ОЛЕГ БОРОВСКИХ (ogbors) wrote,
ОЛЕГ БОРОВСКИХ
ogbors

Дальневосточная республика.

Конституция_ДВР.jpg

Селенга - красивейшая река из всех, виденных мной за всю мою жизнь. Ни Волга, ни Дон, ни Днепр, ни Кубань, с ней рядом не валялись. И опять же, возможно, своей красотой Селенга обязана именно суровому климату и особенностям религиозных воззрений бурят и монголов, которые никогда не купались (только обмазывали тело жиром) и не ловили рыбу (она ведь не может даже кричать, звать на помощь, её ловить - великий грех!), не занимались земледелием (даже сапоги носили с загнутыми вверх носами - дабы "не поранить землю". Великий грех - тревожить сон земли!), не отводили от реки никаких каналов, не распахивали её берега.


Волга и Днепр сегодня превращены в систему водохранилищ, так что и представить уже трудно - какие они из себя, в "естественном" виде. Один сплошной разлив, от края до края, до невозможности загаженный - так, что эти водохранилища уже и спускать побаиваются: как бы эпидемии в окрестностях не породить! Дон и Кубань тоже перегорожены - пусть и в меньшей степени. Зато в не меньшей степени загажены водами, которые, будучи отведёнными в оросительные каналы, возвращаются в реку почти мёртвыми от всякой химии и грязи.

Может когда-нибудь придут к власти в России умные люди, которые создадут на Селенге один из центров мирового туризма. Но пока приходится с недоумением глядеть на рекламные фото, воспевающие виды таких рек как Тибр, или Иордан - которые следовало бы по справедливости именовать ручьями, а не реками. На одних только открытках и марках с видами Селенги, можно было бы неплохо зарабатывать. Недаром ещё Гумбольдт говорил, что красоты Крыма не могут идти ни в какое сравнение с красотами Байкала. А Селенга впадает именно в Байкал, образуя довольно большую дельту, кишащую всякой уникальной живностью. Но может оно и к лучшему, что туда пока не ринулись туристы со всего света? Люди уже и так немало хороших мест поиспакостили.

Кстати - именно по Селенге, в 1920-22 годах, проходила государственная граница между Советской Россией и Дальневосточной республикой. Хотя вообще-то, исконная граница Забайкалья находится западнее. До революции она проходила в районе Слюдянки. Но в двадцатые годы мало считались с чьими-то исконными границами, нравами и обычаями.

В 1920 году, гражданская война на основной части России, практически была окончена (я не говорю о спорадических крестьянских восстаниях, ещё долго сотрясавших отдельные районы). Из Мурманска и Архангельска ушли англичане и американцы. Под Петроградом потерпел поражение Юденич, преданный эстонцами (которые, в качестве иудиных тридцати сребренников, получили от Ленина Ивангород, Изборск и Печоры-Псковские, на которые пытаются сегодня претендовать). На юге шли повальные расстрелы наиболее глупых врангелевцев, не пожелавших эвакуироваться из Крыма за границу (а также вчерашних союзников большевиков - махновцев). Красная армия освобождала, от такой гадости как независимость, Азербайджан и Армению (Грузия была на очереди). На востоке был расстрелян Колчак. Заодно была возвращена в Москву большая часть "золотого запаса". Красная армия вышла к Селенге.

Но, на западе готовились к наступлению поляки, которых усиленно накачивали оружием и инструкторами французы (не считая присутствовавших там белогвардейских формирований). Английские подводные лодки фланировали у самого Кронштадта, порой топя боевые корабли большевиков. В самой России царила кошмарная разруха, усугубляемая шизоидными экспериментами новых властителей (известно, что на территориях подконтрольных белогвардейцам, хаоса и дебилизма было заметно меньше). Уже появились признаки надвигающегося голода. Дальний Восток в это время, частично находился под японской оккупацией, законность которой активно оспаривалась англичанами и американцами. И Япония, и Великобритания, и Соединённые Штаты, имели в этих краях своих князьков-ставленников. В такой ситуации Советской России опасно было соваться в этот змеиный клубок, рискуя нарваться на открытый конфликт с японцами, либо англо-саксами.

Тогда Ленин сделал ход конём - циничный, рисковый и гениальный: он провозгласил (устами своих ставленников, разумеется) Дальний Восток независимым "буферным" государством. И эту независимость Советская Россия тут же признала. Разумеется, туда были посланы военные инструктора, оружие, деньги, "добровольцы".

Ниже на фотографиях - флаг и герб Дальневосточной республики.
1200px-Flag_of_the_Far_Eastern_Republic.svg.png

Coat_of_Arms_of_Far_Eastern_Republic_(1920).png

Деньги ДВР. Трёхрублёвые и тысячерублёвые купюры.
3_рубля_ДВР-1.jpg3_рубля_ДВР-2.jpg
RussiaPS1208-1000Rubles-1920-donatedta_b.jpg
RussiaPS1208-1000Rubles-1920-donatedta_f.jpg

Карта Дальневосточной республики.
map026.jpg

Конечно, терять Дальний Восток по-настоящему, в планы Москвы не входило. Более того - уже в 1921 году, когда Волга вымирала от кошмарного голодомора (совершенно искусственного - волжских крестьян разорили продразвёрстками, а из Сибири хлеб трудно было подвезти из-за полного бардака на транспорте), корабли Советской России доставляли оружие (в том числе артиллерию) в Южный Китай (в провинцию Гуандун, ставшую оплотом просоветского мятежа) и в Турцию (Кемалю Ататюрку - чтобы ему было сподручнее уничтожать православных греков). Ленин замахивался широко, не брезговал ничем и не останавливался ни перед какими затратами.

Но ведь потеря Прибалтики, Финляндии, западных районов Украины и Белоруссии, тоже не входила в планы Москвы. Я уж не говорю о раздавленных революциях в Баварии, Венгрии, Словакии, о том же Ататюрке в Турции, который, заключив выгодный мир с греками, перестал быть послушной марионеткой Москвы (то же самое - Чан Кайши в Китае, пришедший к власти благодаря широчайшей военно-финансовой поддержке большевиков). При всех наполеоновских планах Ленина, при всей его чудовищной готовности заплатить какими угодно жертвами за распространение своей идеологии по всему миру - ему удавалось далеко не всё задуманное и замыслы его нередко терпели крах, или по крайней мере, откладывались на потом, до лучших времён.
Дальневосточная республика - единственная часть собственно России, у которой появился тогда реальный шанс на независимость от Советов. Всё-таки Дальний Восток не познал великого террора 1918 года, военного коммунизма 1919 года и голода 1921 года. Учитывая богатейшие природные ресурсы, можно было на что-то надеяться.
Ведь самое главное - независимость Дальневосточной республики была официально признана.
То есть - произошло то, о чём могли лишь мечтать антикоммунистические силы на Украине, в Белоруссии, Средней Азии, в том же Крыму наконец.
"Остров Крым" - это фантастика, мечта. Никто не позволил бы стать Крыму "русским Тайванем" - не те ресурсы у Крыма, не те амбиции у Троцкого. А вот Дальний Восток - тут можно было на что-то надеяться.

Но - большевики хорошо знали чего хотели, в отличие от разнородных сил, им противостоявших. Всё-таки великая вещь - единоначалие. Печальная, но эффективная. К тому же, играя в демократию, местные большевики допустили в созданное ими правительство представителей других партий - например, меньшевиков и эсеров. А те и рот разинули, и ноги раздвинули - обрадовались.

Командование войсками Дальневосточной республики ("Народно-Освободительная армия ДВР") было поручено талантливому военачальнику Василию Блюхеру (ниже на фото), которого Чан Кайши называл "Богом войны".
Василий_Блюхер.jpg

Гражданскую власть возглавили Постышев и Краснощёков. Последний - весьма колоритная личность. Александр Краснощёков - это псевдоним. Настоящее и полное имя - Абрам Моисеевич Краснощёк. Родился в Чернобыле (да-да, том самом). Жил в Германии, потом в Нью-Йорке (где работал портным), затем - в Чикаго, где основал "рабочий университет". Был другом Троцкого и хорошо знал Ленина. Именно он, в предельно короткие сроки, буквально с нуля, создал правительство Дальневосточной республики и всю "сопутствующую инфраструктуру". И он же открыл доступ в правительство ДВР представителям других партий, помимо большевиков. Его "либерализм" постепенно начал вызывать всё большие и большие подозрения - как у местных, так и у московских коммунистов. Поначалу Ленин и Троцкий за него заступались, но потом появились признаки того, что Краснощёков ведёт дело к реальной независимости Дальневосточной республики от Москвы. И признаки эти становились столь явными, что в конце 1921 года Краснощёков был срочно смещён со своего поста и отозван в Россию. В Москве его назначили наркомом финансов. Однако уже в 1923 году он был арестован и в 1924 году приговорён к 6 годам пребывания в одиночке Лефортовской тюрьмы - за хищения государственных средств (весь срок не сидел, попал под амнистию). В 1937 году Краснощёкова расстреляли. Погребён он в Донском монастыре.
Ниже - его фотография.
AM_Krasnoshchokov.jpg

Первой (временной) столицей ДВР был провозглашён Верхнеудинск (современный Улан-Удэ). Позже столица переехала в Читу. Правда, в Хабаровске было сформировано другое, "белое" правительство Дальнего Востока. Но оно не получило такой всесторонней поддержки от японцев, англичан и американцев, как читинское правительство - от Москвы. Сформировав боеспособную армию, Блюхер двинул её на восток. Забайкалье было очищено от японцев и казаков Семёнова (до сих пор в Монголии живёт немало потомков эмигрировавших туда семёновцев). На все протесты японцев, в Москве лицемерно разводили руками - дескать, мы тут ни при чём, это всё внутренние дела Дальневосточной республики...

Убедившись, что в горно-таёжном краю весьма сложно победить партизан, которым потоком идёт помощь из России, японцы и англичане с американцами, сделали попытку "развести" Дальний Восток с Москвой (получился же такой фокус с турками и китайцами), наладив контакты с ДВР.
Но тут ситуация была иная. Интервенты плохо понимали с кем имеют дело. "Восточный поход" продолжался. Войска Блюхера заняли Хабаровск. Анархисты (на тот момент - союзники большевиков) уничтожили японский гарнизон в Николаевске-на-Амуре (а заодно и сам город). Недалеко уж было и до Владивостока...

Однако белогвардейцы, опираясь на войска Каппеля (остатки армии Колчака, прорвавшиеся в результате "ледового похода" в Маньчжурию, а оттуда - в Приморье), сделали последнее усилие. Отбросив в сторону всю пустопорожнюю демагогию о независимости Дальнего Востока, они провозгласили поход на Москву. Энтузиазм принёс неплохие результаты - войска "буферной" республики были отброшены. В 1922 году белые части вступили в Хабаровск и Николаевск-на-Амуре. Москва забеспокоилась. Помощь Дальнему Востоку была увеличена.
Под Волочаевкой войска "Народно-Освободительной армии" прорвали фронт белых, после чего заняли Хабаровск. Началось наступление на Приморье. Несколько раз Япония отчаянными демаршами усаживала за стол переговоров противоборствующие стороны (англичане и американцы самоустранились от участия в дальневосточных делах). Но - сила солому ломит. После сражения под Спасском, японцы начали эвакуацию. Войска ДВР вступили во Владивосток. Всё было кончено.

Разумеется, вскоре после этого, "трудящиеся массы выразили горячее желание воссоединить Дальний Восток с Советской Россией". Понятно, что Москва "пошла навстречу чаяниям трудового народа". В конце 1922 года ДВР вошла в состав РСФСР.
Официальная пропаганда принялась льстить дальневосточникам (впрочем - казаков это не касалось), приписывая все их победы над войсками "интервентов и белогвардейцев" не тотальной помощи из России, а исключительному мужеству и приверженности к большевизму местных жителей.
На Дальнем Востоке, вплоть до 1938 года, существовала как бы своя, "Особая Дальневосточная" армия, которой долгое время командовал Блюхер.
Постышеву, взамен Дальнего Востока, позволили рулить Украиной.

Впоследствии ежовский вал репрессий, накрыл и Блюхера - которого забили насмерть на допросах.
Надо признать, это был редчайший случай, когда высокопоставленный обвиняемый не сломался, не каялся, колотя себя в грудь, не признавался в шпионаже в пользу папуасов или инопланетян.
Интересно - умирая от пыток, вспоминал ли этот человек о том, что когда-то был, по сути дела, военным диктатором обширного государства, каковое поднёс своим будущим палачам на блюдечке с золотой каёмочкой?..

Верно говорят: лучше быть первым парнем на деревне, чем последним - в городе. Судьба давала Блюхеру шанс, стать дальневосточным Ататюрком или Маннергеймом. От таких шансов отворачиваться нельзя...

Между прочим - политика определённого задабривания дальневосточников, в принципе, продолжалась во всё время существования советской власти. Дальний Восток всегда очень хорошо снабжался - в сравнении с другими регионами Советского Союза. Более того - там существовали послабления, просто немыслимые для СССР.

"Чего автобусы не ходят?"

- "Да опять шофера бастуют!"

"Мы так и сказали - вы пульмана с продуктами во Вьетнам отправляете, а за нами смотрите, чтобы мы в карманах чего-нибудь не унесли? Так грузите их сами!.."

В детстве, в Комсомольске-на-Амуре, я такие речи слышал своими ушами. И только попав "на запад", уразумел, насколько подобные разговоры были необычны для того времени. Тогда только в Донбассе изредка случались забастовки шахтёров. Но там само слово "забастовка" никто вслух не произносил (не то что уж в лицо администрации какие-то требования предъявлять!). Просто приходили на рабочие места - и не работали, "намекая" на наличие проблем (и эти намёки властью очень хорошо понимались). КГБ потом шерстило шахты густейшим гребнем, выискивая зачинщиков.

Во времена Хрущёва, в Комсомольске-на-Амуре, выработалась своего рода "традиция" - как только начинали ощущаться перебои в снабжении, на шею памятника Ленину вешалась дохлая кошка с надписью: "При Ленине родилась, при Сталине выросла, при Хрущёве - сдохла". Как ни странно - это помогало. Магазины наполнялись продуктами, а по производствам проходила волна лекций, на которых "трудящимся разъяснялась линия партии и причины временных отдельных недостатков в организации снабжения продовольствием населения"...

Помнят ли сегодня на Дальнем Востоке о периоде независимости 1920-22 годов?
В принципе - да, помнят. Бывало, время от времени кое-кто из политиков выдвигал лозунг о воссоздании ДВР - даже совместно с Якутией. Такие разговоры были особенно популярны в период президентства Ельцина, когда Япония и Китай особенно нагло претендовали на ряд пограничных территорий, а Кремль явно прогибался.
Достаточно сказать, что знаменитый остров Даманский, был подарен Китаю (правда, ещё до Ельцина). Китайцы сначала назвали его Чженьбаодао (впрочем, "дао" можно не произносить - это окончание в переводе означает "остров"), а потом засыпали протоку, отделяющую его от китайского берега - и, таким образом, остров прекратил своё существование, став частью китайского берега Уссури.

Но не думаю, что превращение российского Дальнего Востока в независимое государство - вещь реальная. Правда, дальневосточники ощущают некоторую оторванность от собственно России, которую именуют "западом". "Там, на западе"... "Откуда-то с запада"...

В представлениях о расстояниях на этом самом "западе", многие удивительно несведущи. "Свердловск? Да это считай Подмосковье!.."

В своё время, бывший губернатор Приморья Наздратенко, возмущённо говорил, что вот он, дескать, сумел сохранить население в Приморье, а из Мурманской области столько народу уехало, что там всего 300 тысяч населения осталось: "Здесь, под Москвой, не суметь население сохранить!.."

Сказать про Мурманскую область - "под Москвой" - мог только дальневосточник.

Впрочем - многие ли москвичи знают что-то о восточных районах России? Бывший полпред президента на Дальнем Востоке, Константин Пуликовский, сетовал на то, что губернатор Чукотки Роман Абрамович, закупил сою на Кубани - для птицеферм своего региона - в то время как ту же сою, некуда девать в Амурской области. Абрамович тогда (по словам Пуликовского) сильно удивился - ему никто никогда не говорил, что на юге Дальнего Востока растут соя, рис, виноград, арбузы...

Несмотря на то, что всё русское население на Дальнем Востоке пришлое, дальневосточники относятся к жителям остальной России чуточку свысока (впрочем - в каком регионе не считают себя чуть лучше других?).
Если приезжий сделает что-то не так, про него могут сказать: "Ну что вы хотите - это же западник!.."
Порой можно услышать такие выражения: "А где он живёт - в России, или на Дальнем Востоке?.."
Среди местных жителей (а также среди выходцев из Восточной Сибири) много людей с необычными для Центральной России фамилиями, оканчивающимися на "их", или "ых". Например: Косых, Седых, Тонких... Такие фамилии иногда путают с польскими, но в Польше и на Западной Украине я таких как раз и не встречал.
Объесняется всё очень просто. Если в России обычно говорили: "чей?" - и следовал ответ: "Иванов", "Петров", "Сидоров"; то в восточных регионах говорили: "Из каких?", или "Каких будешь?" - и следовал ответ: "Из Петровых", Донских", "Боровских". Так и записывали.
Что поделаешь - далеко от Москвы и Питера лежат Сибирь и Дальний Восток. До иных мест, в прошлом, годами из столицы добираться приходилось. Неудивительно, что в чём-то появились какие-то отличия (вон в Германии какие крохотные, по российским меркам, расстояния. И какая при этом значительная разница между диалектами разных германских земель! Европейцы порой поражаются тому, что русские - будь то жители Камчатки, или Смоленска - понимают друг друга без переводчика). А за рекой Горбица в Забайкалье, вообще была уже заграница - дальше начиналась китайская (точнее - маньчжурская) территория. Однако маньчжуры, триста лет правившие Китаем и никогда не ощущавшие себя там в полной безопасности, держали китайцев в жёсткой узде, не позволяя им самовольно осваивать новые земли. Страшась быть ассимилированными китайцами, они издали указ, запрещающий последним селиться в собственно Маньчжурии (область Дунбэй). Приамурье как раз и являлось как бы продолжением Маньчжурии. Тем более, что к северу от Амура для китайцев слишком холодно. Кстати - несмотря на все превентивные меры маньчжуров, избежать ассимиляции им не удалось. Китайцы всегда ассимилировали и растворяли в своей среде любых захватчиков, будь то гунны, чжурчжени, монголы, маньчжуры, или кто-то иной - подобно неисчислимой стае муравьёв, уничтожающих без следа и остатка любое существо, оказавшееся в муравейнике и не успевшее из него выбраться.

Таким образом, сумев в семнадцатом веке заставить Россию уступить им Приморье и Приамурье, маньчжуры сами не смогли эти территории освоить - и не позволили это сделать китайцам. Огромные (и достаточно плодородные, вполне доступные для жизни - особенно на взгляд русских людей) пространства, два века представляли собой, по сути, ничейную землю. В результате, здесь начали происходить процессы, аналогичные тем, которые, в своё время, имели место в районе днепровских порогов и донских плавней. То есть, там начало оседать немало людей с сомнительным прошлым. Прежде всего, это были русские. Китайцы, если и проникали, то лишь на сезон - золотишка намыть, женьшеня промыслить...

Уже со времён церковного раскола и протопопа Аввакума (а это - допетровские времена) Забайкалье стало местом всероссийской ссылки (Аввакум был одним из первых ссыльных - причём, за ним в ссылку последовала и жена с детьми). А жизнь в ссылке не могла быть приятной. Естественно, какой-то ручеёк беглецов постоянно утекал за Горбицу. Так формировалось население, аналогичное казакам. Сами себя эти люди именовали гуранами. Гураны - это разновидность горных коз. Забавно на первый взгляд, что люди звали себя по имени этих животных. Но дело в том, что козы эти считались символом вольных существ, ни от кого не зависимых и недоступных для хищников на своих горных вершинах. "Вольные, как гураны" - примерно так можно объяснить смысл самонаименования приамурских новопоселенцев. Они усвоили кое-какие бытовые особенности окрестных народов. Например - у них вошёл в моду чай без сахара, с молоком и солью (по сути - бульон; туда и масло кидают, и бублики, и всё что захотят). Стало формироваться мировоззрение, отличное от менталитета жителей России. Возможно, в конце концов, гураны стали бы отдельной нацией. Но (как и в случае с казаками Дона, Кубани, Урала, Днепра, Терека) этот процесс не успел завершиться, так как в девятнадцатом веке Российская империя сумела вырвать Приамурье (а вскоре после этого и Приморье) из рук дряхлеющей и впадающей в маразм, маньчжурской династии Цин.
Родина настигла своих сыновей - как это не раз случалось в истории постоянно расширявшейся России. Гураны "автоматически" зачислялись в разряд казаков. До сих пор кое-где на Амуре и Аргуни можно встретить людей, которые в первую очередь называют себя гуранами - а уж потом русскими. Как-то я прочёл в одной из газет, что в Чечне, среди наёмников разных национальностей, сражавшихся на стороне боевиков, попался даже один гуран. Но это уж совсем непонятное мне извращение - воевать против русских, на стороне чеченских мусульман...

P.S. Этот материал является отрывком из моей книги "Пропасть".
Фотографии позаимствованы из Википедии.
Прошу не судить строго если в плане историчности, может быть присутствуют какие-то шероховатости. Книга как таковая - носит абсолютно НЕисторический характер. История Дальнего Востока в ней упоминается лишь сугубо мимоходом.
И ещё добавляю, на всякий случай - я ни на что не намекаю. Книга написана задолго до событий в Донбассе. Это так, между прочим...
Tags: История
Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments
Спасибо , очень интересно .)