Олег Боровских (ogbors) wrote,
Олег Боровских
ogbors

Category:

МАСОНЫ. Тридцать вторая часть. Балканская эпопея.



Итак, в прошлый раз мы остановились на том, что на западных рубежах России образовалась новая империя - Германская.
Теперь вернёмся к событиям в России.



Российская империя осуществляла натиск не только на юг, но и на восток.
Именно в царствование Александра II, в состав России вошли Приамурье и Приморье, в результате чего страна твёрдо встала на берегах Тихого океана.
Правда, начался этот процесс ещё при Николае I. Но начался как-то неуверенно, нерешительно.
Пожалуй можно сказать и так, что поначалу это была целиком и полностью инициатива некоторых энтузиастов, среди которых особо выделялся генерал-губернатор Восточной Сибири, граф Николай Николаевич Муравьёв.
Эта затея без особого восторга была встречена правительством и профессиональными дипломатами в Санкт-Петербурге. Считалось что Муравьёв и его единомышленники замыслили авантюру, которая пожалуй способна втянуть Россию в очень серьёзные дипломатические осложнения с ведущими мировыми державами.
Кроме того, сказывалось плохое знание дальневосточных реалий и общая малоизученность региона.
Например, считалось, что Сахалин является полуостровом, а устье Амура мелководно и недоступно для прохода крупных кораблей - следовательно, не представляет особого интереса в стратегическом отношении.
И вот здесь Муравьёву очень помог другой энтузиаст, адмирал Геннадий Иванович Невельской (портрет ниже) - который доказал, что Сахалин является островом, что устье Амура доступно для самых крупных морских кораблей, и который основал близ этого устья город Николаевск-на-Амуре.
Невельской_Геннадий_Иванович.jpg

После прихода к власти Александра II, дело пошло веселее.
Граф Муравьёв, умело играя на страхах и стереотипах, умудрился присоединить к империи громадный регион без единого выстрела.
Китайцам он сумел внушить, что Россия является их союзником и покровителем, с которым очень выгодно дружить и которому лучше передать Приамурье и Приморье, в обмен на союз против англичан и французов - потому что в противном случае, Россия просто не будет никак заинтересована в каком-либо участии в дальневосточных делах.
В Петербурге Муравьёв не уставал повторять о том, что коварные англичане (а также французы) ночей не спят, только и видят как бы прибрать к рукам дальневосточные земли.
После Крымской войны правительство очень нервно реагировало на любой признак угрозы со стороны Британии и Франции, поэтому аргументы Муравьёва воспринимались всерьёз.

Некоторое время шли споры о судьбе залива Посьета - удобной бухты, которая расположена к юго-западу от Владивостока, близ корейской границы.
Французы первыми открыли этот залив и назвали его Д'Анвиль.
Позже русские обследовали эту бухту и назвали по фамилии капитан-лейтенанта Константина Николаевича Посьета.
Затем, во время Крымской войны англо-французская эскадра вошла в этот залив, который получил наименование "Рейд Наполеона".
Следует отметить, что ни французы, ни англичане, не делали никаких попыток закрепиться на этих землях. Их визиты были случайными и носили сугубо временный характер.
В Петербурге вполне готовы были оставить залив Посьета под властью Китая, дабы совсем уж не отрезать Китай от Японского моря.
Корея в ту эпоху была совершенно отсталой окраиной мира и общая граница с ней никого не интересовала.

Однако Муравьёв сумел убедить китайцев в том, что если залив Посьета не войдёт в состав России - значит его обязательно захватят англичане или французы - и таким образом эта бухта станет чем-то вроде нового Гонконга. Опираясь на эту базу, англичане, вместе со своими союзниками французами, обязательно двинутся вглубь Китая, для захвата всей Маньчжурии и в конечном счёте самого Пекина.
В Петербурге Муравьёв упирал на то, что залив Посьета будет вот-вот захвачен англичанами или французами, и превращён в базу для завоевания всего Приморья и Приамурья, в результате чего Россия получит враждебный фронт на своих восточных рубежах.
Как результат - Муравьёву удалось присоединить залив Посьета к территории России (сейчас это Приморский край), без всякой войны и без особых возражения со стороны Китая. Таким образом, Китай оказался без выхода к Японскому морю, а Россия получила общую границу с Кореей.

17_4.jpg

144.jpg

Не ограничиваясь присоединением Приамурья и Приморья, Муравьёв настаивал на присоединении к Российской империи Монголии, Кореи, а в конечном счёте и всей Маньчжурии - вплоть до Великой китайской стены. По его инициативе были созданы Амурское и Уссурийское казачьи войска.
Существовал даже проект создания "Жёлтой Руси" - по аналогии с Малой и Белой Русью.
И этот проект был вполне осуществим. Если он не был реализован, то только по вине чиновников из правительства, которые не осмелились действовать быстро и решительно.
То есть, с проектом "Жёлтая Русь" произошло примерно то же самое, что в наше время произошло с проектом "Новороссия".

Помимо всего прочего, граф Муравьёв занимался активным укреплением Камчатки - благодаря чему удалось во время Крымской войны, сбросить в море англо-французский десант.

В 1858 году, в знак признания его особых заслуг перед государством, Муравьёву был присвоен титул графа Амурского, благодаря чему этот человек вошёл в историю под двойной фамилией Муравьёв-Амурский.
Любопытно, что при всём своём безоговорочном патриотизме, Муравьёв-Амурский был женат на француженке, и последние двадцать лет своей жизни почти не выезжал из Парижа (при том, что за ним в России всегда сохранялась должность члена Государственного совета). В Париже он и умер, был похоронен на Монмартре. В 1990 году его прах перевезли во Владивосток.
Ниже вы видите портрет этого человека.
Konstantin_Makovsky_Nikolay-Muravyov-Amursky_1863.jpg

Однако, активно расширяя свои пределы на юг и на восток, сумев поквитаться со многими противниками по Крымской войне, империя всё же не могла чувствовать себя вполне удовлетворённой до тех пор, пока не были сведены счёты с той страной, противостояние с которой вылилось в своё время в Крымскую войну.
Речь идёт об Османской империи. Или попросту - о Турции.

Османская империя была в разы больше современной Турции.
Дамаск и Бейрут, Иерусалим и Багдад, Хайфа и Мекка, Медина и Батуми, София и Варна, Пловдив и Салоники, Тирана и Приштина, Скопье и Подгорица, Ниш и Сараево, Констанца и Родос - это всё была Османская империя.
Даже те регионы которые претендовали на независимость, включая Сербию, Румынию и Египет - являлись всё-таки вассалами Османской империи.
Правда, турки после Крымской войны вели себя по отношению к России очень скромно и тихо, хорошо сознавая что разъярённый русский медведь ждёт лишь удобного момента для сведения счетов.
Но Александр II был верен своему принципу - ничего не забывать и помнить о неоплаченных долгах.
Единственное что останавливало царя, это крайнее нежелание воевать с турками напрямую. Ведь Александру удалось поквитаться с австрийцами и французами чужими руками. Австрийцев (при негласной поддержке России) сначала разбили французы, а затем пруссаки.
Французов разгромили войска Северогерманского союза, который как раз после победы над Францией был преобразован в Германскую империю.
Британской империи Россия тоже доставляла неприятности по большей части чужими руками - например, поддержав Северные штаты во время Гражданской войны в Америке.
Правда, на Кавказе и в Средней Азии русские действовали самостоятельно, но там им приходилось иметь дело с дикарями - то есть, с заведомо более слабым противником. Впрочем, этих дикарей Россия тоже частенько стравливала между собой, что облегчало их покорение.

После того как были сведены счёты с Австрией и Францией, а также после того как удалось изрядно насолить англичанам - Александр начал осторожное "переформатирование" большой российской политики.
Например, Россия начала сближение с Францией, которая была разгромлена и унижена немцами, перестала быть империей и уже не представляла опасности для России.
Через несколько лет после того как Франция потерпела поражение, Германия захотела добить её, потому что французы, как выяснилось, очень быстро смогли оклематься после войны, их экономика росла благодаря правильной и умелой финансово-экономической политике, а колонии Франции быстро расширялись. И самое главное, французы явно не желали примириться с потерей района Эльзас-Лотарингия, в стране были очень сильные реваншистские настроения.
Само сознание того, что их победили какие-то несчастные колбасники и пивовары, терпилы по жизни - коробило французов, которые не переставали говорить об этом на каждом углу.
В ту эпоху воинственность немцев была ещё в диковинку, молодую Германию с трудом воспринимали всерьёз. Французы продолжали считать себя сверхдержавой, величайшей и культурнейшей нацией мира - в отличие от всех этих выскочек, вроде англичан или немцев, которые случайно и сугубо временно (как казалось французам) обошли Францию.
Прекрасно видя всё это, "железный канцлер" Германии Бисмарк, решил раз и навсегда покончить с французской угрозой, ликвидировав единое французское государство в принципе.
Критический момент наступил в 1875 году, когда судьба Франции повисла на волоске.

Но к этому моменту в Петербурге уже оценили опасность, исходящую от молодого германского хищника. Поэтому Россия не позволила Германии нанести удар.
Немцы справилась бы с Францией один на один. Но воевать в то время на два фронта, одновременно против России и Франции, они явно не были готовы. Им пришлось отступить. Франция была спасена и надолго стала союзницей России.
Таким образом Александр "уравновесил" германскую опасность союзом с Францией - правда, оттолкнув при этом Германию и нажив в лице немцев, затаившего обиду врага.

Стало меняться и отношение Петербурга к Австрии, которая, после того как потерпела поражения в войнах с французами и немцами, перестала быть одной из ведущих мировых сверхдержав, но всё ещё представляла собой довольно серьёзную региональную державу.
Видимо у Александра была задумка натравить на турок австрийцев, без прямого участия России в грядущей войне.
И австрийцы вполне готовы были поживиться за счёт Турции, они шли на сближение с Россией, они облизывались на пограничные районы Османской империи (в первую очередь на Боснию и Герцеговину) - но всё же вступать в открытую схватку с Османской империей один на один, явно робели. А других серьёзных противников Турции, готовых вступить с ней в единоборство, на горизонте не просматривалось.
Так что, хочешь не хочешь, а приходилось русским готовиться к войне самим, при некотором участии не слишком надёжных союзников.

И подготовка шла.
В том числе, проводилась неплохая информационная компания, мозговой штурм, призванный настроить общественное мнение Европы в пользу России.
Особую роль играли материалы американского журналиста, женатого на российской подданной, Януария Мак-Гахана, печатавшиеся в газете "Дэйли Ньюс".
Как раз в это время, в
ходе подавления болгарского восстания, турецкие войска совершили массовые убийства мирного населения, погибли свыше 30 тысяч человек. Против проводившего протурецкую линию британского правительства Дизраэли, некоторыми журналистами и изданиями была развёрнута пропагандистская кампания, обвинявшая последнего в игнорировании жестокостей башибузуков (протурецких нерегулярных формирований). Публикации в "Дэйли Ньюс", вызвали волну общественного возмущения в Европе: в поддержку болгар высказались Чарльз Дарвин, Оскар Уайльд, Виктор Гюго и Джузеппе Гарибальди.
В июле - августе 1876 года, Дизраэли был вынужден неоднократно оправдываться и давать объяснения в парламенте. 11 августа, во время последних для него прений в нижней палате, Дизраэли оказался в полной изоляции и был подвергнут жестокой критике со стороны представителей обеих главных партий.

Виктор Гюго, в частности, писал в августе 1876 года во французской парламентарной газете: "Необходимо привлечь внимание европейских правительств к одному факту, одному совершенно небольшому факту, который правительства даже не замечают… Подвергнут истреблению целый народ. Где? в Европе… Будет ли положен конец мучению этого маленького героического народа?.."

В Англии лидер местной оппозиции Гладстон, издал брошюру " Болгарские ужасы и Восточный вопрос".
Телевидения в ту эпоху не существовало, поэтому брошюра оказала сильное воздействие на общественное мнение.

В России с осени 1875 года, началось массовое движение поддержки славянской борьбы против османского ига. В обществе развернулась широкая дискуссия: либералы приветствовали грядущую войну как освободительную, а консерваторы рассуждали о её возможных политических дивидендах, таких как захват Константинополя и создание славянской федерации во главе с монархической Россией.
На эту дискуссию наложился традиционный спор между славянофилами и западниками.
Славянофилы, как например писатель Достоевский, видели в войне выполнение особой исторической миссии русского народа, заключавшейся в сплочении вокруг России славянских народов на основе Православия.
Западники, как например писатель Тургенев, отрицали значение религиозного аспекта и считали, что целью войны является не защита Православия, а освобождение болгар.
При этом само собой разумеется, что и те, и другие, были патриотами - в хорошем, националистическом смысле этого слова.

В стихотворении Тургенева «Крокет в Виндзоре», королева Виктория открыто обвинялась в попустительстве действиям турецких изуверов.
В стихотворении Полонского «Болгарка», повествовалось об унижении болгарской женщины, отправленной в мусульманский гарем и живущей жаждой мщения.
Ниже вы видите картину художника Константина Маковского "Болгарские мученицы".



Османская империя оказалась в полной морально-информационной изоляции и была выставлена перед всем миром империей зла, с которой необходимо что-то делать.
Накал антитурецкий настроений, рано или поздно должен был привести к закономерному финалу - и финал в конце концов наступил.

В июне 1876 года Сербия, а за ней и Черногория, объявили войну Турции.
Россия и Австрия официально предостерегали против этого, но сербы не придали предостережению особого значения, так как были уверены, что Россия не допустит их разгрома турками.

26 июня 1876 года, император Александр II и канцлер (он же Министр иностранных дел России) Александр Горчаков, встретились с императором Австрии Францем-Иосифом и Министром иностранных дел этой страны Дьюлой Андраши, в Рейхштадтском замке, в Богемии (современная Чехия). В ходе встречи, было заключено так называемое "Рейхштадтское соглашение", на тот момент секретное, согласно которому, в случае если Турки одержат победу над Сербией и Черногорией - Россия и Австрия добьются возвращения статус-кво (то есть, Сербы и черногорцы ничего не потеряют); а если Россия и Австрия вступят в войну и разгромят Османскую империю, то Австрия получит часть Боснии и Герцеговины, а Россия вернёт себе юго-западную Бессарабию (отторгнутую у неё в 1856 году) присоединит к своим владениям порт Батум на Чёрном море.
Для Болгарии предусматривалась: либо автономия, либо независимость. Греция, Сербия и Черногория, должны были расширить свои границы - но ни в коем случае не слиться в единое государство. В случае же полного разгрома Турции, Константинополь должен был стать "вольным городом"...

Увы - довольно быстро выяснилось, что сербы и черногорцы явно переоценили свои силы.
В июле-августе 1876 года, сербская армия потерпела несколько сокрушительных поражений от турок, и 26 августа Сербия обратилась к европейским державам, с просьбой о посредничестве, для прекращения войны.
Туркам был предъявлен ультиматум - по результатам которого, Османская империя предоставила Сербии перемирие сроком на один месяц и согласилась начать переговоры о мире.

31 августа 1876 года, в Турции произошёл государственный переворот. Султан Мурад V был объявлен недееспособным по состоянию здоровья. Вместо него престол занял Абдул-Хамид II.

В течение месяца Россия пыталась договориться с Австрией и Англией о приемлемом варианте мирного урегулирования, который можно было бы от имени всех европейских держав выставить Турции.
При этом Россия предлагала оккупацию Болгарии русскими войсками (против чего возражали австрийцы) и ввод объединённой эскадры великих держав в Мраморное море (против чего возражали англичане)...
Тем временем срок перемирия с Сербией истёк - и турецкие войска возобновили наступление.
Положение Сербии стало критическим.
18 октября русский посол в Константинополе граф Игнатьев, предъявил туркам ультиматум о заключении перемирия на 2 месяца, требуя ответа в 48 часов.
Через двое суток, 20 октября, в Кремле, император Александр II произнёс речь, содержавшую аналогичные требования, и приказал произвести частичную мобилизацию 20-ти дивизий.
Турция приняла российский ультиматум.

11 декабря началась созванная по инициативе России Константинопольская конференция. На ней был выработан компромиссный вариант, по которому Болгария, и регион Босния и Герцеговина, получали автономию, под объединённым контролем великих держав.
Однако 23 декабря турки сделали интересный финт ушами: они заявили о принятии Конституции, провозглашавшей равенство религиозных меньшинств в империи. И на основании этого, Турция отказалась признать решения конференции.

15 января 1877 года, Россия окончательно договорилась с Австро-Венгрией. Австрийцы гарантировали свой нейтралитет - взамен на право оккупировать Боснию и Герцеговину.

В феврале 1877 года, Россия худо-бедно договорилась с Великобританией.
31 марта, шесть ведущих европейских держав, подписали специальный протокол, который имел характер ультиматума, адресованного Турции.
Однако 12 апреля, турки его отклонили, заявив, что это вмешательство во внутренние дела Турции, «противное достоинству турецкого государства».
В общем-то, положа руку на сердце - так оно и было. Однако такая неуступчивость турок, сыграла в конечном счёте против них самих. Великие державы проявляли крайнюю обидчивость, когда кто-то осмеливался отвергать их ультиматумы и рекомендации. В том числе и благодаря этому обстоятельству, русская дипломатия сумела обеспечить нейтралитет всех европейских государств в дальнейшем.

12 апреля 1877 года, Россия объявила Турции войну.

Следует отметить, что в Петербурге абсолютно не доверяли Европе, сильно подозревая европейцев в желании помочь Османской империи. Поэтому ставка делалась на быструю войну.

Уже в мае 1877 года, русские войска вступили на территорию Румынии.
Собственно румынские войска, начали активные боевые действия против турок только в августе, но это не играло роли - русским было достаточно того, что Румыния предоставила свою территорию в качестве плацдарма для удара по Турции.

Некоторые действия предприняли также сербские и черногорские войска. Плюс к этому, в составе русских войск действовало болгарское, армянское и грузинское ополчения.
Но нет никакого сомнения, что всю основную тяжесть войны, вынесли на своих плечах именно русские солдаты.

Русская армия прошла через территорию Румынии и в нескольких местах переправилась через Дунай.
Турецкая дунайская флотилия была блокирована минными заграждениями, огнём береговых батарей, и налётами минных катеров, переброшенных по железной дороге.

29 апреля русская артиллерия уничтожила башенный турецкий монитор "Лютфи-Джелиль", погибший со всей командой; 14 мая минными катерами был потоплен монитор «Хивзи Рахман».
Опешившие и деморализованные турки, не смоги воспрепятствовать форсированию Дуная русскими войсками - которые переправились через Дунай сразу в нескольких местах. После чего начали, словно воды потопа, заливать территорию современной Болгарии (и не только Болгарии).


Вверху, в заглавии этого поста, вы видите картину художника Николая Дмитриева-Оренбургского "Въезд Великого Князя Николая Николаевича Старшего в Тырново 30 июня 1877". Тырново - это древняя столица Болгарии.

Однако русские допустили две большие ошибки. Первая из которых заключалась в том, что войска занимали территорию широкими площадями, растрачивая силы на самые незначительные населённые пункты и глухие углы, не имевшие стратегической ценности. Русское командование не выделило главные, приоритетные направления ударов, не стало сосредотачивать основную массу войск для создания многократного перевеса и соответственно для стремительных кинжальных ударов по двум-трём основным, магистральным направлениям. Русские войска как бы растекались по турецкой территории. Это конечно выглядело эффективно на первый взгляд и давало повод для бесчисленных победных реляций, которые действовали убаюкивающе на некоторых не слишком дальновидных представителей командования.
Однако когда русские солдаты перешли балканские перевалы и путь на Константинополь был открыт, то оказалось, что достаточных сил для наступления на столицу Турции - уже не оставалось. Армия была распылена по всей немалой территории - и ударного кулака, в подходящий момент, наготове не оказалось...

Вторая ошибка заключалась в том, что изначально на фронт было послано меньше войск чем следовало.
Иметь большие резервы - это конечно неплохо. Но только не в том случае, когда из-за этого уменьшается количество ударных войск, следующих в первом эшелоне.

Эти две тяжёлые ошибки были допущены ещё и потому, что слишком много людей принимало участие в составлении плана ведения войны. Там не только профессиональные военные разработкой занимались, но и сам царь отметился, и "Великие князья". Каждая шишка старалась сунуть свой нос и что-то добавить от себя.
А ведь известно, что "у семи нянек дитя без глаз"...

Пока русские войска, подобно наводнению, медленно "заливали" северную часть Болгарии, стараясь не пропустить ни одного захолустья и не уделив особого внимания магистральным направлениям, турки не теряли времени даром. Они спешно перебрасывали в район боевых действий группировки войск, которые начали наносить удары именно на ключевых направлениях.
Так, переброшенный из Албании турецкий корпус Сулейман-паши, атаковал отряд русских войск под Старой Загорой, и вынудил русских отойти к Шипкинскому перевалу.

Другой корпус, под командованием Осман-паши, совершил марш-бросок из крепости Видин в Плевну (имевшую серьёзное стратегическое значение) и свободно занял эту крепость, пока русские щёлкали клювами.
Спохватившись через некоторое время, русское командование, один за другим, организовало два штурма Плевны - но было уже поздно. Эти штурмы провалились.

Пришлось переходить к обороне. Были срочно запрошены подкрепления из России, и призваны на помощь румынские союзники.
Однако подтянуть необходимые резервы из России, удалось только к концу сентября, что серьёзно затянуло ход боевых действий.

Впрочем, даже после того как подкрепления подошли, русские не поторопились взять инициативу в свои руки. Не было предпринято попытки прорваться к Константинополю.
Началась блокада Плевны - сопровождаемая кровопролитными штурмами тех или иных предместий. Пар опять начал уходить в свисток. А русским войскам - явно не хватало инициативного главнокомандующего с широким кругозором и стратегическим мышлением, у которого никто не путался бы под ногами.
Не было в той войне у русских своего Суворова, или хотя бы Кутузова...

Зато инициативу попытались проявить турки.
Пока русские сосредоточили всё своё внимание на одной Плевне, турецкое командование решило в ноябре организовать наступление по всему фронту.

Западная турецкая армия, предприняла наступление 10 ноября. Это наступление было отбито русской армией под командованием генерала Иосифа Гурко.
Восточная турецкая армия перешла в наступление 13 ноября.
22 ноября турки одержали серьёзную победу. Восточный фронт русских был прорван. Буквально через день, турки могли бы быть в городе Тырново, где захватили бы огромные обозы, склады и артиллерию.
Однако турецкие войска не развили свой успех. Целые сутки они бездействовали и окапывались.
За это время русские успели исправить положение, перебросив войска на оголённый участок...

28 ноября, наконец удалось добиться капитуляции турецкого гарнизона Плевны.
После этого русская армия, наконец перешла в наступление по всему фронту. Возобновила военные действия против Турции сербская армия.
23 декабря 1877 года, русские войска заняли Софию. 8 января был взят Адрианополь...

Так развивались боевые действия на главном, европейском театре войны.
Однако существовал ещё и кавказский фронт - который изначально планировался как сугубо второстепенный.

Но здесь турки предприняли нетривиальный ход.
Они, через своих эмиссаров, подняли мятеж в Абхазии.
На помощь восставшим абхазам, пришла турецкая эскадра, в составе пяти броненосцев и нескольких вооружённых пароходов.
Сухуми был подвергнут двухдневному артиллерийскому обстрелу, после чего в городе высадился десант.
Русские войска отступили. К июню 1877 года, всё черноморское побережье Абхазии, от Очамчиры до Адлера, было занято турками.
Воодушевлённые этими событиями, подняли мятеж горцы Чечни и Дагестана - отвлёкшие на себя довольно крупные силы.

Правда, закончилась эта эпопея для восставших, очень печально. Целый ряд аулов был уничтожен, некоторая часть жителей была переселена с гор на равнину, а 12 зачинщиков восстания были публично повешены на рыночной площади в Грозном.

Следует отметить что российские власти добились успеха, помимо прочего, ещё и тем, что активно привлекали к борьбе с повстанцами местное население (из числа тех же чеченцев и дагестанцев).
Например, за каждого живого или убитого (без разницы) мятежника, выдавали на руки 25 рублей - сумма очень серьёзная по тем временам.
Конечно, это породило немало злоупотреблений. Было убито много ни в чём не повинных людей, которые попались под руку любителям лёгкой наживы. Дошло до того, что люди просто боялись выйти из дома, боялись подойти к дороге. Много было сведено личных счётов...
Но так или иначе, пусть и путём тотального террора, и многочисленных несправедливостей - мятеж (особенно опасный тем, что произошёл в военное время) удалось погасить.

Получившие подкрепления и перешедшие в контрнаступление русские войска, 19 августа взяли Сухуми.
6 ноября, после трёхнедельной осады, русскими войсками был взят Карс.

Таким образом, к началу 1878 года, стало ясно, что Османская империя, однозначно терпит поражение.
Однако это поражение не было сокрушительным, всеобъемлющим и безоговорочным.
Турция оказала на удивление сильное сопротивление - сражаясь в одиночку против России, Румынии, Сербии и Черногории, при враждебном отношении к турецкой власти со стороны местного христианского населения, в условиях практически полной международной изоляции.
Турецкие солдаты были вооружены самыми современными на тот момент винтовками английского и американского производства. Турецкие офицеры проходили обучение у немецких инструкторов.

Русские войска на Кавказском фронте, застряли под Эрзерумом, который так и не смогли взять. Мешали сильные холода, глубокие снега закрывшие горные перевалы, и болезни, косившие солдат похлеще боевых действий.

Наступало время мирных переговоров...

19 января 1878 года, в Адрианополе были подписаны предварительные условия мира и заключено перемирие с определением демаркационных линий для обеих воюющих сторон.
Однако условиями мира оказались недовольны румыны и сербы, а главное — определённые политические круги в Англии и Австрии.
Британское правительство потребовало у парламента новых кредитов для мобилизации армии.
1 февраля в Дарданеллы вошла британская эскадра.
В ответ на это, русский главнокомандующий на другой же день двинул войска к демаркационной линии.

Заявление русского правительства о том, что ввиду действий Англии, решено занять Константинополь, побудило англичан к сговорчивости, и 4 февраля последовало соглашение, согласно которому британская эскадра должна была отойти на 100 километров от Константинополя, а русские обязывались возвратиться за свою демаркационную линию.

19 февраля 1878 года, после ещё двух недель дипломатического маневрирования, был наконец подписан Сан-Стефанский мирный договор.

php8tFGjs_Ist.-11_18-zanyatie-dlya-skachivaniya_1.jpeg

Согласно условиям договора, Россия получила Южную Бессарабию, а также Батуми, Карс и Ардаган.
Болгария получила широкую автономию.
Румыния, Сербия и Черногория, признавались полностью независимыми (в сущности они и так были реально независимы к тому времени), их территория заметно увеличивалась.
Увеличивалась также территория Греции.
Австрия получала право на оккупацию Боснии и Герцеговины.
Турция выплачивала России большую контрибуцию...

Условия этого мира вызвали очень большое недовольство и беспокойство у европейских государств, которые опасались, что огромная и абсолютно зависимая от России Болгария, очень быстро войдёт в состав Российской империи, в результате чего Россия получит прямой выход к Эгейскому морю.
Вообще, тотальное ослабление Турции - порождало совершенно новые реалии, к которым многие в Европе оказались неготовы.
Недовольны были и вчерашние союзники России - сербы и румыны - которые, по их мнению, получили слишком мало.
Понятно, что недовольна была и Турция...

Таким образом, очень быстро начала складываться ситуация, крайне тревожная для России. Уже Россия, стала потихоньку оказываться в международной изоляции.
Турцию уже никто не боялся - зато начали бояться Россию.

Трудно сказать, насколько реальной была угроза новой войны. Но русское правительство решило, на всякий случай, действовать на упреждение. В Туркестане был размещён специальный армейский корпус, задачей которому ставилось, в случае начала войны с Британской империей, движение на Индию, через территорию Афганистана. К Афганскому эмиру Шир-Али, отправилась миссия во главе с генералом Николаем Столетовым.

В то же время, русской дипломатии была поставлена задача - сделать всё от себя зависящее, дабы не допустить новой серьёзной войны.
России пришлось пойти на определённые уступки, одна из которых заключалась в том, что Сан-Стефанский мирный договор был объявлен "предварительным" - а следовательно, мог быть пересмотрен.
Это немного снизило накал страстей. Европейцы решили добиться отмены условий Сан-Стефанского мирного договора, дипломатическими средствами.

1 июня 1878 года, начал свою работу Берлинский конгресс - который длился месяц - по 1 июля.
На Конгресс были приглашены представители самых разных стран - даже таких, которых это практически не касалось. Например, представители Ирана и Италии (впрочем - Иран таки сумел оторвать для себя один пограничный с Турцией городок).
Но реально бал правили конечно представители великих держав.

Это была настоящая война дипломатов!
Россия подверглась тотальному международному натиску - но при этом дралась умело и ожесточённо.
Воистину следовало бы снять отдельный фильм об этой эпопее, этой войне умов!..

Берлинский конгресс завершился принятием Берлинского трактата, который был подписан всеми заинтересованными сторонами и который худо-бедно подвёл черту под противостоянием. После заключения этого Трактата, в Европе на 34 года наступил мир.

Согласно условиям Берлинского Трактата, Россия сохранила за собой почти всё, что отошло к ней по условиям Сан-Стефанского мирного договора - включая Южную Бессарабию, Батуми, Карс и Ардаган.
Так же как и Сан-Стефанский договор, Берлинский Трактат подтвердил полную государственную независимость Румынии, Сербии и Черногории. При этом территория Румынии увеличивалась ещё больше. Сербия отказывалась от некоторых претензий к Турции, но зато получала кое-что из тех земель, которые предназначались Болгарии. Черногория получала гораздо меньше, чем планировалось в Сан-Стефано (хотя, тем не менее, кое-что получала, включая выход к Адриатическому морю). Босния и Герцеговина оказывалась под австрийской оккупацией. Территориальный спор Турции с Грецией, подлежал урегулированию в дальнейшем (и действительно был урегулирован через три года, когда Греция получила Фессалию).
Что касается Болгарии, то она серьёзно уменьшалась территориально и кроме того, её территория делилась на две части: одна часть (север и запад) получала широкую автономию; вторая часть (юг) получала менее широкую автономию. Эта вторая часть, получила название "Восточная Румелия".

В России подписание Берлинского Трактата, было встречено общественностью в штыки. Дипломатов обвиняли чуть ли не в капитуляции. До сих пор у немалой части историков принято считать, что Россия тогда прогнулась, опростоволосилась и опозорилась. И в советскую эпоху господствовала примерно такая же точка зрения...

Между тем, если отбросить эмоции и рассуждать хладнокровно, то никаких оснований для подобных упрёков нет.
Россия (именно сама Россия), повторюсь - почти ничего не потеряла, подписав Берлинский Трактат. К ней отошли - и Южная Бессарабия, и Батуми, и Карс, и Ардаган.
Даже у болгар - нет серьёзных оснований для обид. Им подарили независимость, завоёванную для них русской (отчасти сербской, черногорской и румынской) кровью. Да - не в тех границах, в каких им хотелось бы. Но всё-таки, им подарили государство, которого у них не было 500 лет.
А что касается территории, то напоминаю - всего через семь лет после заключения Берлинского Трактата, в 1885 году, Болгария сумела объединиться с Восточной Румелией, в единое государство, абсолютно мирным путём, без всякой стрельбы.

Те уступки, на которые пошла российская дипломатия на Берлинском конгрессе, совершенно не стоили новой большой войны.

Российская империя, разгромившая Турцию и поквитавшаяся практически со всеми своими противниками по предыдущей, Крымской войне - подходила к кульминационной точке своего развития...

ПРОДОЛЖЕНИЕ СМОТРИТЕ ЗДЕСЬ: https://ogbors.livejournal.com/988867.html



Tags: масоны
Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments