажденье битвой жизни: гром ударов их пугает.
Глупый пингвин робко прячет тело жирное в утесах... Только гордый Буревестник реет смело и свободно над седым от пены морем!
Всё мрачней и ниже тучи опускаются над морем, и поют, и рвутся волны к высоте навстречу грому.
Гром грохочет. В пене гнева стонут волны, с ветром споря. Вот охватывает ветер стаи волн объятьем крепким и бросает их с размаху в дикой злобе на утесы, разбивая в пыль и брызги изумрудные громады.
Буревестник с криком реет, черной молнии подобный, как стрела пронзает тучи, пену воли крылом срывает.
Вот он носится, как демон, — гордый, черный демон бури, — и смеется, и рыдает... Он над тучами смеется, он от радости рыдает!
В гневе грома, — чуткий демон, — он давно усталость слышит, он уверен, что не скроют тучи солнца, — нет, не скроют!
Ветер воет... Гром грохочет...
Синим пламенем пылают стаи туч над бездной моря. Море ловит стрелы молний и в своей пучине гасит. Точно огненные змеи, вьются в море, исчезая, отраженья этих молний.
— Буря! Скоро грянет буря!
Это смелый Буревестник гордо реет между молний над ревущим гневно морем; то кричит пророк победы:
— Пусть сильнее грянет буря!.."



Конечно, не все писатели и поэты были столь талантливы и прозорливы. Не у всех приближение большой беды высказывалось столь ярко и пугающе точно. Но тем не менее, такие люди как, например, Станюкович, Короленко, ряд других - неоднократно пытались бить в колокола, привлекая внимание общественности к вопиющим проблемам, которые требовали скорейшего решения.

А власть, вместо того чтобы сказать этим Станюковичам и Короленкам спасибо за предупреждение, вместо того чтобы прислушаться к тому что говорят неглупые люди - сажала этих людей в тюрьмы, либо отправляла их в ссылку, в Сибирь.
Тоже мне, нашли террористов-революционеров - Короленко со Станюковичем!..

Чем это всё закончилось для империи, для самой царской семьи, и для всей России - хорошо известно...


И вот сегодня, сейчас - история повторяется.
Наверное уже не осталось ни одного разумного человека, который не сказал бы о том, что Россия стоит на пороге тяжёлых испытаний.
Например - практически открытым текстом, об этом говорит Игорь Стрелков.

Я, грешный - тоже порой добавляю свои пять копеек, публикуя кой-какие материалы на эту тему.

Конечно, я слишком мелкая сошка, чтобы меня как-то репрессировать.
Но самое смешное и омерзительное заключается в том, что дураки из администрации Живого Журнала, пытаются в этом плане дёргаться. Например - с истинно идиотским усердием режут рейтинг, социальный капитал...
Понятно что эти мартышкины ужимки и прыжки, вызывают у меня только брезгливую усмешку. Я на своём блоге не зарабатываю, это именно мой журнал, который я веду сам - ни на кого не оглядываясь и ни перед кем не отчитываясь. Поэтому любые телодвижения администрации, для меня значат не более чем жужжание мухи за окном.
Тем более что количество подписчиков у меня всё время увеличивается, а вовсе не уменьшается.

Глупые обезьяны даже не понимают, что публикуя свои материалы, я фактически пытаюсь как-то их же предостеречь.
Я, по сути, делаю попытки спасти их вонючие задницы от нового 1917 года, или от нового Гитлера.
Причём, мне самому не совсем понятно, для чего я это делаю, нафига мне лично это нужно...

И конечно же, помимо моей скромной персоны, существует много здравомыслящих людей, которые ощущают дыхание грозы.
И эти люди тоже пытаются говорить, или писать какие-то предостережения - примерно с тем же успехом...


Не помню точно, у Солженицына, или у Шаламова, описывался такой эпизод, когда заключённых из лагерных бараков выкликают по фамилиям - на расстрел. И люди уже до такой степени зашуганы и сломлены, что один из зэков выбегает бегом - В ОДНОМ ВАЛЕНКЕ. Он боится прогневать начальство, боится потерять лишнюю минуту на то, чтобы достать из-под шконки валенок и надеть его. Он боится опоздать - НА РАССТРЕЛ.

Хотелось бы сказать, как представителям сегодняшней власти и их подхрюкивающим шестёркам, так и либерастической публике: ВЫ НЕ ХОТИТЕ В ОДНОМ ВАЛЕНКЕ НА РАССТРЕЛ ВЫБЕГАТЬ? НЕТ?.. ТОГДА МОЖЕТ БЫТЬ СОИЗВОЛИТЕ МОЗГИ ВКЛЮЧИТЬ И ВАТУ ИЗ УШЕЙ ВЫНУТЬ?..
НО ЕСЛИ ВАМ НА ВАШУ ДАЛЬНЕЙШУЮ СУДЬБУ НАПЛЕВАТЬ - ТАК МНЕ ТЕМ БОЛЕЕ. ВАМ, ЧЕСТНО ГОВОРЯ - САМОЕ МЕСТО У СТЕНКИ. ИЛИ В ПЕЧКЕ...

Нет, я понимаю конечно, о чём думают либерасты. У этих человекообразных все их мысли бегущей строкой на лбу высвечиваются. Они всерьёз полагают, что если Путин будет сброшен - то к власти придут они, светлоликие.
А потому - надо только радоваться и в ладоши хлопать, ожидая грядущих событий.

До них не доходит, что маховик революции можно по чьей-то злой воле запустить - но остановить его по щелчку пальцев уже не удастся.

В своё время кайзеровская Германия замутила революцию в России. А обернулось это тем, что после прихода к власти - большевики немедленно замутили революцию уже в кайзеровской Германии. И в результате, Германская империя исчезла ровно через год, после Российской. А ещё через двадцать с небольшим лет - большевики пришли в поверженный Берлин и водрузили красное знамя над Рейхстагом.

Если кому-то эти события кажутся седой древностью - можно посмотреть на Ирак, в котором, после свержения американцами Саддама Хусейна, началась длительная резня, в ходе которой постепенно выкристаллизовалось движение исламистов. И эти исламисты ставят перед собой задачу создать могучее государство, которое под знаменем ислама станет новой сверхдержавой.

Ну что ж... Видимо верно подмечено, что когда Господь хочет наказать - он лишает разума...

Tags: Политика
Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 24 comments