Category:

Социализм говорите?..

В нашей стране довольно много людей, которые реально, или сугубо на словах, мечтают о возвращении советской власти. При этом они чаще всего говорят примерно так: «Я хочу, чтобы в страну вернулся социализм». Или: «Я хочу, чтобы к власти вернулись коммунисты».

Однако чаще всего, люди которые так говорят (если они вообще говорят искренне и не под воздействием минутного раздражения), вкладывают в свои слова довольно-таки расплывчатый смысл. Фактически, каждый из них, под определением «социализм», подразумевает нечто сугубо своё, зачастую абсолютно несхожее с тем, что под тем же самым словом «социализм», подразумевает его сосед, или брат, сват, знакомый. И как раз может быть в этом абсолютном разброде представлений о природе социализма, заключается причина того, что коммунистическая идея в нашей стране — с одной стороны, как бы пользуется симпатиями немалой части общества; но с другой стороны, не получает от общества сколько-нибудь серьёзной поддержки. И поэтому у руля находятся антикоммунистические силы. Жёстко антикоммунистические. Не надо ложных иллюзий — Путин точно такой же «рыночник» и антикоммунист, как и Чубайс. Разделение на «патриотов» и «либералов», в среде правящей «элиты» — это забавная лажа для дурачков.

Итак, что же такое коммунизм?

Коммунизм, если отбросить лишнее словоблудие, это такое идеальное общество хороших людей, движимых только высокими духовными порывами и напрочь лишёнными корыстолюбия, подлости и глупости — которое априори невозможно создать в широких масштабах, в виду того что мы все очень разные. Но тем не менее, с глубочайшей древности, из века в век, люди пытаются что-то такое сварганить, хотя бы в отдельно взятом месте, из отдельных представителей себе подобных.

Общины иессеев в дреней Палестине (есть предположения что с иессеями общался в молодости Иисус Христос, что от них же многого нахватался Иоанн Креститель), первые общины ранних Христиан, монахи-подвижники уходившие в безлюдные места, сектанты переселявшиеся за океан (например пуритане), первые общины (курени) казаков, уходившие в леса староверы, утописты мечтавшие о создании «города солнца» на каком-то отдалённом острове, создатели легенд о неких «Блаженных островах» и о затерянной в межгорных котловинах Шамбале, идеалисты-революционеры мечтавшие вывести особую породу людей (а неисправимых — в расход), — это всё арии из одной и той же оперы. Это попытки людей, создать на земле филиалы рая — хотя бы в отдельно взятых местах, порой даже путём насилия.

И когда исламские фундаменталисты пытаются время от времени создать в том или ином месте особые государственные образования, в которых вся жизнь строилась бы по законам шариата — это всё те же яйца, только в профиль.

Тем не менее, несмотря на все усилия, несмотря даже на горы трупов и тотальный террор, который использовался некоторыми строителями анклавов счастья на планете — подобные попытки всегда заканчиваются одним и тем же. То есть — полным крахом. Причём, население воспринимает такой крах обычно с облегчением. А идеалистов из числа строителей всеобщего счастья — как правило, долго потом проклинает...

А почему?..

Для того чтобы получить полный и всеобъемлющий ответ на этот вопрос — не надо заниматься философией и штудировать фолианты, исписанные некими бородатыми профессорами. Нет! Просто попробуйте пожить где-то с пол-года (хотя бы) в коммуналке, или ещё лучше в общаге-хостеле.

Я ни в коем случае не берусь утверждать, что там вашими соседями обязательно окажутся злобные маргиналы, наркоманы и алкоголики. Вовсе нет! Вполне возможно, что ВСЕ ваши соседи, будут лучше вас во всех отношениях.

И тем не менее, вы будете рады-радёшеньки, когда у вас появится возможность переехать в отдельное жилище — пусть даже непрезентабельное.

Ведь мы же все люди. Живые люди — а не машины. Каждый из нас — это отдельный микрокосм. Причём, чем больше в нас индивидуальности, чем богаче наш внутренний мир, чем своеобразнее наше неприкосновенное пространство — тем в большей степени мы отличаемся от животных. 

То есть: это очень хорошо, это просто прекрасно, что мы такие индивидуалисты.

Но тут сам собой возникает вопрос: Если люди такие индивидуалисты, то почему же тогда они, с завидным постоянством, вновь и вновь, пытаются наступить на одни и те же грабли? В смысле — почему они постоянно пытаются воссоздать, то тут то там, на тех или иных условиях, под прикрытием той или иной идеологии, что-то вроде коммунистического рая (заранее обречённого на последующую деградацию)? Отчего противников коммуналок — тем не менее что-то тянет в коммуналки?..

Дело в том, что ДУХ — это одно. А бренное ТЕЛО — это совершенно иное.

Наш дух, наша особая энергетика — это то, что ОТДАЛЯЕТ нас от мира животных. А наше тело, наш организм со своими потребностями — это то, что СБЛИЖАЕТ нас с миром животных.

Дух требует свободы. А организм требует еды, питья, тепла и ласки.

Поэтому человек, постоянно мечется между двумя крайностями: с одной стороны, он хочет чтобы о нём заботились — примерно так, как хороший хозяин заботится о своём стаде. Человеку хочется чтобы его кормили, поили, лечили, обеспечивали ему охрану и крышу над головой... Но с другой стороны, человеку страшно НЕ хочется, чтобы кто-то вмешивался в его индивидуальный мир, ограничивал его личное пространство, указывал ему как жить, что именно есть и пить, с кем спать, и так далее.

Люди, как правило, согласны, чтобы о них заботились, как о любимых овечках. Но при этом те же самые люди, обычно не хотят, чтобы их стригли и доили как овечек, чтобы их искусственно случали, или наоборот кастрировали, чтобы их пускали на шашлыки, а из шкур делали какие-то полезные вещи.

Поэтому, люди постоянно шарахаются из крайности в крайность: с одной стороны — они мечтают создать общество всеобщего равенства, где не требуется вести борьбу за выживание, отпихивая конкурентов локтями. То есть — они хотели бы быть на равных с самыми успешными, умными и сильными людьми, без всяких усилий со своей стороны. Но с другой стороны — они вовсе не хотели бы, чтобы с ними были на равных (опять же — без борьбы) те, кто в повседневной жизни стоит ниже их на социальной лестнице. Когда человек видит впереди себя какого-то более успешного индивидуума, он обычно рассуждает так: «А с чего этот шишкарь имеет всего больше чем я? Чем это он лучше меня! Как несправедливо устроен этот мир! Значит этот мир нужно в корне изменить!» Но когда тот же самый человек видит кого-то, кто находится позади, то начинаются уже рассуждения другого толка: «А с чего это вдруг я должен жить на равных с этим несчастным лодырем и алкашом? Если он хочет жить так же как и я — пусть крутится, пусть прилагает усилия, пусть сам пробивает себе дорогу в жизни упорным трудом! Я ему ничего не задолжал!..»

Иногда человек умеет приспособиться так, чтобы получалось усидеть на двух стульях сразу. То есть, он как бы обеими руками за коммунистическое будущее, он вообще коммунист до мозга костей — но при этом он работает не в колхозе, а в конторе. И живёт в отдельной квартире, а вовсе не в коммуналке. Он готов идти в бой под знамёнами Маркса и Ленина — но в качестве командира, или комиссара. Он готов строить социализм — в качестве видного партфункционера...

И вот на этом-то спотыкаются все попытки создать общество всеобщего равенства: всем нравится быть равным с министром, артистом, или писателем — но мало кому нравится равенство с дворником, сантехником, или грузчиком. Человек мечтает оказаться на месте Юрия Гагарина, маршала Жукова, или писателя Шолохова. Но мало кто мечтает оказаться скотником или дояркой на колхозной ферме.

Помню как один знакомый кхмер (то есть — житель Камбоджи, Кампучии) рассказывал, что когда в их страну вступили вьетнамские войска, освободившие Кампучию (современную Камбоджу) от полпотовцев — он уже не мог ходить. Потому что полпотовцы выдавали на сто человек, в день, один килограмм риса. И при этом требовали, чтобы люди работали. Это так они коммунизм пытались построить — загнав всех в деревни, упразднив деньги и города, уничтожив практически все признаки цивилизации.

Сегодня некоторые люди проявляют живой интерес к тому «социальному эксперименту», который провели в Кампучии полпотовцы. Но вряд ли эти люди захотели бы оказаться в трудовой сельской коммуне, где люди получали килограмм риса в день на сто человек...

Итак, коммунизм как таковой — оказался несбыточной мечтой для всех, кто когда-либо где-либо пытался его построить под той или иной вывеской.

Но вот социализм — тут уже всё реальнее, здесь уже есть о чём поговорить. Потому что существует немало таких государств, в которых действительно была, или сохраняется в данный момент, такая форма правления, которую принято именовать социализмом.

Однако при ближайшем рассмотрении, начинает выясняться, что единой модели социализма — как бы и не существует. В каждой стране — был (если был) или есть в данное время, СВОЙ социализм, который иногда очень сильно отличается (отличался) от социализма в других (порой даже соседних) странах. 

Например, социализм в Албании, очень серьёзно отличался от социализма в соседней Югославии. А Югославский социализм, в свою очередь — заметно отличался от социализма венгерского, румынского, или болгарского. Социализм в Польше — это было одно. А социализм в Северной Корее — совершенно другое. Социализм в Восточной Германии — мало был похож на социализм ангольского, кубинского, эфиопского, или китайского образца.

И более того, в одной и той же стране, в разное время — под социализмом понимались совершенно разные вещи.

Например, в Китае можно выделить четыре разных периода социализма. Это социализм ДО «Великого скачка» и «Культурной революции», социализм эпохи «Великого скачка» и «Культурной революции», социализм в период между завершением «Культурной революции» и началом реформ Дэн Сяопина, и наконец социализм современного периода, то есть социализм эпохи реформ, начатых Дэн Сяопином. Жизнь в Китае, на протяжении этих четырёх периодов — была ОЧЕНЬ неодинаковой.

В Советском Союзе, можно выделить девять периодов. Это, во-первых, советская власть ДО НЭПа (то есть — период «военного коммунизма»), во-вторых, период НЭПа, в третьих — период между сворачиванием НЭПа и началом Великой Отечественной войны (эпоха индустриализации и коллективизации), в четвёртых — период Великой Отечественной войны, в пятых — период между окончанием Великой Отечественной Войны и смертью Сталина (позднесталинский период послевоенного восстановления), в шестых — период от смерти Сталина до прихода к власти Брежнева («хрущёвская оттепель»), в седьмых — период правления Брежнева («эпоха застоя»), в восьмых — период от смерти Брежнева до прихода к власти Горбачёва (эпоха большого междуцарствия, или андроповская эпоха), и наконец в девятых — период правления Горбачёва («эпоха перестройки»).

Во все эти девять периодов, жизнь в СССР — была очень разной. Не говоря уж о том, что было очень серьёзное отличие в жизни разных регионов Советского Союза. Настолько, что советский человек, приехавший с Дальнего Востока или из Сибири, в Грузинскую, или в Армянскую ССР — чувствовал себя, без преувеличения, в совершенно ином государстве. Равно как и человек, приехавший из Вологды в Ригу, из Рязани в Кишинёв, из Ярославля в Ташкент, либо из Саратова в Таллин.

И вот теперь я хотел бы спросить всех тех, кто мало-мальски всерьёз мечтает о возрождении Советского Союза, или о возрождении Советской власти в России без воссоздания СССР: А что вы подразумеваете под такими словами как «социализм», или «советская власть»? Вот вы лично — какой смысл вкладываете в эти слова? Какой именно социализм вы хотели бы возродить? Какого конкретно образца?.. Если это что-то такое, чего не было раньше нигде — не могли бы вы пояснить детально, о чём идёт речь?..

У тех кто хотел бы возрождения Советского Союза как такового, я хотел бы спросить: Советский Союз какой именно эпохи, вы хотели бы возродить? Какие именно республики, по вашему мнению, должны войти в состав этого государства? И каким образом? Путём войны? Или как-то иначе?..

А у тех кто употребляет слово «коммунизм», я хотел бы поинтересоваться: А что вы подразумеваете под этим определением? Как должен выглядеть, хотя бы в общих чертах, тот коммунизм, который вы хотели бы видеть в качестве государственного строя? Как вы вообще себе это представляете?..

Меня порой упрекают в том, что я пишу свои статьи в безапелляционном тоне, как некие проповеди, или директивы, обязательные к исполнению.

Хорошо — вот в этот раз, я предлагаю высказаться именно читателям. Ваши комментарии, на этот раз, будут, фактически, не столько комментами, сколько ответами на поставленные здесь вопросы. То есть — ваши ответы станут как бы частью этого поста. Таким образом, это уже будет не моя «проповедь» — это наша с вами общая дискуссия.

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
Никто не знает как коммунизм выглядит, хоть этих коммунистов и было 18 млн.
Самое смешное, что они были в основном безбожники и все время с ехидцем спрашивали у верующих, кто мол Бога видел. Но сами коммунизма даже на чертежах не видали, а тока рассказывали как всем будет хорошо и замечательно при этом коммунизме и устраивали разные экономические и социальные эксперименты, отодвигая сроки наступления всеобщего щастья на дцать лет, до правления другого гениального вождя.