ОЛЕГ БОРОВСКИХ (ogbors) wrote,
ОЛЕГ БОРОВСКИХ
ogbors

В качестве напоминания...

SHIshishkin.jpg

Читаю сейчас книгу американского кадрового разведчика Эллиса Захариаса "Секретные миссии".
Этот человек довольно долго жил в Японии, хорошо знал японский язык, обычаи, характер японцев, их историю. Он лицом к лицу общался со многими высокопоставленными офицерами и политиками Японии. Причём - Японии довоенной, независимой, агрессивной.
И вот попался мне на глаза отрывок, где автор книги беседует со своими японскими оппонентами.
Привожу его здесь полностью...

— Давайте обратимся к 1904 году, — сказал я, — я уверен, вам известно, — что в это время США испытывали к Японии самые дружеские чувства.
— Да, — подтвердил Миура, — это верно.
— Интересно, знаете ли вы, что эти чувства однажды спасли Японию от очень серьезного затруднения, более того, от значительных материальных потерь.
— О, это удивительно! — воскликнул Миура. — Каким образом?
— Так вот, — ответил я, — когда русско-японская война приняла широкий размах, президент Теодор Рузвельт понял, что Япония недооценила связанный с ней риск, рассчитывая, что она продлится всего несколько месяцев. А так как Япония не подготовилась к затяжной кампании, то не могла продолжать боевые действия дальше, несмотря на блестящие успехи в войне.
Все присутствующие слушали с исключительным вниманием.
— Ваши военные советники сами поняли, что война для Японии достигла критической точки. Продолжайся она еще три — четыре месяца, Япония израсходовала бы свои ресурсы и погибла. Полковник Мацумото, — повернулся я к военному атташе, — вы, конечно, помните обстановку? Верно ли я ее обрисовал?
— Совершенно верно, — категорически подтвердил полковник.

Всем присутствующим стало ясно, что я оказался в выигрыше. Хотя такое мнение о ходе русско-японской войны было у нас общепринятым, здесь мне впервые удалось получить от японца, причем человека военного, подтверждение правильности моего мнения по этому вопросу. Только тот, кто близко знает японцев, может оценить, что означало такое признание в присутствии группы японцев.

Я воспользовался возможностью, которая открылась мне теперь:
— Как вам известно, президент Рузвельт вмешался и предложил свои услуги с тем, чтобы добиться заключения мира. Предложение, предварительно одобренное определенными японскими кругами, было охотно принято обеими сторонами. Затем начались переговоры в Портсмуте, и, наконец, состоялось подписание мирного договора: Япония запросила с России контрибуцию в два миллиарда иен. Президент отлично знал мотивы Японии, приведшие к войне. И, зная военное положение Японии в этот конкретный период конфликта, он не признал ее права на контрибуцию.
Что же случилось потом?
Вместо благодарности американскому президенту за вмешательство, вся Япония, настраиваемая злобной кампанией в прессе, повернулась против Соединенных Штатов.
Слухам, распространяемым в вашей стране, поверил весь народ. И против Соединенных Штатов было искусственно возбуждено негодование. Заметьте, что оно являлось односторонним. Несмотря на всю грязь, вылитую на нас, мы продолжали питать к Японии самые дружеские чувства. Хотя вы и поняли, что эти искусственно созданные враждебные отношения не могли привести к добру, вы разрешили им развиваться в течение всех этих лет. Вот вам и причина настоящих натянутых отношений между Японией и Соединенными Штатами во всех неопровержимых подробностях.

Я чувствовал, что все согласны со мной, хотя и не выражают этого. Я видел по лицам, что, приведя свой исторический пример, произвел глубокое впечатление; я подкрепил его другими примерами из совсем недавней истории, когда, в конце концов, дошел до «Закона об иммиграции», по которому японским переселенцам не разрешался въезд в США и который привел к еще одной антиамериканской кампании в Японии.

— Вы знаете так же хорошо, как и я, — продолжал я, — что этот закон был вызван чисто экономическими, а не расистскими соображениями. Основная вина лежит на японском правительстве, которое разрешило тысячам японцев эмигрировать, но забыло сообщить им, что как иммигрантам им придется сообразоваться с условиями жизни людей, среди которых они собираются осесть.
Когда японские иммигранты прибыли в Соединенные Штаты, они проявили полное пренебрежение к нашему образу жизни и поступали так, будто находились у себя на родине. Они работали по шестнадцать часов в сутки и вскоре стали продавать товары дешевле, чем наши фермеры, с которыми японцы конкурировали. Это не могло не привести к столкновению интересов.

— Эта точка зрения очень интересна, — прервал меня Миура, — продолжайте, пожалуйста!
— Я хотел бы задать вам вопрос, господин Миура. Как решают в Японии подобные экономические вопросы?
— Право, я не думаю, что в Японии может возникнуть такое положение, — ответил Миура.

— И все-таки оно существует и в Японии, — сказал я. — Однажды я возвращался из Китая в Японию. Когда мы подошли к пирсу, все пассажиры выстроились на палубе, китайцы были отделены от них. После тщательной проверки всех паспортов с китайцами начала работать еще одна группа чиновников, я очень внимательно следил за всем происходящим. Сначала они спрашивали каждого китайца, есть ли у него сотня иен. Это условие было известно заранее, и потому у всех была такая сумма. Затем чиновники повторили обход строя китайцев и спросили каждого, зачем он приехал в Японию. Китаец, ответивший, что приехал в Японию заняться деятельностью, которая японцам казалась невыгодной с точки зрения конкуренции с китайцами, получал приказание перейти на другую сторону палубы. Когда опрос был закончен, на другой стороне палубы из ста китайцев очутилось восемьдесят пять. Затем с каждого из этой группы взяли по пятнадцать иен, после чего чиновник сказал: «Следуйте за мной!», причем не обычным вежливым тоном образованного японца.
Китайцы пошли за ним. Я наблюдал эту сцену и видел, как они гуськом шли к кораблю, пришвартовавшемуся у другого края пирса...
Через пятнадцать минут они очутились на борту этого корабля. Корабль отправлялся в Китай, чтобы увезти вероятных конкурентов туда, откуда они прибыли.
Мы же, в противоположность вам, никогда не прибегали к мучительной и негуманной форме запрещения въезда в страну.


ПРОЧИТАЛИ? НУ И МОЛОДЦЫ. А ТЕПЕРЬ ВКЛЮЧИТЕ МОЗГИ И ЗАДУМАЙТЕСЬ...

Эпизод первый: русско-японская война.
У Японии той эпохи - действительно не было и не могло быть сил, для ведения длительной, изнуряющей войны на истощение. Это в общем-то и без Захариаса, и без американского президента должно было быть понятно всем разумным людям.
Однако недаром говорят, что бой проиграл не тот кто слабее, а тот кто первым опустил глаза.
Царь Николай II первым опустил глаза. И в результате оказался для всех виноватым - вовсе не только для японцев.
Его, всегда боявшегося и не желавшего проливать кровь - окрестили "кровавым".
Про него сочинили сказку о том, что он желал "маленькой победоносной войны" - и только поэтому произошла война с Японией (хотя прекрасно известно, что Япония напала первой, внезапно, без объявления войны).
И хотя Россия довольно дёшево тогда отделалась - в стране началась революция 1905 года, которую пришлось усмирять другим людям, более решительным.
Потому что ВОЙНУ НЕЛЬЗЯ ПРОИГРЫВАТЬ. Никакую.

Нет, я понимаю конечно, что не каждому дано быть решительным и небрезгливым. Не каждый готов подписывать страшные приказы. Более того - я очень хорошо отношусь к добрым, гуманным людям.
Но такие люди должны чётко осознавать, что во власти им не место. Большая политика - не их поле деятельности.
Потому что слабоволие и боязнь кровопролития - ведут в итоге к страшным последствиям и как раз к очень большому кровопролитию.

Если бы Николай всё это понял, если бы он сделал выводы из происшедшего и спокойно ушёл, году так в 1907, когда всё более-менее успокоилось - цены бы ему не было.
Но он, не созданный для власти - тем не менее цеплялся за власть, ногтями и зубами.
Чем это закончилось для него лично, для всей его семьи и для страны - всем известно...

Эпизод второй: государство должно уметь защищать экономические интересы своей страны и своих граждан.
В противном случае, граждане рано или поздно зададут сами себе вопрос: А нужно ли нам такое государство?..

Даже тогда когда Россия буквально захлёбывалась от нефтедолларов - были очень тревожные признаки, свидетельствовавшие о тяжёлой болезни государства, пусть даже и богатого.
Например - в стране было громадное количество гастарбайтеров. Которые никогда не были нужны России - абсолютно.
Россия напоминала проходной двор.
А наш президент дошёл до того, что стал в угоду бандеровцам коверкать русский язык, произнося "в Украине", вместо "на Украине".
Понятно что это не могло кончиться хорошо. Такие вещи никогда хорошо не заканчиваются.

Более того - я и сейчас не слышу о том, чтобы наши депутаты предлагали кого-то сажать в тюрьму за приём на работу гастарбайтеров, вырывающих кусок хлеба изо рта у россиян.
Вот нести какой-нибудь бред - это депутаты горазды. Или ничего не нести - просто молча сидеть, глазами хлопая.
А говорить что-то по делу - там мало кто способен...

Вчера в ТОП ЖЖ вышел мой материал под заголовком "Россия больна. Может быть смертельно" (хотя у меня в блоге он был опубликован ещё десятого числа), жутко разобидевший глупомордых хомячков, недотраханных домохозяек, прыщавых школьников и подхрюкивающих холуёв из стада. Оно и понятно: для того чтобы без истерик слушать или читать неприятную правду - нужно иметь в голове хотя бы некоторое количество мозгов и хоть крупицу жизненного опыта.
Но я не брал на себя никаких обязательств перед дураками и мне насрать на их хлюпанье носами и дрыганье ножками.
Поэтому могу повторить: Да - Россия больна. Больна вовсе не из-за санкций. Она не вчера и не позавчера заболела.
Россия - это тяжелобольное государство. И никакие мантры, типа "всё хорошо прекрасная маркиза", сами по себе страну не излечат.

Вот когда я увижу как по зомбоящику показывают арестованного преступника, на которого надели наручники за то, что он принимал на работу иностранцев - тогда у меня появится надежда на то, что страна начала выздоравливать.
Когда я услышу о том, что какая-то мразь арестована и помещена за решётку, за то что отказала в приёме на работу судимому русскому человеку, или бомжу, и теперь будет тянуть реальный срок в лагере за дискриминацию - тогда я первый скажу, что Россия кажись пошла на поправку.
Когда депутаты примут закон о немедленном безоговорочном наделении землёй ВСЕХ россиян - это будет признаком того что среди депутатов появились умственно полноценные особи.

Конечно, это должно быть только началом. Этим необходимые реформы не исчерпываются - они с этого должны только начинаться. Но пока что и такого простейшего начала не наблюдается.
Надо понимать что любое государство существует для того, чтобы защищать интересы своих граждан.
Государство не осознающее такую элементарную истину - не может быть сильным и здоровым.
Tags: Социум
Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments

BestAnonymous

February 15 2016, 05:00:45 UTC 2 years ago

  • New comment
Россия больна- хорошая статья. Вскукореки ватной говномассы в комментах-тому подтверждение)