ОЛЕГ БОРОВСКИХ (ogbors) wrote,
ОЛЕГ БОРОВСКИХ
ogbors

Масоны. Франция в огне.

Maximilien_Robespierre.png

В ПРЕДЫДУЩЕМ МАТЕРИАЛЕ мы остановились на том, что 21 января 1793 года во Франции, охваченной революционным пожаром, был обезглавлен король Людовик XVI.
Человек этот был характером своим очень похож на последнего русского царя Николая II. И закончил примерно так же.
Разумеется он несёт немалую часть вины за то, что произошло с Францией, с ним самим и с его семьёй.
Достаточно вспомнить тот факт, что он активно помогал масонам оторвать от Великобритании её североамериканские колонии. В сущности, только благодаря французам и появились на белый свет Соединённые Штаты Америки.
А потом, вернувшиеся с войны масоны - устроили мятеж уже во Франции. Причём - неизмеримо более кровавый, чем в колониях. И в конечном счёте, сам король стал их жертвой.
Это должно стать вечным назиданием для тех, кого тянет поджечь дом соседа...


А во Франции тем временем события шли по нарастающей. Казнью короля кровопролитие не завершилось, а наоборот - только начиналось.

7 марта Франция объявила войну Англии, а затем Испании.
Это следует отметить особо: вопреки общепринятым историческим версиям, не "реакционная монархическая Европа объединилась в коалицию против революционной Франции", а как раз наоборот - желающая раздуть революционный пожар по всему миру Франция (точнее - её новые лидеры), объявляла войну одной стране за другой.

Между тем экономическая ситуация всё более ухудшалась и в крупных городах начались волнения.
Радикалы стали требовать централизованного распределения основных продуктов питания.
Беспорядки продолжались всю весну 1793-го года и Конвент (правительство) создал комиссию по их расследованию - по приказу которой были арестованы несколько агитаторов из числа радикалов.
25 мая Коммуна потребовала их освобождения; в то же время общие собрания секций (революционных ячеек) Парижа составили список 22 видных членов правительства и потребовали их ареста.

То есть, даже то правительство, которое казнило короля - уже выглядело относительно умеренным.
Постепенно, как соль из морской воды - выкристаллизовались совершенно безбашенные радикалы, готовые буквально на всё.
Во главе этих людей (во Франции их именовали "бешеными") встали Якобинцы - французские большевики.
Правительство (Конвент) спохватилось слишком поздно - Якобинцы объявили себя в состоянии восстания и 29 мая их делегаты, представляющие тридцать три парижские секции, сформировали повстанческий комитет.
2 июня 80 000 вооружённых санкюлотов (попросту - маргиналов, вооружённых бродяг; позже в советской России в роли санкюлотов выступят латыши и кронштандтские матросы) окружили Конвент. Правительство было арестовано. Впоследствии, в значительной своей части - казнено.
То есть, те люди, которые совсем недавно отправили на гильотину короля - отправились туда сами.
Именно тогда один из членов свергнутого правительства, произнёс знаменитые слова: "Революция... пожирает собственных детей".

С этого момента наступает пик революционного подъёма (и террора).
Теперь во главе Франции встала партия Якобинцев, возглавляемая тремя "бешеными" - Робеспьером, Маратом и Дантоном.

Левое крыло партии возглавлял Жан-Поль Марат (ниже его портрет). Это была наиболее агрессивная часть якобинцев, которая постоянно требовала крови и объявила войну любой религии.
late 18th century --- <Portrait of Marat> --- Image by © Gianni Dagli Orti/CORBIS

Центр возглавлял Максимилиан Робеспьер - крайне жестокий, но наиболее толковый и целеустремлённый лидер якобинцев. Его портрет размещён вверху, на заглавной картинке этого поста.
Следует отметить что Ленин всегда восхищался Робеспьером и стремился быть во всём на него похожим.
Что характерно: и Ленин, и Робеспьер - оба были адвокатами. Оба любили разглагольствовать о народном счастье. При этом оба были организаторами кошмарного террора - каждый в своей стране.

Правое крыло возглавлял Жорж Дантон (портрет ниже) - считавшийся относительно умеренным (по понятиям якобинцев конечно).
Georges-Jacques_Danton.jpg

Однако Франция не сразу подчинилась этим людям. В провинции начались восстания.
В Лионе глава местных якобинцев был арестован и казнён. Некоторые уцелевшие члены прежнего правительства бежали из-под ареста, движение протеста охватило крупные города юга - Бордо, Марсель, Ним...

13 июля дворянка Шарлотта Кордэ убила особо кровожадного лидера санкюлотов Жана-Поля Марата - помешанного на поисках "врагов народа" и виновного в многочисленных казнях.

Шарлотта несколько раз пыталась попасть домой к Марату, отправляла ему записки - и в конце концов добилась своего.
Марат (французский вариант Ежова, или Свердлова) болел экземой, от которой пытался спастись постоянным пребыванием в ванной. Там его и застала Кордэ, которая заявила что у неё есть для Марата список дворян, бежавших из Парижа и скрывающихся в провинции.
Марат затрясся от радости и сказал что всех их отправит на гильотину.
Однако когда он взял у Шарлотты из рук бумагу - она ударила его ножом. Удар был сильный, точный, смертельный.

Её взяли практически сразу на месте преступления - но она и не думала отнекиваться или скрываться.
Подробно о последних часах жизни Шарлотты Кордэ, в своих воспоминаниях рассказал палач Сансон.
По его словам, он не встречал подобного мужества у приговорённых к смерти со времён казни де Ла Барра в 1766 году. Весь путь от тюрьмы до места казни она стояла в телеге, отказавшись сесть.
Когда Сансон, поднявшись, заслонил от Кордэ гильотину (предполагая что вид орудия казни испугает девушку), она попросила его отойти, так как никогда прежде не видела этого сооружения и ей любопытно посмотреть.
Шарлотту Кордэ казнили 17 июля на площади Революции.

Некоторые свидетели казни утверждали, что плотник, помогавший в тот день устанавливать гильотину, подхватил отсечённую голову Шарлотты и нанёс ей удар по лицу. В газете «Революсьон де Пари» появилась заметка, осуждающая этот поступок. Палач Сансон счёл необходимым опубликовать в газете сообщение, что «это сделал не он, и даже не его помощник, а некий плотник, охваченный небывалым энтузиазмом; плотник признал свою вину».

Шарлотта Кордэ, убившая Марата.
Charlotte_Corday.jpg

Шарлотта Кордэ, идущая на казнь.
Carlota_Corday_1889_by_Arturo_Michelena.jpg

После смерти Марата, левое крыло якобинцев возглавил Жак-Рене Эбер.

Почему я так подробно останавливаюсь на этих людях и событиях?
Потому что именно этим людям - Якобинцам - выпало предназначение зажечь революционный пожар во всём мире, использовав Францию в качестве вязанки хвороста, как растопку.
Это были предшественники большевиков. Именно большевикам позже было поручено то, чего по тем или иным причинам не смогли осуществить якобинцы.
Именно якобинцы развязали во Франции примерно такую же Гражданскую войну, какую позже развяжут большевики в России. Во время Гражданской войны во Франции использовались такие термины как "белые" и "синие". В России позже будут использоваться термины: "белые" и "красные".
Якобинцы залили кровью Францию до такой степени, что большевики позже считали своим почётным долгом брать с них пример.
И именно якобинцы стали использовать такие термины как "коммуна" и "коммунисты". Другое дело что тогда эти определения не получили широкого распространения...

Пришедшие к власти радикалы столкнулись с кошмарными трудностями - мятежи, военные неудачи, ухудшение экономической ситуации. К середине июня большая часть страны была охвачена восстаниями.
Ситуация напоминала то, что творилось в советской России в 1918 году.

Пруссаки и австрийцы перешли в наступление и вторглись в северную Францию.
Испанские войска пересекли Пиренеи и начали наступление на Перпиньян.
Пьемонт (королевство в северной Италии) воспользовался восстанием в Лионе и вторгся во Францию с востока.
На Корсике местные мятежники с британской помощью изгнали французов с острова.
Английские войска начали осаду Дюнкерка. Военная ситуация становилась критической.

В этих условиях новой власти было важно заручиться поддержкой со стороны крестьян. Поэтому  3 июня были приняты законы о продаже имущества эмигрантов небольшими частями, с условием уплаты в течение 10 лет; 10 июня был провозглашён дополнительный раздел общинных земель; а 17 июля вступил в силу закон об отмене сеньоральных повинностей и феодальных прав, без всякой компенсации.

Интересно - что должно случиться в современной Российской Федерации, кто должен на неё напасть, какие бедствия должны на неё обрушиться, для того чтобы у правительства наконец хватило ума раздать землю людям?..

Была утверждена новая Конституция.
Декларация прав, которая предшествовала тексту Конституции, торжественно подтвердила неделимость государства и свободу слова, равенство и право сопротивления угнетению.
Это выходило далеко за рамки Декларации 1789 года, добавив право на социальную помощь, работу, образование - и даже на восстание.
Всякая политическая и социальная тирания отменялась.
Национальный суверенитет был расширен через институт референдума - Конституция должна была быть ратифицирована народом, как и законы в некоторых, точно определённых обстоятельствах.
Конституция была представлена для всеобщей ратификации и принята огромным большинством голосов. Результаты плебисцита были обнародованы 10 августа 1793 года.
Однако (внимание! Дьявол всегда кроется в деталях...) применение Конституции, текст которой был торжественно помещён в «священный ковчег» в зале заседаний Конвента - было отложено до заключения мира.
А до тех пор - диктатура. И никаких гвоздей!..

В августе был введён особый контроль за обращением зерна. В каждом районе были созданы «хранилища изобилия».
23 августа декрет о массовой мобилизации объявлял всё взрослое население республики «находящимся в состоянии постоянной реквизиции».

С этого момента стала официально оформляться диктатура, основанная на терроре.
В центре был Конвент, исполнительной властью которого был "Комитет общественного спасения", наделенный огромными полномочиями: он интерпретировал декреты Конвента и определял способы их применения; под его непосредственным руководством были все государственные органы и служащие; он определял военную и дипломатическую деятельность, назначал генералов и членов других комитетов при условии ратификации их Конвентом. Он был ответственным за ведение войны, общественный порядок, обеспечение и снабжение населения. Парижская коммуна, известный бастион санкюлотов, также была нейтрализована, попав под его контроль.

Блокада со стороны английского флота, оказывала колоссальное влияние на экономику Франции.
Правительство мобилизовало все производительные силы и признало необходимость контролируемой экономики, которую вводили экспромтом как того требовала ситуация. Необходимо было разработать военное производство, возродить внешнюю торговлю и найти новые ресурсы в самой Франции - а времени было мало.
Обстоятельства постепенно вынудили правительство взять на себя руководство экономикой всей страны.

Все материальные ресурсы стали предметом реквизиции. Фермеры сдавали зерно, фураж, шерсть, лен, коноплю, а ремесленники и торговцы - выпускаемую продукцию. Сырьё тщательно искали - металл всех видов, церковные колокола, старую бумагу, ветошь и пергамент, травы, хворост, даже пепел для производства калийных солей и каштаны для их перегонки. Все предприятия были переданы в распоряжение нации (то есть государства) - леса, рудники, карьеры, печи, горны, кожевенные заводы, фабрики по производству бумаги и тканей, мастерские по изготовлению обуви.
Труд и ценность произведённого подлежали регулированию. Никто не имел права спекулировать, пока "Отечество находилось в опасности". Вооружение вызывало большую обеспокоенность. Уже в сентябре 1793 года были созданы фабрика в Париже для производства ружей и личного оружия, и гренэльский пороховой завод.

Особое внимание было уделено учёным (и в этом очень большая разница между французской и русской революциями - в России никогда не ценили и не ценят умных людей).

Учёные усовершенствовали металлургию и производство оружия. Начались эксперименты по воздухоплаванию, с использованием воздушных шаров. Был изобретён семафор, с помощью которого быстро передавались сообщения на большие расстояния.

Трудности были огромные. Армия находилась в состоянии реорганизации. Весной 1794 года была предпринята система «амальгамы», слияние добровольческих батальонов с регулярной армией. Два батальона добровольцев соединялись с одним батальоном регулярной армии, составляя полубригаду, или полк. В то же время было восстановлено единоначалие и дисциплина. Чистка армии исключила большинство дворян. В целях воспитания новых офицерских кадров по декрету от 1 июня 1794 года, был основан Колледж Марса - каждый район посылал туда по шесть юношей. Командующих армиями утверждал Конвент.

Вместе с тем, набирал силу большой террор. Крупные политические процессы начались в октябре 1793 года.
16 октября была обезглавлена королева Мария-Антуанетта.
Никакой вины за ней не числилось, поэтому на суде попытались вылить на королеву всевозможную грязь, собрав по кабакам самые дурацкие сплетни. Дошло до того, что даже пытались представить дело так, будто она совратила родного несовершеннолетнего сына. Правда затем судьи заметили что весь этот несусветный бред играет против них самих - и попытались резко сменить пластинку, представив королеву изменницей.
В общем, фарс получился отвратительный. Пожалуй большевики, которые впоследствии расстреляли в подвале царскую семью - запачкались гораздо меньше, чем суд революционной Франции, осудивший на смерть заведомо невиновную женщину и не сумевший придать своим действиям хотя бы видимость приличия.

Ниже - королева Мария-Антуанетта.
Marie_Antoinette_Adult4.jpg

Террор применялся к врагам республики где бы они ни были, и кем бы ни были. Его жертвы принадлежали ко всем классам, которые ненавидели революцию или жили в тех регионах, где угроза восстания была наиболее серьёзной. То есть - казнить могли и в превентивных целях, даже не предъявляя никаких обвинений.

Победа начала определяться осенью 1793 года. Конец мятежей ознаменовался взятием 9 октября Лиона.
Жители города были объявлены "врагами революции". Согласно специальному декрету, город подлежал разрушению. Уцелевшие при штурме города люди, были расстреляны, либо обезглавлены.

19 декабря  был взят Тулон.
После ожесточённых боёв было в значительной степени подавлено восстание в Вандее.
Города вдоль границ были освобождены.

Тем временем левое крыло якобинцев (под руководством Эбера - эбертисты) предприняло особые гонения на церковь.
Католические храмы закрывались, священников принуждали к отречению от сана, глумились над христианскими святынями. Взамен католицизма пытались насадить «культ Разума».

Церемонии "культа Разума" сопровождались проведением карнавалов, парадов, принуждением священников отрекаться от сана, разграблением церквей, уничтожением или оскорблением христианских священных предметов. Кроме этого, проводились церемонии почитания «мучеников Революции».
Наибольшего развития культ достиг в Париже, во время проведения «Фестиваля свободы» в Соборе Парижской Богоматери 10 ноября 1793 года. В ходе церемонии, придуманной и организованной Шометтом (заместителем Эбера) и проводимой внутри собора, артистка Парижской оперы Тереза-Анжелика Обри короновалась как «Богиня Разума».

Ниже на гравюре - изображение церемонии в Соборе Парижской Богоматери. Артистка (по понятиям того времени - почти проститутка) в роли "Богини разума".
Fête_de_la_Raison_1793.jpg

Это новое сумасшествие (то бишь "Культ Разума") быстро захватило значительную часть Франции и пользовалось поддержкой основной массы санкюлотов.
Это могло бы показаться невероятным, но давайте вспомним как довольно быстро после прихода к власти большевиков определённая часть населения России отвернулась от Бога.
Есть три основные причины, побуждающие людей к таким вывертам сознания.
Первая причина состоит в том, что человек вообще очень внушаем. Это самое внушаемое существо на белом свете.
Ему можно внушить всё что угодно - если взяться за дело как следует.
Вторая причина состоит в банальной безграмотности большинства людей в вопросах религии - в том числе современных людей, которые достаточно хорошо умеют читать-писать и нередко обладают дипломами о высшем образовании.
Тем не менее, позволю себе повториться - большинство людей потрясающе невежественны в вопросах религии. А сбить с понталыку неграмотного - пара пустяков.
Третья причина - в местных особенностях. Французы - нация ветренная, легковоспламеняемая, очень восприимчивая к звонкой (и при этом зачастую пустопорожней) фразе.
И вот эту нацию, задолго до начала революции, начали отвращать от бога сладкоречивые краснобаи...

Впрочем, далеко не везде и во Франции люди отказывались от веры, а священники - от сана. Во многих деревнях крестьяне выступали с требованиями открытия церквей и восстановления католической религии.
Максимилиан Робеспьер, будучи фактическим главой правительства - насторожился. Он ни в коем случае не был христианином. Но при этом считал чистый атеизм аристократической забавой.

Вообще, Робеспьер с течением времени всё с бОльшим подозрением смотрел на своих соратников справа и слева.
Не в его характере было поддаваться чьему бы то ни было давлению и кому бы то ни было уступать.
Левое крыло его партии ("эбертисты") всё время жаждало чьей-то крови и дополнительных репрессий, что отталкивало от якобинцев немалую часть населения.
А правое крыло ("дантонисты") пыталось иногда (хоть и очень робко) тормозить террор и порой заговаривало о свободной (нерегулируемой) экономике.
Но якобинцы в основном как раз и держались - террором и регулируемой экономикой...

Однако в конце зимы 1793 года нехватка продуктов питания приняла резкий поворот к худшему. Эбертисты начали требовать применения жёстких мер и был издан декрет о конфискации имущества «подозрительных» и распределении его среди нуждающихся.
"Левые" полагали, что если они усилят давление, то восторжествуют раз и навсегда.
В этом натиске была их ошибка, потому что Робеспьер углядел в этом попытку к скрытому перевороту.
А в дантонистах он подозревал мелкобуржуазных шкурников, которые при удобных для них обстоятельствах, пожалуй могут вступить в сговор с остатками недобитой буржуазии.
Видимо давала себя знать и развращённость абсолютной властью, перерастающая в звёздную болезнь...
Так или иначе, но Робеспьер решил раз и навсегда покончить с любыми уклонами - правыми и левыми.

12 марта 1794 года, было объявлено о раскрытии крупного антигосударственного заговора - в котором якобы принимали участие лидеры "левых". При этом к обвиняемым в заговоре Эберу и его сторонникам, были добавлены иностранцы - чтобы представить всю эту группу участниками «иностранного заговора».
И все эти люди были казнены 24 марта 1794 года.

Затем Робеспьер обрушился на "дантонистов", которых обвинили в финансовых махинациях.
5 апреля лидеры "правых", в том числе Дантон и его ближайшее окружение - были обезглавлены.

Так было покончено - и с "экстремистами", и с "умеренными". Гильотина отдыха не знала...

Происшедшее полностью изменило политическую ситуацию. Санкюлоты были ошеломлены казнью эбертистов. Все их позиции влияния были утеряны: революционная армия была расформирована, инспекторы уволены, левые потеряли военное министерство, клуб Кордельеров был подавлен и запуган, под давлением Робеспьера было закрыто 39 революционных комитетов. Произошла чистка Коммуны и она была заполнена людьми, рекомендованными Робеспьером.

Террор и казни оппонентов справа и слева, привели к тому что все представители власти были объяты страхом.
На первое место стали выходить уже не какие-то клановые интересы, а банальное желание спасти собственную жизнь и жизнь родных и близких.
В такой ситуации самые разные люди, порой даже ненавидевшие друг друга - начали искать общий язык, чтобы как-то спастись сообща от постоянно довлеющего над ними страха смерти.
Вот этого-то как раз и не понял, не уловил Робеспьер.

Все хотят жить - в том числе и самые радикальные революционеры.
О какой мировой революции могут думать люди, если они банально трясутся за свою жизнь, ожидая что им в любой момент могут отрубить голову?
О какой корпоративной спайке и о какой плодотворной работе может идти речь там, где страх за собственную жизнь сковывает сердце и холодит душу?..

А Робеспьер ещё и поддавал жару, нагоняя дополнительной жути - когда время от времени начинал попрекать уцелевших соратников их прежними грехами (например - высказывал мнение о незаконности тех или иных репрессий).
А грехов там у всех хватало...

Но Робеспьер не ограничивался одними только чистками неугодных. Он решил дать французам новую религию. А если точнее - сделал попытку внедрить во всей Франции в качестве новой религии те обряды, которые втайне совершались масонами у себя в ложах.
В отличие от Ленина, Робеспьер считал что чистый атеизм - это плохо и непродуктивно. Просто нужно заменить ненавистное масонам христианство на религию, которая устраивала бы новых хозяев страны - и которая работала бы именно и только на новую власть.
Люди хотят верить в какое-то высшее существо и в бессмертие души? Отлично! Дадим им просимое. Но ни в коем случае не в форме христианства.

Слово "Бог" было заменено на словосочетание "Верховное Существо". Под этим самым Верховным Существом подразумевалось нечто невидимое но могущественное, реально существующее но неведомое, абсолютно справедливое и прекрасное но непознанное, безусловно покровительствующее французской революции и доблестным революционерам.
Нетрудно заметить что этот новый культ был определённой разновидностью иудаизма, с налётом сатанизма.
После казни эбертистов и дантонистов, Робеспьер устроил пышный "фестиваль Верховного Существа".

Ниже - праздник "Верховного существа" 8 июня 1794 года на Марсовом поле в Париже.
1280px-Fête_de_l'Etre_suprême_2.jpg

26 июля 1794 года, выступая в Конвенте, Робеспьер обвинил своих соратников по партии в интриганстве и вынес вопрос о расколе на суд Конвента.
У него попросили назвать имена обвиняемых - однако Робеспьер отказался.
Это внушило ужас депутатам, которые предположили, что он требует карт-бланш на арест и казни абсолютно всех неугодных. И каждый задавал себе вопрос: "не я ли на очереди?.."

Этой ночью была образована непростая коалиция между радикалами и умеренными в собрании, между депутатами которым угрожала непосредственная опасность, членами комитетов и вообще всеми, кому страх не совсем парализовал волю и мозги.

На следующий день, 27 июля, произошло нечто совершенно неожиданное для Робеспьера.
Ему и его сторонникам не было позволено говорить, присутствующие обрушились на них с критикой и тут же произошёл арест Робеспьера и его приверженцев.
Это событие произошло 9 термидора по французскому революционному календарю - поэтому в истории оно известно как "Термидорианский переворот". Или попросту "Термидор".
1280px-Max_Adamo_Sturz_Robespierres.JPG

Однако у Робеспьера было немало приверженцев. Парижская Коммуна призвала к восстанию, освободила ряд арестованных депутатов и мобилизовала 2-3 тысячи национальных гвардейцев.
Ночь с 27 на 28 июля, была одной из самых суматошных в Париже - когда Коммуна (поддерживавшая Робеспьера) и Конвент (выступивший против него) боролись за поддержку секций (революционных ячеек).
Конвент объявил восставших вне закона; были мобилизованы вооружённые силы - и секции Парижа, деморализованные казнью эбертистов, после некоторых колебаний поддержали Конвент.
Национальные гвардейцы и артиллеристы, собранные Коммуной у ратуши, остались без инструкций и разошлись.
Около двух часов ночи лидеры мятежников, выступивших на стороне Робеспьера, были арестованы.

Вечером 28 июля 1794 года, Робеспьер и более двух десятков его помощников - были казнены без суда и следствия.
На следующий день были казнены семьдесят один функционер восставшей (в поддержку Робеспьера) Коммуны.

Вот так "бешеные" вырезали сами себя. Революция сожрала своих детей - без отрыжки...

Печальный опыт Робеспьера был учтён позднее Лениным и Сталиным.
Ленин легко нарушал союзы, заключённые с другими партиями - но своих однопартийцев старался щадить.
Как бы там ни было, он не уничтожил - ни Троцкого, ни Сталина, ни Зиновьева с Каменевым, ни Горького. И старался не попрекать Дзержинского теми или иными промахами.
Людям, которые были для Ленина хотя бы отчасти своими - не приходилось трястись от страха за свою жизнь, при всей ленинской кровожадности.

Сталин, когда ощутил твёрдую почву под ногами - сумел расправиться со всеми уклонами в своей партии. То есть - смог повторить манёвр Робеспьера, без фатальных для себя последствий.
Но у Сталина было много времени. Он хорошо подготовился к удару - не забыв вырастить новое поколение управленцев, прежде чем уничтожить старых...

В течение нескольких недель после переворота, революционное правительство было демонтировано. Якобинский клуб был закрыт. В Конвент вернулись уцелевшие члены правительства, которое правило Францией до прихода к власти якобинцев. Парижская Коммуна была упразднена.
В июне 1795 года, само слово «революционер» было запрещено.

Новая власть отменила меры государственного вмешательства в экономику, ликвидировала "ценовой максимум" в декабре 1794 года. Результатом явился рост цен, инфляция, срыв продовольственного снабжения.
Тут же как из-под земли появились новые богачи, которые лихорадочно наживались, жадно пользовались богатством, бесцеремонно афишируя его.
То есть, начало происходить то, что творилось в России после падения советской власти в девяностых годах.
В 1795 году, доведённое до голода, население Парижа дважды поднимало восстания с требованиями «хлеба и конституции 1793 года» - но Конвент подавил восстания с помощью военной силы.

Термидорианцы разрушили революционное правительство, но тем не менее пожали плоды национальной обороны. Осенью была занята Голландия и в январе 1795 года на её месте провозглашена Батавская республика.
В то же время начался распад антифранцузской коалиции. 5 апреля 1795 года был заключен Базельский мир с Пруссией и 22 июля мир с Испанией. Теперь республика провозгласила левый берег Рейна своей «естественной границей» и аннексировала Бельгию.
Но Австрия отказалась признать Рейн восточной границей Франции и война возобновилась.

22 августа 1795 года Конвент принял новую конституцию. Законодательная власть поручалась двум палатам - "Совету пятисот" и "Совету старейшин", был введён значительный избирательный ценз. Исполнительная власть была отдана в руки "Директории" - пяти "директоров", избираемых Советом старейшин из кандидатов, представленных Советом пятисот.

Следует особо оговориться, что поражение якобинцев вовсе не означало поражения масонов как таковых.
Просто масоны одной формации - отодвинули от руля масонов другой формации.
Идея всемирной революции - не была отброшена. Просто решено было действовать немножко по-другому.
Война на континенте продолжалась. Нанести удар по Англии республика была не в состоянии, оставалось сломить Австрию.
9 апреля 1796 года, генерал Бонапарт (тогда он ещё не был знаменитым Наполеоном) повёл свою армию на Италию.
Был одержан целый ряд побед - при Лоди (10 мая 1796 года), Кастильоне (15 августа), Арколе (15-17 ноября), Риволи (14 января 1797 года).
17 октября в Кампо-Формио был заключён мир с Австрией, закончивший войну, из которой Франция вышла победительницей - хотя Англия продолжала воевать.

Выборы трети депутатов в марте-апреле 1797 года, оказались успешными для монархистов.
Тогда Директория, при поддержке Бонапарта, решила прибегнуть к силе.
4 сентября 1797 года Париж был объявлен на военном положении. Декрет Директории объявлял, что все кто призывает к реставрации монархии, будут расстреляны на месте. В 49 департаментах выборы были аннулированы, 177 депутатов были лишены полномочий, а 65 были приговорены к «сухой гильотине» - отправке на каторгу в Гвиану.
Эмигрантам (сторонникам короля), вернувшимся самовольно, было предложено в двухнедельный срок покинуть Францию под угрозой смерти.
Этот эпизод явился поворотом в истории режима установленного термидорианцами - был положен конец конституционному и либеральному эксперименту и был нанесён сокрушительный удар монархистам.

После договора Кампо-Формио, только Англия противостояла Франции.
Но вместо концентрации своего внимания на оставшемся противнике и поддержания мира на континенте, Директория начала политику континентальной экспансии. То есть - Франция продолжала выступать в роли экспортёра революции и разжигателя мирового пожара.

Генерал Бонапарт был отправлен в Египет.
На этот поход возлагались большие надежды. Впервые за много веков, масонам (и их повелителям) представился шанс отвоевать Палестину. И конечно же очень заманчиво было поставить под свой контроль Египет, затем Ближний Восток - а там и Индию...
На начальном этапе египетский поход Бонапарта был вполне успешным. Не его вина что впоследствии возникли обстоятельства, которые коренным образом изменили всю обстановку...

В Европе, захватывая всё новые и новые территории, Франция окружила себя «дочерними» республиками, сателлитами, политически зависимыми и экономически эксплуатируемыми: Батавская республика (бывшая Голландия), Гельветическая республика (бывшая Швейцария), Цизальпинская, Римская и Партенопейская (в Италии)...

Однако весной 1799 года события приняли крутой оборот.
Против Франции выступили Британия, Австрия, Неаполь, Швеция, Турция и Россия.
Военные действия начались для Директории крайне неудачно.
Русские войска под командованием Суворова, очистили от французов Италию и часть Швейцарии.
Все плоды побед Бонапарта в Италии были потеряны и Франции вновь пришлось оборонять свои «естественные границы».

Картина Василия Сурикова "Переход Суворова через Альпы"
Vasily_Surikov_-_Suvorov_Crossing_the_Alps_in_1799_-_Google_Art_Project.jpg

Как и в 1792-93 годах, Франция оказалась перед угрозой вторжения - которого удалось избежать лишь благодаря противоречиям в стане противников (австрийцы испугались русских побед и кроме того решили что война уже выиграна, поэтому русские им не нужны в качестве союзников).
18 июня 1799 года, советы переизбрали членов Директории, приведя «настоящих» республиканцев к власти.
По предложению генерала Журдана был объявлен призыв пяти возрастов. Был введён принудительный заём на 100 млн франков. 12 июля был принят закон о заложниках из числа бывших дворян.

Военные неудачи стали поводом для роялистских (монархических) восстаний на юге и возобновления гражданской войны в Вандее. В то же время страх правящих кругов перед возвращением тени якобинизма, привел к решению покончить раз и навсегда с возможностью повторения времён республики 1793 года.
Решено  было призвать армию, чтобы произвести чистку в рядах правительства.
Заговорщикам была нужна «сабля». Они обратились к республиканским генералам.
Первая кандидатура, генерал Жубер, был убит в боях с войсками Суворова.
В этот момент пришло известие о прибытии во Францию Бонапарта - который оставил свою армию в Египте и срочно приехал во Францию.
До сих пор неизвестно, кто же вызвал Бонапарта во Францию - и как ему удалось проскользнуть мимо британских кораблей, которые господствовали на Средиземном море и блокировали берега Египта, занятого Французами.
Версия о том, что Бонапарт приехал сам, чтобы захватить власть (как это обычно преподносится в учебниках истории) не выдерживает никакой критики. Самовольное оставление армии - есть дезертирство. За которое его никто не погладил бы по голове - в стране, в которой за меньшее отправляли на гильотину.
Приехать во Францию Бонапарт мог только по решительному вызову - и только получив гарантию от какого-либо судебного преследования. В противном случае ему просто незачем было уезжать из Египта, который находился под полным контролем французских войск и в котором Бонапарт был, по сути, царём и Богом.
Да и факт того что флот англичан внезапно ослеп и пропустил Наполеона из Египта во Францию - наводит на некоторые размышления...

Вернувшегося Бонапарта повсюду приветствовали как спасителя.
Высокопоставленные заговорщики обратились к нему как к человеку, который хорошо подходил им по его популярности, военной репутации, амбициям и даже по его якобинскому прошлому.

Играя на страхах «террористического» заговора, заговорщики убедили советы встретиться 10 ноября 1799 года в пригороде Парижа, Сен-Клу.
Якобы для подавления «заговора» Бонапарт был назначен командующим 17-й дивизией, расположенной в департаменте Сены.
Двое директоров, Сийес и Дюко, сами заговорщики - подали в отставку. А третьего, Барраса, к ней принудили.
В Сен-Клу Бонапарт объявил Совету Старейшин, что Директория самораспустилась и что создана комиссия по выработке новой Конституции.
Но "Совет Пятисот" не поддался дешёвому обману. Когда Бонапарт вошел без приглашения в палату заседаний, раздались крики «Вне закона!»
Бонапарт потерял самообладание, но его брат Люсьен спас ситуацию, вызвав гвардию в зал заседаний.
Совет пятисот был изгнан из палаты, Директория была распущена, и все полномочия были возложены на временное правительство из трёх консулов - Сийеса, Роже Дюко и Бонапарта.

Генерал Бонапарт в "Совете пятисот". Художник Бушо
Vasily_Surikov_-_Suvorov_Crossing_the_Alps_in_1799_-_Google_Art_Project.jpg

Переворот 9 ноября 1799 года, считается концом "Великой французской революции".
Однако кровавая чаша бедствий, уготованная Франции, ещё не была испита до дна.
Республика вступала в новый период войн и потрясений.

                                                     ПРОДОЛЖЕНИЕ СМОТРИТЕ ЗДЕСЬ.
Tags: История
Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments

Bestwillsee14

February 21 2016, 15:26:25 UTC 2 years ago

  • New comment
Замечательная статья. А, знаете, ведь за фигурой Бонапарта стоял граф Сен-Жермен. Он его нашёл и продвинул во власть. Цель - переустройство Европы. К сожалению Бонапарт не внял предупреждениям, не идти войной на Россию. Финал известен. Аналогичная ситуация: не надо думать, что путём предательства российской элиты, будет достигнута цель разрушения нашей страны. Это заблуждение. Никакие Киссинджеры и им подобные не добьются своей цели. Желаю удачи!